Летописец тайного сыска

Московский студент изучает историю российской жандармерии

13 ноября 2006 в 00:00, просмотров: 402

Что нам известно о жандармах? Из школьной программы мы помним лермонтовские строчки: “И вы, мундиры голубые, и ты, послушный им народ”. И что еще они были главными душителями революционных идей, гонителями гражданских прав и свобод. Но оказалось, что история отечественного тайного сыска гораздо интереснее и шире, чем школьные штампы. Именно она стала предметом серьезного научного исследования студента 5-го курса истфака Московского университета Владимира Хутарева-Гарнишевского. За свою исследовательскую работу о жандармах он получил солидный грант от одной общественной организации.


— Мое исследование называется “Кадровая политика политической полиции Российской империи”. Я начал работу с изучения корпуса жандармов, с того, кого и как туда принимали. Брали в политическую полицию далеко не всех. Отбор был очень жесткий, 70% личного состава — из потомственных дворян. Но одно происхождение не давало права служить в тайном сыске. Претенденты должны были еще сдать трудные экзамены, во время которых проверялись не только знания и общая подготовка, но и способность человека мыслить нестандартно. Например, один из вопросов звучал так: “Что содержит спичечная бандероль?” Испытуемый должен был сообразить, что речь идет об обычном коробке спичек, пересылаемом по почте.

— То есть в жандармы брали далеко не всех желающих?

— Нет, хотя был определенный кадровый голод — служба в политической полиции не считалась престижной среди российской аристократии. К тому же, как я сказал, были очень высокие требования — обязательное знание немецкого и французского языков, хороший общий кругозор, начитанность. Кроме того, претендент не должен был иметь долгов и зависеть от кого-либо материально. Каждого человека тщательно проверяли. Например, если офицер из обычного армейского полка хотел стать жандармом, то после сдачи экзаменов ему приходилось ждать вызова до двух лет. Все это время он находился под наблюдением, следили буквально за каждым его шагом. И только потом, после анализа всех его поступков и контактов, решали, брать ли претендента на службу. Эти методы проверки, кстати, потом плавно перекочевали в НКВД и КГБ.

— Что еще помимо безупречного послужного списка и “чистой” биографии требовалось будущего тайного агента?

— Приветствовалось умение говорить по-польски и по-фински, ведь многие революционеры (а именно с ними боролась тайная служба) скрывались в Польше и Финляндии. Ценилась личная скромность. С теми, кто жил не по средствам, без жалости расставались.

— Чему учили будущих жандармов?

— Основам сыскной деятельности, но не только этому. Помимо специальных наук они изучали историю революционных движений , фотодело, дактилоскопию и даже восточные единоборства — джиу-джитсу.

— Им вроде бы неплохо платили?

— Да, но большинство работали не столько за деньги, сколько за идею. Это были люди, фанатично преданные своему делу и уверенные в том, что спасают Россию от революционной заразы.

— А как обстояло дело со взятками? Не было среди “голубых мундиров” “оборотней в погонах”?

— Бывало, что и брали. По крайней мере дела о взятках сохранились. Но это случалось крайне редко.

— Ваше исследование станет основой диплома?

— Вероятно. В будущем я хочу заниматься этой темой. Она, к сожалению, плохо изучена и практически не представлена в современной историографии.




Партнеры