Кто знает про самое важное?

В театре у Фоменко кино вкалывает на театр

15 ноября 2006 в 00:00, просмотров: 641

В театре “Мастерская Петра Фоменко” ищут самое важное. “Самое важное” — так называется последняя премьера “Мастерской”, поставленная по роману Михаила Шишкина “Венерин волос”, в прошлом году номинированного на Букеровскую премию. На успех или провал обречена инсценировка большого сложного романа с многослойными временными построениями?


Спектакль начинается как киносеанс, очевидно, подчеркивая этим, что самым важным на театре теперь является кино. Режиссер Евгений Каменькович использует экран для титров, для демонстрации фильма “Стенька Разин”, просто зимних пейзажей и видов Рима с Ватиканом да Парижа с Эйфелевой башней. Но это, пожалуй, один из немногих, если не единственный пример, когда не театр работает на кино, а кино добросовестно вкалывает на театр.

Во всяком случае, в “Самом важном” экран — как уместная ремарка, острота-шутка да и вообще отдельный персонаж. В век глобальных компьютерных технологий он полностью оправдывает свое древнее название — великий немой выступает великим свидетелем времени. А время в “Самом важном” распадается на прошлое — жизнь провинциальной семьи (папа, мама, две девочки и сын) и современность (наши беженцы в Европе), которую время от времени рассекает древность в виде иллюстраций писем “любезного Навуходонозавра”.

На связи времен, которая, как известно, распалась, Каменькович выстроил спектакль. И в поисках не “венериного волоса”, а “самого важного”. Прошлое на скромном театральном пространстве пахнет елкой с мандаринами, заснеженным катком с привязанными к валенкам коньками, гимназическим непослушанием. Не говоря уже о запахах грязных медицинских бинтов в госпиталях Первой мировой войны. Ретро, как будто его знал, блестяще играет молодой ансамбль “Фоменок”: Михаил Крылов, Томас Моцкус, Рустэим Юскаев, Галина Кашковская (каждый — по шесть—восемь ролей).

И только одна роль у Мадлен Джабраиловой — роль девочки Бэллы, выросшей в эстрадную диву Изабэллу. Она — путеводная ниточка в этой семейной саге — являет яркую актерскую работу. Джабраилова, которая прежде была на вторых ролях, все больше заявляет себя как героиня, внутри которой живет тонкий инструмент, который как-то легко и естественно настраивается и перестраивается на любую эмоцию, любое движение души. Вот она легкомысленно мчится на коньках, открывает для себя первый поцелуй, первый сексуальный облом, мужское тело… И тут же объясняет толмачу (Иван Верховых — тоже обладатель единственной роли, выступает в спектакле рассказчиком) что-то важное в жизни.

А что важное? Путь от понимания жизни к полному ее непониманию. Это произносит толмач, фразу фиксирует экран. Каменьковичу удалось вычислить формулу важного — если не жизни, то построения столь многослойного спектакля. Во-первых, за счет инсценировки облегчено местами тяжеловесное повествование романа. Во-вторых, элегантно и просто протянута идея реинкарнации, когда жизнь героя из прошлого продолжилась в будущей жизни другого героя. Особенно показательна в этом смысле училка Галпетра (Галина Петровна) в исполнении Полины Кутеповой. Нелепое существо в старомодной мохеровой шапке на затылке, очках, войлочных сапогах и с карикатурным рисунком на спине, прикрепленным чьей-то школярской рукой.

Выясняется, “Самое важное” можно познать на театре минимальными средствами. Сценограф Владимир Максимов, похоже, ничего особенного не изобрел: лишь по заднику пустил красные плоскости. Обычная крашеная фанера или ДСП, что ходит по вертикали и горизонтали, то сжимается в “Красный крест”, то пугает перспективой теней, то манит синим цветом надежды. Они-то и создают мир, где никто не знает, что же в нем самое важное.




Партнеры