Стреляющие высоты

В Чечне зачищают товарищей Рамзана Кадырова

16 ноября 2006 в 00:00, просмотров: 583

В Чечне грядут большие перемены. Это видно даже по официальным сводкам. Тревожные заявления командующего Объединенной группировкой генерала Баряева давно так не противоречили оптимистическим реляциям местных силовиков. Назначение заместителя министра внутренних дел Чечни “из русских” также сопровождалось официальными нелестными комментариями в отношении чеченской милиции. Да и простой российский обыватель начал забывать, как выглядит Рамзан Кадыров, вдруг исчезнувший из телевизора.

За последние дни на Кавказе произошло три знаковых события. Дезертирство трех мордовских милиционеров, разоружение бывшей спецгруппы ФСБ “Горец” и снятие с должности руководителя временной оперативной группировки МВД России.

Спрятанный генерал

Генерал-лейтенант Олег Хотин руководил милицейской группировкой в Чечне почти три года. Политик Кадыров-младший вырос на его глазах, и Олег Валентинович был с Рамзаном Ахматовичем в доброжелательных отношениях, что внешне выражалось в совместных инспекциях, разрезаниях ленточек, выступлениях на совещаниях. В этом нет ничего плохого. Однако во властных структурах республики и округа Олег Хотин, по нашей информации, считался еще и человеком, поддерживающим Рамзана Кадырова. В этом также формально нет ничего плохого — все-таки Рамзан официальный премьер. Но теперь, когда позиции Кадырова в Москве, похоже, ослабли, Олега Хотина тихо вывели из кавказской игры.

Президент Путин подписал указ об освобождении генерала Хотина с занимаемой должности и назначении его начальником ГУВД Воронежской области 9 ноября. Через два дня после массовой гибели мордовских милиционеров в горной Чечне. А за четыре дня до указа, 5 ноября, в этом же мордовском отряде при обстреле погиб прапорщик Чекайкин. За такие потери милицейского начальника должны были наказать, а его пересадили опять в генеральское кресло. Но если вдуматься, то Хотина понизили. На Кавказе он занимал две должности — руководителя группировки МВД и замначальника главного управления МВД по Южному федеральному округу. В Воронеже он сам будет начальником, но статус округа выше статуса области. Престижнее и перспективнее. К тому же Хотину не пятьдесят лет, чтобы расценивать мирный Воронеж как награду за долгую службу на Кавказе. Хотину всего 42 — это целеустремленный и удачливый генерал-лейтенант, имеющий правительственные награды и диплом Общевойсковой академии имени Фрунзе. В Чечне ему самое место. Здесь для него и слава и карьера. И возможность приложить свои академические знания. И шанс оправдаться перед Мордовией. А генерала — в Воронеж.

То, что его перевели без нагоняя и явного понижения, можно объяснить скрытностью главнокомандующего. Путин помнит о погибших мордовцах, слышит доклады Баряева, но действует бесшумно, как разведчик. И если производит кадровые перестановки перед главным ударом, то особо об этом не распространяется. Не войну ж в самом деле объявлять.

Сбежавшие смертники

Во вторник стало известно о трех мордовских милиционерах, дезертировавших из сводного отряда, командированного в Чечню. Ребята привезли в Моздок трупы семи своих товарищей, погибших 7 ноября, но обратно в Чечню не вернулись. Наняли такси и отправились домой. И правильно сделали.

Если проанализировать обстоятельства гибели милицейской колонны, то получится, что милиционеров фактически предали. А их подвиг, как это часто бывает на войне, оказался результатом чужого разгильдяйства или трусости.

Обратимся к первым результатам следствия.

— До мельчайших подробностей восстановлена картина происшедшего, и можно утверждать, что бойцы мордовского МВД оказали яростное сопротивление и вели бой до последнего патрона, — заявил в понедельник начальник пресс-центра оперативного управления в Чеченской Республике подполковник Николай Варавин. — Боевики заранее заняли господствующие высоты, а также удобные огневые позиции, расположив их на расстоянии не более 40—50 метров от трассы. Обнаружены лежанки, откуда снайперы боевиков вели наблюдение за дорогой. Выстрелом из снайперской винтовки была выведена из строя вторая машина, следовавшая в колонне. Вслед за этим по машине был произведен выстрел из гранатомета. Она загорелась и, выскочив из горящей машины, милиционеры, а также подоспевшие из первой машины их боевые товарищи приняли бой и отстреливались до конца. Все магазины к автоматам, которые имелись у милиционеров, обнаружены пустыми.

Варавин особо подчеркнул: “Все произошло в течение нескольких минут, так как боевики скрылись с места происшествия до того, как к этому участку дороги подъехали основные силы колонны. Следствию достоверно известны фамилии всех участников банды, установлены места, где они проживали, известна родственная база. В самое ближайшее время боевики будут задержаны и предстанут перед судом”. Восьмой милиционер остался жив, потому что его откинуло от дороги взрывной волной.

Теперь давайте думать. Сколько же времени длился этот бой? 10 минут, 15, 20, час? У милиционеров как минимум по восемь магазинов да еще наверняка подствольные гранатометы, и если они успели расстрелять все боеприпасы, значит, погибли не сразу. Да, наверное, и не палили в белый свет как в копеечку, оборонялись мужественно, с умом. Тут у Варавина нестыковка. По расходу боеприпасов получается, что оборонялись достаточно долго, и тут же он говорит, что все произошло за минуты. Может, об этом ему сказал восьмой, выживший, милиционер. Но он скорее всего был сильно контужен разрывом противотанковой гранаты и в бою участия не принимал.

Варавин хочет, чтоб мы поверили в два взаимоисключающих факта. Первый: милиционеры всемером бились насмерть, пока не расстреляли все патроны. И второй: помощь к бойцам подошла мгновенно. Оба этих факта положительно характеризуют МВД, но плохо стыкуются.

Из сообщения Варавина можно сделать два логичных предположения. Если засада была грамотной, то милиционеры погибли сразу, о чем и говорилось в первых сообщениях. Боевики спустились с гор, собрали с убитых все оружие и боеприпасы и отошли. На все это боевикам понадобилось минут двадцать. А если засада была слабой, то милиционеры могли обороняться и около получаса, но и в этом случае боевики спускались к убитым бойцам. Потому что не бывает так, чтобы у всех погибших в бою не осталось в рожке ни одного патрона. К тому же именно трофейное оружие во всех армиях, и законных и незаконных, является главным доказательством результативности боя. Первые сообщения о трагедии отличаются от последних. Для того чтобы определить, успели ли мордовцы открыть огонь по противнику, надо было понюхать их автоматы. Но в том-то и проблема, что нюхать было нечего. А пустые рожки, о которых говорит Варавин, боевики не взяли — лишний вес, а ценности никакой. После этого боевики успели скрыться. Все это значит, что никакая помощь, никакие “основные силы” к милиционерам не спешили.

Мы представляем себе чеченские горы как нечто грандиозное, бесконечное. А от райцентра Шатой до села Дай, рядом с которым погибли милиционеры, всего 15 километров. 15 минут езды на машине. А от села Борзой, где базируются штурмовые вертолеты, — напрямую километров десять. Даже если вертолеты прилетели бы через полчаса, боевики не успели бы далеко уйти, их можно было бы задолбить с воздуха. Нет, никто не спешил на помощь к гибнущему отряду.

Варавин подробно описывает хорошо подготовленные позиции боевиков, но получается, что они полностью хозяйничают на этом участке. Варавин говорит, что уже известны фамилии всех нападавших, установлены родственники, но тогда что мешало нашим контрразведчикам установить эти фамилии загодя, до нападения? И не ждать, пока боевики устроят засаду, а самим охотиться на боевиков. И как прикажете наводить правопорядок в такой обстановке? В окружении врагов и в безнадежном одиночестве, случись что серьезное.

Самовольно уехавшие по домам милиционеры поставили крест и на своей карьере, и на своей репутации. Но зато их жены не стали вдовами, а дети сиротами. Ради чего этим ребятам ждать своей гибели в Чечне? Чтобы Рамзану Кадырову дали вторую Звезду Героя? А Олег Хотин к 45 годам получил генерал-полковника. Они уезжали в республику, которая на всех парах влетела в мирную жизнь. Приехали — и за три дня восемь трупов.

Министр внутренних дел Мордовии Николай Ларьков назвал трех дезертировавших милиционеров “шакалами, бежавшими с поля боя”. Полковник проговорился. Бой — значит война. И тут бойцы вправе ответить, что в Чечне, если полковник не в курсе, никакой войны нет. Там давно мирная жизнь, аквапарки и футбол. А если в Чечне все же война, то пусть наши колонны сверху прикрывают “вертушки”, внизу “бэшки”, а по флангам дозоры спецразведки, чтоб боевики не устраивали лежки в 50 метрах от дороги. И вообще, воевать должна армия, а не милиция. Так что давайте обратим свое презрение на начальников, а солдат оставим в покое, их и так совесть замучает.

И еще. Из горной Чечни дезертировать практически невозможно. Или на боевиков нарвешься, или на свое минное поле забредешь. Ребята убежали, когда приехали с “грузом-200” в Моздок. А это Северная Осетия. Отсюда можно запросто уехать домой. Не у всех есть такая возможность.

Если подсчитать официальные потери за последние месяцы, то в масштабе страны они могут показаться совсем незначительными. Едва наберется 20 погибших. Но кроме милиционеров и обычных солдат в Чечне на самом переднем крае воюет спецназ ГРУ. Пару месяцев назад в горной Чечне большие потери понесла Тамбовская (бывшая Чучковская) бригада спецразведки. Об этом мало кому известно. Кроме того, судя по обстоятельствам гибели мордовской колонны, боевикам ничего не стоит проводить такие диверсии чаще. Не проводят, значит, не время. Они — не мы — сидят на господствующих высотах. И решают, кому жить, а кому умереть.

Брошенные горцы

И напоследок сенсационная информация, которую я ставлю в конце заметки только потому, что ее полного официального подтверждения, возможно, не будет никогда. Как мы уже сообщали, в селе Побединском Грозненского района Чечни в здании бывшего ПТУ с мая в блокаде кадыровских милиционеров сидит бывшая боевая группа “Горец” оперативного управления ФСБ, ныне расформированного, набранная в свое время из чеченцев под командованием Мовлади Байсарова. Сам Байсаров скрывается в Москве. Недавно МВД Чеченской Республики объявило его в розыск за убийство. Суть конфликта Рамзана Кадырова и Мовлади Байсарова в том, что Мовлади со своим отрядом не хочет переходить с федеральной службы в чеченское МВД, подконтрольное Рамзану. Свою политическую ставку, насколько можно понять из его последних интервью, Байсаров делает на президента республики Алу Алханова. Фактически он предлагает Алханову свою крышу для противостояния быстро развивающемуся премьеру Кадырову. По нашей информации, на днях Алханов приезжал в Москву, встречался с беглым Байсаровым и заверил его, что пойдет до конца и наконец возьмет на себя все причитающиеся ему по закону полномочия. Поставит Рамзана на место и останется на своем посту до положенного срока.

В среду утром Интерфакс передал со ссылкой на чеченское МВД: “Во вторник в населенном пункте Побединское, где ранее дислоцировалась база опергруппы “Горец”, входившие в нее сотрудники добровольно выдали местному РОВД 38 единиц огнестрельного оружия и более 6 тыс. единиц боеприпасов”.

А вот что сообщают наши источники. Во вторник днем находящийся в Чечне президент Алханов отказался от своих намерений противостоять Рамзану, и Мовлади Байсаров принял решение сдать отряд, заручившись личной гарантией президента Алханова о неприкосновенности своих бойцов. Во вторник вечером в Побединское прибыл Рамзан в сопровождении своего отряда, и все 87 блокадников вышли из здания ПТУ и сложили оружие: около 100 автоматов, 50 пистолетов, гранаты, боеприпасы. Как сообщает наш источник, большая часть людей разошлась, судьба нескольких человек, проходящих по уголовным делам, решается. Байсаров по телефону передал своим бывшим подчиненным, что освобождает их от всех обязательств перед собой. В свою очередь, Рамзан передал Мовлади, что сдача его бойцов отнюдь не означает, что Байсаров им прощен.

По словам нашего источника, президент Алу Алханов дал Рамзану обещание, смысл которого: все, без проблем, технично ухожу; делайте что хотите.

Это не означает, что завтра мы узнаем о добровольной отставке Алханова. Москва может ему этого и не позволить. Но то, что у чеченского президента было вместо хребта, — доломано.

P.S. Впрочем, не все так безнадежно. В ночь на среду Интерфакс принес на хвосте заявление прокурора Чечни Валерия Кузнецова: “Во вторник вечером по подозрению в вымогательстве задержан председатель комитета по компенсационным выплатам правительства Чеченской Республики Султан Исаков. Идет его допрос. Группа злоумышленников, включая сотрудников банка, посредников, а также Султана Исакова, наладила схему вымогательства взяток у лиц, которым должны были сделать компенсационные выплаты. Роль Исакова в этой преступной группировке заключалась в блокировке счетов получателей. С граждан требовали выплатить половину от денежной суммы”.

Эта преступная схема работала в Чечне уже много лет чуть ли не с первой выплаты. И вот наконец арестован крупный правительственный чиновник Исаков. Султан Исаков — человек из клана Кадырова.




    Партнеры