Курс молодого вампира

Пелевин заработал на издательстве

16 ноября 2006 в 00:00, просмотров: 483

О Викторе Пелевине сказано столько хороших слов во всем мире, что это, видимо, надоело “самому крупному прозаику современной России”. Если эти хорошести в отношении романов “Generation P” и “Чапаев и пустота” можно считать оправданными, то с последним романом, “Empire V”, — совсем другая история. Поклонники Пелевина бьются в конвульсиях счастья, а для остальных роман не заслуживает самого дорогого — времени.


“Шутка, возможно, и не стоила того, чтобы ее понимать”. Это цитата из романа Виктора Пелевина “Empire V”. Новый роман издан при невыясненных обстоятельствах: кто именно заработал на скандале с якобы украденной рукописью, так и осталось тайной, и ладно. Сочинение Пелевина про вампиров будет, несомненно, интересно неистовым любителям этого автора, а также мальчикам-нигилистам в возрасте до 18 лет: есть такие молодые люди, кого еще не клевал жареный петух и кому еще безжизненные схемы не кажутся надуманными. Хотя, по мнению куратора литпремии “Дебют” Ольги Славниковой, Пелевин, Сорокин — уже не кумиры самого молодого поколения пепси. Человека за тридцать, читающего сей вампирический опус, представить сложно. Так кому сегодня нужен Пелевин?

Книга представляет собой курс молодого вампира. 19-летний Рома превращается в вампира Раму. Погружается в вампирий мир. И узнает много нового. Ему преподают предметы гламур и дискурс. “Гламур — это секс, выраженный через деньги. А дискурс — это сублимация гламура”. Если непонятно: “Дискурс — это мерцающая игра бессодержательных смыслов, которые получаются из гламура при его долгом томлении на огне черной зависти. А гламур — это переливающаяся игра беспредметных образов, которые получаются из дискурса при его выпаривании на огне сексуального возбуждения”. Теперь вы точно все поняли.

У вампиров есть Великая Богиня — стареющая пьющая дама, у которой из частей тела в наличии только голова. Есть некий народ — халдеи, посредники между людьми и вампирами. (Все еще интересно?) Есть куча вамптрадиций вроде особого лексикона, придающих энергии “конфет смерти” или ритуала полового акта: для пресечения имитации женщиной оргазма вампиры “используют свою технику рукопашной борьбы” и колошматят ее изо всех сил. Это практика, а теорией книга набита, как подушка снами. Мироздание по Пелевину читайте сами, ежели угодно. Вроде такого: “Мы наглухо заперты в теле… Мы получаем фотографии внешнего мира от органов чувств. А сами сидим внутри полого шара, стены которого оклеены этими фотографиями. А теперь попробуйте представить живое существо, у которого два ума. Кроме ума “А” у него есть ум “Б”, который никак не связан с фотографиями на стенах шара и производит фантазмы из себя самого”.

Что есть роман Пелевина? Не фантастика — чистый реализм: описание комнаты, куда чудесным образом попадает Рама, напоминает, честное слово, эпизод из “Тимура и его команды”. Это не стеб — история с вампирами до того серьезна, что диву даешься, как можно о ерунде, о пустоте столь серьезно говорить. Думается, автор-то хохотал от души — особенно когда разводил финальный пафос (“Спешите жить, ибо придет день…”). Это не великая аллегория — все сравнения с современным миром будут притянуты за уши. Хотя на разнообразных отсылках — в прошлое и настоящее — Пелевин выезжает, как на санках. Набоков всюду — целая страница падения Рамы в глубокий колодец посвящена, очевидно, “Ане в Стране чудес”, переведенной Набоковым. А уж современная наша, такая простая, такая неинтересная, такая не вампирья жизнь!

Досталось всем. “Современный художник — это анальная проститутка с нарисованной жопой и зашитым ртом”. Бездуховность — это неумение кидать понты надлежащим образом. Библия — амбарная книга. Современное рабочее место в офисе даже внешне похоже на стойло крупного рогатого скота. Есть забавные вещи. Скажем, почему люди мрут как мухи? Из-за своего жизненного опыта.

Возможность искать бесконечные пласты смыслов и модели мира предоставляется любителям. Профессионалам — пересмотреть точку зрения на лучшую российскую прозу. А у нас, простых смертных, возникло ощущение лени, полного наплевательства и насмешки автора по отношению к несчастным читателям. В самом деле, почему бы и не позабивать чужие мозги? “Нас заболтали”, — говорила как-то одна посетительница книжной ярмарки. Пусть “вампир” пишет о вампирах для вампиров. Если вы не вампир — поберегите глаза.




Партнеры