Все хорошо, прекрасная Мартина?

Даже не верится, что “теннисной бабушке” Навратиловой — уже 50

17 ноября 2006 в 00:00, просмотров: 516

Недавно отмечали ее юбилей. Легендарной Мартине Навратиловой исполнилось 50. Она выиграла 167 турниров и 1438 матчей за свою невероятную карьеру. При этом “теннисная бабушка” по-прежнему выглядит стройной и сильной — такой фигуре и в 20 лет можно позавидовать. У нее все та же характерная прическа “под мальчика”. И если бы не тонкие выразительные морщинки вокруг глаз, можно было бы сказать, что время для великой Мартины давно остановилось.


И вдруг что-то с ней произошло накануне полувекового юбилея. Она резко сказала себе: “Стоп!” — и закончила теннисную карьеру. Буквально накануне Открытого чемпионата Америки-2006 объявила, что это ее последний турнир. Хотя всего несколько месяцев назад на “Ролан Гарросе” говорила, что собирается выступать еще много лет, пока хватит сил. И никакой другой жизни себе не представляет…

Но все-таки ушла. Вслед за Андре Агасси, которому исполнилось 36. Пожалуй, каждый великий игрок мечтает о таком финале: Мартина напоследок выиграла US Open в миксте. Можно сказать, сделала себе достойный подарок ко дню рождения. И была в тот момент по-настоящему счастлива. А всего на ее счету теперь 59 титулов на турнирах Большого шлема. Причем в 46 лет Мартина повторила рекорд легендарной Билли Джин Кинг и в 20-й раз выиграла старейший и престижнейший Уимблдон. 9 раз она становилась королевой этого турнира в одиночном разряде, 7 в парном, 4 в миксте. Символично, что сама Билли Джин Кинг завоевала свой 20-й титул в английском лаун-теннисном клубе в 1979 году — именно в паре с Мартиной Навратиловой!

* * *

…Уже который день шел дождь. Матчи US Open-2006 все откладывались и откладывались. Игроки маялись в просторном павильоне, готовые в любой момент выйти на корт. А Мартина Навратилова задумчиво смотрела в окно. И вдруг, словно маленькая девочка, подхватила на руки любимую собачку, прижала ее к себе и выбежала на улицу. Игроки с любопытством наблюдали эту странную картину — как Навратилова, не обращая внимания на ливень, спокойно выгуливает песика на зеленой лужайке детской площадки.

Но Мартине было совершенно все равно, что про нее подумают. Она ведь сама говорила: “Я всегда вела себя так, как мне было удобно. Ни потом, ни сейчас я бы ни за что на свете не променяла свой имидж на образ смазливой девчонки!”

* * *

Первую теннисную ракетку ей презентовала бабушка — Агнесса Семански. Это был подарок на день рождения. Мартине тогда исполнилось лет 5. А до этого она порывалась заняться горными лыжами, что было вполне естественно, потому как мама будущей звезды работала инструктором на одной из горнолыжных баз в Татрах. Однажды она увидела, как дочка, усевшись на широкую лыжу, несется с пригорка и визжит от восторга, — тогда и решила, что в целях безопасности ребенка все-таки стоит научить правильно пользоваться инвентарем.

А потом родители Навратиловой развелись, и горнолыжные тренировки резко прекратились. В тот момент Мартинка (близкие часто называли ее так) оказалась на попечении у бабушки, известной в прошлом чешской теннисистки. И кто бы мог подумать, что первый тренер Мартины — Мирослав Навратил — впоследствии станет ее отчимом. Рассказывают, что он чуть ли не с первого взгляда влюбился в Яну — мать своей ученицы. А когда женился на ней, дал падчерице свою фамилию и пообещал маленькой Мартине: “Через 15 лет ты выиграешь Уимблдон!”

Навратилова потом шутила в интервью: “Если бы отчим за каждую минуту, проведенную со мной, получил хотя бы по доллару, он давно уже стал бы миллионером…” Вообще-то у Мартины сохранилось много детских воспоминаний. Особенно как они с Мирославом Навратилом приезжали на турниры на стареньком мотоцикле, который жутко трясся. И маленькой Мартине изо всех сил приходилось держаться за своего тренера. Еще вспоминала, как бегала по лесу с рюкзаком, набитом камнями, чтобы стать сильнее…

Сейчас говорят, что Мартина уже тогда хотела казаться мальчиком со своей неизменно короткой стрижкой. И что она была чересчур накачанной и мышцами пугала других девочек в раздевалках. Но приходилось слышать и другое. Что в юности у Мартины был любимый молодой человек, с которым она довольно долго встречалась, и что вообще-то она не сразу обнаружила в себе полнейшее равнодушие к мужскому полу.

* * *

Переворот в ее сознании произошел уже в Америке. “Я хочу быть свободной! — говорила Мартина. — Всем, кто жалуется на жизнь в США, я бы посоветовала хоть раз побывать в соцлагере. Те, кто выходит на демонстрации протеста в такой замечательной стране, сумасшедшие!”

Мартина сразу решила, что будет жить в Штатах. Особенно после того, как родное государство отобрало у нее первый же крупный гонорар. Это был чек на 50 тысяч долларов, который Мартина заработала в 1974 году за победу на Открытом чемпионате США. Однако получила она лишь 200 долларов из этой суммы. Что характерно, с нашей прославленной теннисисткой Ольгой Морозовой — 20-кратной чемпионкой СССР, финалисткой “Ролан Гарроса” в одиночном разряде и Уимблдона в миксте с Александром Метревели — наши власти поступали точно так же. Кстати, Навратилова всегда очень уважала и поддерживала Морозову, и эта дружба крепка до сих пор. Может быть, поэтому Мартина старается помогать и нынешним российским звездам — Надежде Петровой, Светлане Кузнецовой, Марии Кириленко? А может, потому, что в душе она все-таки не до конца стала американкой?

* * *

Мартина оборвала все связи с родиной в 18 лет. В 1975 году она попросила политического убежища в США, и отчим одобрил решение Мартины. Только ее маме они решили первое время ничего не говорить…

Мартину пьянила сама мысль, что теперь она сможет жить как хочется. И, как оказалось, любить тоже — кого захочется. Началось все с легендарной Билли Джин Кинг, которая никогда не скрывала своей слабости к женскому полу. И сразу, как только Мартина оказалась рядом, подсказала юной теннисистке, как избавиться от одиночества и в каких объятиях всегда можно найти тепло. Потом у Мартины был серьезный роман с известной гольфисткой Сандрой Хейни. На какое-то время он сделал Мартину счастливой. Она ощущала невероятный душевный и физический подъем и 10 июля 1978 года впервые стала первой ракеткой мира. Но потом произошел болезненный разрыв, потому что Сандра не хотела так часто отпускать Мартину на турниры. И тогда в карьере Навратиловой начался серьезный спад.

Однако жизнь Мартины по-прежнему кипела. Ее имя не сходило с первых полос газет всего мира. Блюстители морали проклинали ее, но поклонники обожали, несмотря ни на что.

“Она побывала в постели самой Мадонны!” — писали о Мартине.

* * *

6 лет с тех пор, как Мартина попросила в США политического убежища, длились разбирательства по поводу ее американского гражданства. И все-таки решилось все в ее пользу. И она стала официально представлять США на всех международных турнирах.

Лишь десять лет спустя, неоднократно облетев весь мир вдоль и поперек и завоевав множество престижных титулов, Мартина прилетела домой, в Прагу, на матч Кубка федерации, в качестве лидера команды США — чтобы играть против сборной Чехословакии! Трибуны центрального стадиона города были переполнены. Навратилова не знала, как примет ее публика. Но зрители встретили ее такой бурной овацией, что она почувствовала себя национальной героиней, которой и была на самом деле. Ведь в ее честь на родине многие называли своих дочек.

Когда зазвучал чехословацкий гимн — Мартина чуть не разрыдалась. А когда американки выиграли, Навратилова не выдержала — убежала в раздевалку и заплакала... “Что с тобой, Мартинка? Ты не рада победе?” — растерялись подруги по команде. “Да, я американка, я очень богатая американка, — ответила Навратилова. — Но сердце-то у меня чешское!”

* * *

Получив американское гражданство, она вскоре юридически оформила однополый брак с красавицей Джуди Нельсон — бывшей “мисс Техас”, которая ради Мартины бросила мужа и двоих детей. А Мартина со своей стороны делилась с супругой половиной зарабатываемых гонораров. Этот брак продлился почти 7 лет. Но потом по инициативе Мартины отношения распались, и адвокаты Нельсон отсудили у теннисной звезды 5 миллионов долларов — якобы за моральный и материальный ущерб, который она нанесла Джуди, потребовав развода. Для Мартины это был тяжелый удар. Она вдруг решила, что всем от нее нужны только деньги, и сказала, что больше не верит в настоящую любовь. Самая большая беда звездных теннисистов, это их же богатство.Им часто кажется, что их просто используют, прикрываясь чувствами.

— Посмотрите на Мартину, ей уже столько лет, а она совершенно одинокая и у нее нет детей… Что у нее вообще есть в жизни, кроме тенниса и миллионов, которые так и не принесли ей счастья! — помню, аж вздрогнула, когда услышала эту фразу, брошенную кем-то из американских журналистов во время US Open. И вспомнилось, как кто-то рассказал, насколько болезненно мама Навратиловой переживала за ее судьбу. Но потом все-таки смирилась с мыслью, что семьи в каноническом понимании у ее любимой дочки не будет никогда: “Ну наконец-то Мартинка нашла себе хорошую девушку. Может, хоть она сделает ее счастливой!”

* * *

Когда первый раз увидела Мартину на Кубке Кремля — почему-то боялась к ней подойти. Мне казалось, она скажет что-то резкое и поспешит уйти — наверняка ведь ужасно устала оттого, что журналисты постоянно лезут в ее жизнь.

Но Навратилова довольно вежливо поговорила со мной. И даже стала потом здороваться, когда мы встречались на других турнирах. Особенно на последнем “Ролан Гарросе”, когда пришлось чуть ли не к стенке ее прижать у выхода из ресторана для игроков, чтобы получить эксклюзив. Она с удовольствием рассказывала об общественной жизни — особенно о теннисной академии, в которой занимается много детей. Говорила, что у нее масса интересных дел вне корта, но чувство было такое, что она даже думать боится о том, что ее ждет “после тенниса”.

Как будто корт — ее единственное надежное убежище, ее дом, а за его пределами она снова почувствует себя маленькой девочкой, несущейся с горы на широкой лыже...




Партнеры