Баба-ляга, убойная нога

В 69 лет чемпионка кидает студентов. На татами

18 ноября 2006 в 00:00, просмотров: 775

В Гидрометеорологическом институте Санкт-Петербурга произошло очередное нападение на старушку. После схватки с 69-летней Кирой Артемьевой в пустом спортзале трое нападавших отделались легкими ушибами и были отправлены на пересдачу… Со своими студентами у шестикратной чемпионки мира по дзюдо среди ветеранов разговор короткий.


Так сразу и не сдюжишь, с какой стороны подступиться к этому “божьему одуванчику” в кимоно. Хоть Артемьева худенькая и ростом меня на голову ниже, а в драках подпоясана. Имеет черный пояс, четвертый дан (ну, вроде наглядного разряда по дзюдо).

— Ха! — выдыхает старушка. — Ха! Ха! Ха!

А всем вокруг не смешно. Ведь каждый из этих звуков сопровождает бойцовское движение Артемьевой. Протянутую в приветствии руку репортера “МК” Кира Львовна сжала словно тисками, потом резко закинула на плечо, сама крутанулась куда-то под мышку… И мне на голову рухнуло татами.

— Физкульт-привет! Не ушиблась? — нависла надо мной Артемьева, окутанная туманом. — Первое правило дзюдоиста: застать соперника врасплох… И — успеть блокировать поверженного…

— Давайте лучше за жизнь поговорим! — испугалась я, потирая затылок. — Например, вас муж боится?

— Мой муж, сын и внуки ничего не боятся. Ведь я всегда рядом с ними. А драться с супругом — дело неблагодарное. И на работе этого добра — во! — дзюдоистка приставила себе к горлу хипповскую “козу” из двух пальцев.

А если о жизни, весь путь земной у Львовны — сплошной мордобой. Пинаться она начала еще там, где соперников не предвиделось, — в утробе матери. В пору советского детства Киру вызывали к директору школы за то, что мутузила хулиганов. А профессионально на путь воина Артемьева ступила лишь в 48 лет.

— До 85-го года женщинам в нашей стране было запрещено заниматься спортивной борьбой, — говорит Кира Артемьева. — Я закончила физкультурный институт, была спортивной гимнасткой. Муж — инженер, сын сейчас чемпион по водному поло… А в этом институте я начинала работать простым тренером, когда появились первые женские секции по дзюдо. Я сразу записалась. На следующий год победила в соревнованиях среди ветеранов (тех, кому за тридцать) Ленинградской области. Потом постоянно выигрывала на Всесоюзных конкурсах…

Что заставляло эту хрупкую на вид женщину яростно швырять через себя противниц? Ведь Артемьева не проиграла почти ни одного боя… Может, какая злость или обида впрыснули допинг в ее узкие плечи?

— Я от природы сильна, — объясняет Артемьева. — В юности, бывало, у мужа машина заглохнет: он за рулем сидит, я толкаю, пока не заведется. И просто я всегда твердо знаю, что всех поборю. В 2002 году был первый чемпионат мира среди ветеранов — в Канаде. С тех пор я заработала на таких соревнованиях шесть золотых медалей. А китайцы меня как полюбили, я ведь тоже миниатюрная!

Так Кира Львовна еще умудрилась два раза “сделать” мастеров в абсолютной категории. То есть независимо от их веса и роста.

— В Вене против моих 48 килограммов на татами выгрузилась такая верзила из Англии — тетка под два метра ростом. Она неповоротливая, а я юркнула у нее под рукой, подсекла, хотела сделать бросок через себя… и — вместе с этой тушей завалилась, — с азартом продолжает Артемьева. — Пошевелиться не могу. Ну, думаю, конец мне! Потом все силы собрала и змеей из-под ее живота выползла. Навешала как следует…

И все семейство Артемьевых на ее победы целый год пашет: на проживание во Франции или Австрии средства нужны, проезд оплачивает ректор института. А среди ветеранов не практикуются денежные призы. Им “золото” вешают в медалях. И у Артемьевой уже столько этих побрякушек скопилось, что в глазах рябит и хочется с этим всем дзюдо завязать… От таких мыслей Кира Львовна записалась еще в две секции: по боевому самбо и кикбоксингу. Так что теперь тренируется круглую неделю.

— Самбо от дзюдо не шибко отличается, — Артемьева, устав сидеть, делает разминку у шведской стенки. — А вот кикбоксинг — тот же бокс, только там еще и ногами машут. Пришла я на тренировку, а в группе одни мужики друг друга колошматят. “Мы женщин не бьем”, — усмехнулся один пацан, когда я вышла на ринг. Ну, кулаком засадила — увернуться не успел. И сразу на попятную: “Ах так, Кира! Я вызываю вас на дуэль!” Сейчас они меня за “своего парня” держат — бьют нещадно. А у меня азарт от этого зажигается, боли не чувствую…

Артемьева — женщина на плечо и здоровье крепкая, но боевые ранения, конечно, не обошли ее стороной: “Два раза студенты мне на ногу неловко падали, я потом тут в гипсе на здоровой ступне скакала. И руку ломала, но действующая продолжала нокаутировать! Другой раз на кикбоксинге я такой хук мужику отвесила, что сама себе плечом зуб выбила!”

— Конечно, люблю смотреть фильмы про Джеки Чана и Брюса Ли. Они дерутся эффектно и на публику… Только я бы, конечно, за два приема всех врагов положила, — критикует Кира Львовна.

И ведь не врет: как-то вечером к Артемьевой, на лицо старушке, воину внутри, подошел подозрительный тип: “Перевести вас, бабушка, через дорогу?” Кира Львовна: мол, не нуждаюсь. А он на своем стоит — рядом идет. В арку зашли, тут он сумку из рук и рванул! Но не успел отскочить и на метр, как его накрыл кулак обкраденной было пенсионерки: “Да я его просто по стенке размазала!”

— Всю жизнь мы работаем на будущую пенсию, — говорит Артемьева. — А после этого можно и за счастье свое побороться.




Партнеры