Последний бой майора Байсарова

За что убит чеченский офицер ФСБ

20 ноября 2006 в 00:00, просмотров: 1623

В Москве на Ленинском проспекте убит Мовлади Байсаров — бывший командир специальной боевой группы “Горец” Оперативного управления ФСБ по Северному Кавказу. Байсаров исчерпал себя как союзник, поэтому и погиб.


Смертный приговор Мовлади Байсарову был подписан в начале прошлой недели вечером во вторник, 14 ноября. В тот день в селе Побединском Грозненского района Чечни с малодушного согласия президента Чеченской Республики Алу Алханова был разоружен отряд Байсарова “Горец”, до этого полгода просидевший в блокаде чеченских милиционеров в здании бывшего ПТУ (см. “МК” от 16 ноября 2006 года). Сам Байсаров последние несколько месяцев жил в Москве, пытаясь трудоустроиться вместе со своим отрядом на госслужбу куда угодно, лишь бы подчиняться не чеченским властям, а федеральному центру.

14 ноября Мовлади Байсаров потерял не только отряд, но и последние иллюзии насчет собственного будущего.

— А я не сдамся, — сказал Байсаров тогда.

И не сдался. По официальной информации, находящийся в розыске Байсаров при задержании оказал ожесточенное сопротивление и был уничтожен. Как сказал, так и сделал. Красавчик!

* * *

Все, что нам сообщают о гибели Мовлади Байсарова, не похоже на правду, но именно такой двусмысленностью и должна быть окутана смерть специального агента, преданного своими начальниками в быстро меняющихся интересах государства. Про Байсарова можно было бы снять кино, но такой фильм уже сделан французами. В роли Байсарова — Жан-Поль Бельмондо. Напомню сюжет. Спецслужбы отправляют своего киллера в командировку с заданием убить африканского диктатора. Пока киллер добирается до цели, интересы государства меняются, враг становится другом — и агента сдают африканским властям. Обиженный киллер мстит предавшему его государству тем, что выполняет отмененный приказ — валит африканца, после чего киллера тоже убивают как вышедшего из-под контроля. Фильм называется “Профессионал” — в том смысле, что настоящий мастер своего дела, хотя бы и киллер, чужд политической конъюнктуре, и если ему велели убить, то так он и сделает, потому что любит свою работу.

Летом 2004 года Мовлади Байсарова вместе с его людьми взяли на работу в оперативное управление ФСБ по Северному Кавказу и приказали уничтожать бандитов. А когда враги стали друзьями, управление было расформировано как “выполнившее свои задачи”, и майор Байсаров со своей группой остался не у дел. Ему бы остановиться, заняться охранным бизнесом или пойти служить новой чеченской власти, но он решил устанавливать в Чечне идеальный порядок, как он себе его представлял, взамен того, который уже был установлен, и никакого другого порядка Москва в Чечне пока не желала. Мовлади уволили, а он продолжал служить, требуя от президента Чечни Алханова взять наконец доверенную ему власть и пойти до конца. Что там в этом “конце”, Мовлади и сам, похоже, не знал, но нынешний промежуточный чеченский режим его точно не устраивал. Этот режим вообще мало кому нравится, но в отличие от остальных, которые только ропщут, Мовлади жаждал борьбы, поэтому всем мешал и погиб как вышедший из-под контроля.

* * *

Формально смерть Мовлади обставлена так, что не придерешься. С октября нынешнего года Байсаров числился в розыске чеченского МВД по подозрению в похищении и убийстве десяти человек. Когда Байсарова застрелили на Ленинском, при нем были обнаружены пистолет и гранаты. Всего этого достаточно, чтобы убить человека при задержании.

Но, кажется, никакого сопротивления Мовлади не оказывал, просто не успел оказать. Жертв среди сотрудников МВД, застреливших “ожесточенно сопротивлявшегося” Байсарова, нет. Сообщается, что на Мовлади была устроена засада. Но засаду в такое время на Ленинском проспекте можно устраивать только в том случае, если ты полностью уверен, что никакого боя не будет. Случись бой, шальные пули могут задеть прохожих и проезжающих. Мовлади также мог себя подорвать. То есть совершить самоубийство общеопасным способом. За такую войну недалеко от центра Москвы с жертвами среди мирного населения милиционеры получили б по шапке. Так что же было на самом деле?

Похоже на то, что маршрут Байсарова был известен. К нему просто подошли и стреляли до тех пор, пока не удостоверились, что Байсаров мертв и не опасен для окружающих.

А вся эта пурга насчет гранаты и ожесточенного сопротивления выдумана для того, чтобы милицейское убийство не походило на расправу.

* * *

Теперь уже можно сказать то, о чем знали все заинтересованные лица. Мовлади Байсаров, объявленный в розыск за убийства и похищения, открыто жил в Москве по адресу: улица Николоямская, дом 34, квартира 18. Все желающие журналисты могли прийти в этот дом и взять у Мовлади интервью. И вся московская милиция прекрасно знала этот адрес, хотя бы потому, что квартира официально принадлежит старшему брату Байсарова. Я тоже был на этой квартире, где на стенах висят портреты погибшего Шарани Байсарова — младшего брата Мовлади, в котором он видел весь смысл своей жизни и любил до безрассудства. Когда осенью 2003 года Шарани подорвали, Мовлади нашел убийцу и уничтожил всю его семью. По чеченским законам он поступил неправильно. По ним следовало убить только непосредственного исполнителя. Но, потеряв брата, Мовлади не мог насытиться своей местью.

Месяц назад я был приглашен к Мовлади, разговаривал с ним, но интервью брать не стал. Он использовал журналистов, чтобы свести счеты со своими противниками. А это уже не журналистика, а война. Результат работы журналиста — статья. Результат работы воина — труп. Труп врага или самого воина. Так оно и случилось.

Вместе с Мовлади в этой квартире находились еще несколько человек. Среди которых русский офицер ФСБ, воевавший в Чечне, уж не знаю, бывший или действующий. Именно он приглашал меня к Мовлади, прощупывал и наставлял перед встречей. Я тоже его прощупывал. Он действительно контрразведчик и действительно воевал. Этот офицер говорил мне, что очень влиятельные люди делают ставку на Мовлади, чтобы окоротить нынешний чеченский режим и вернуть полноценную власть избранному президенту Алу Алханову. В этом раскладе Мовлади со своим отрядом должен был играть роль железного кулака, физической силы, стоящей на стороне Алханова и подчиняющейся только ему. А так как Алханов выбран с одобрения Кремля, такая служба была бы для Мовлади федеральной. Тут надо пояснить. В Чечне может править только тот, у кого в подчинении есть реальная сила, способная при надобности банально наехать на политических конкурентов. Чеченский правитель без банды ноль, будь он хоть трижды всенародно избранным. Предложение Байсарова Алханову в том и заключалось: “Бери власть в свои руки, Алу. Иди до конца. А мы будем твоей бандой”.

Алханов вроде бы согласился. В предыдущие выходные он, по нашей информации, навещал Байсарова в Москве и обещал, что “пойдет до конца”. А вернувшись в Чечню, Алу передумал и дал “добро” на разоружение в Побединском отряда Байсарова.

Когда мне сообщили по телефону, что Мовлади погиб, я первым делом спросил, кто был рядом с ним.

— Никого, — ответили мне.

Почему Мовлади, вокруг которого всегда крутилась куча народу, принял смерть в одиночку? Тут много вариантов. Возможно, после того как Алханов отказался от борьбы, проект с использованием Мовлади свернули, и все его кураторы из контрразведки просто разошлись по домам. Возможно, Мовлади, понимая, что теперь его жизнь ничего не стоит, сам приказал окружающим держаться от него подальше и ездил по городу в одиночку. Он был храбрым парнем. А возможен и третий вариант, как во французском кино. Когда бывшие единомышленники просто сдали Байсарова ментам, руководствуясь новыми государственными интересами. Вот интересно, как после такого предательства спецслужбы намерены вербовать новых агентов? Впрочем, среди горцев всегда хватало отважных ребят, живущих только сегодняшним днем.

Следует твердо усвоить, что Мовлади Байсарова могли убить при задержании в любой день, после того как его объявили в розыск. Но его никто и не искал. Байсарова убили по отмашке, и только после того, как его судьба была решена и бывший ценный боец контрразведки стал ненужен своим хозяевам. Байсарова сдали, а это уже нечто другое, чем милицейская операция по задержанию преступника.

Почему его не взяли живым, тоже понятно. Те, кто за ним охотился, наверное, знали, что Мовлади сдаваться не намерен. И просто не хотели рисковать своими людьми. Убить, оно надежней. А когда охотники получили лицензию на отстрел Байсарова, сделать это было проще простого. Мовлади при всей своей боевой подготовке не прятался, надо знать эту породу чеченцев. Скрываться было ниже его достоинства.

Но если бы президент Алу Алханов на прошлой неделе нашел в себе силы как-то публично поддержать Мовлади Байсарова, тот был бы жив. Никакая милиция — ни чеченская, ни московская — просто не смогли бы к нему приблизиться на расстояние выстрела, как не могли они этого сделать все последнее время. Тут надо понять, что федеральная власть не будет устраивать судьбу чеченцев. Для Москвы главное, чтобы в республике было тихо, чтобы она была контролируема, чтоб находилась в твердых руках. На худой конец — чтоб существовала видимость всего этого. А что это за руки и каково чеченцам в них находиться — это проблема самих чеченцев. Москва не может заставить Алу Алханова быть сильным. Как не может запретить это Рамзану Кадырову. И править в Чечне будет не тот, кто справедлив, мудр, честен и милосерден, а тот, кто способен удержать власть. Федеральный центр — это не богадельня, ему некогда утирать сопли слабым региональным политикам, своих проблем хватает. И если у президента Алханова не хватило духу с помощью Мовлади Байсарова взять то, что ему положено, то ни тот ни другой центру больше не интересен. Москва, как известно, слезам не верит.

* * *

В своих интервью Мовлади рассказывал, что милиционеры из Чечни гонялись за ним по Москве с гранатометами. При жизни Мовлади это заявление выглядело хотя и правдиво, но смахивало на саморекламу. Еще Мовлади говорил в частных беседах, что по его душу с Кавказа в Москву приезжали три-четыре группы киллеров.

Я вспомнил эти слова, когда услышал об этих группах в ином контексте. Один из политических оппонентов нынешней чеченской власти пытается обвинить эту власть в убийстве Анны Политковской. И тоже говорит о трех-четырех группах киллеров, приезжавших в Москву из Чечни. Существование этих киллеров косвенно подтверждает только одна достоверная информация о том, что 20 октября в Москве с оружием были задержаны двое кавказцев — чеченец и дагестанец. Итак, в глухой неофициальной полемике одни и те же киллеры предстают то убийцами Политковской, то охотниками за Байсаровым. Не сомневаясь в цинизме наших правителей и политиков, посмею предположить, что в ближайшее время убийство журналистки повесят на мертвого Байсарова. Мовлади очень подходит на эту роль. 7 октября Мовлади был в Москве. Значит, мог! По своей природе он достаточно жесток, чтоб убить человека. Значит, мог! Байсарову было выгодно убийство Политковской, так как это компрометировало его противника Кадырова, которого за два дня до смерти Анна Степановна жестко критиковала. Значит, мог! И, главное, Байсаров не сможет оправдаться, потому что мертв. Значит, мог, мог, мог!

* * *

У Мовлади Байсарова не было детей. Близкие ему люди говорят, что он не заводил их потому, что убил на своем веку слишком много чеченцев. Мовлади не хотел, чтобы его дети отвечали за пролитую отцом кровь. Отсутствие детей не снимает проблему кровной мести. У Мовлади много родственников. Братьев, дядьев, племянников. Если у кровника нет детей, объектом мести становятся они. Но на это Мовлади уже никак не мог повлиять.


Также см. Громкая связь


Партнеры