Памятка смертнику

(Уроки 3—5)

24 ноября 2006 в 00:00, просмотров: 641

Недавнее убийство Мовлади Байсарова на Ленинском проспекте столицы насторожило московских чеченцев, сомневающихся в своей лояльности Рамзану Кадырову. Продолжаем публикацию уроков выживания для чеченских оппозиционеров. Сегодня поговорим о коварных женщинах и специальном оружии.

Урок 3-й. Бойтесь пистолета

Если кадыровские опричники твердо решили вас застрелить, бронежилет не поможет. Современные пистолеты его пробивают. По факту гибели Байсарова возбуждено уголовное дело. На экспертизу отправлен автомат старшего лейтенанта Рашаева. Но стреляли не только из автомата. И не один Рашаев. Об этом написано в милицейской сводке: “С места изъято 7 гильз калибра 5,45 и одна гильза калибра 9 мм от пистолета Макарова… У старшего лейтенанта Рашаева Султана Зебайраевича изъят автомат АКС-74У калибра 5,45 и 23 патрона к нему”.

Вот уже два ствола — “калашников” и “макаров”. С автоматом ясно: стреляли семь раз, семь гильз и найдено. В магазине осталось 23 патрона. Всего их там 30. 30-7=23. Из пистолета стреляли один раз. Всего, судя по гильзам, стреляли восемь раз. Читаем дальше: “Труп Байсарова с 11-ю (выделено мной. — В.Р.) огнестрельными ранениями в область головы, шеи, живота, груди, правого плеча, левого предплечья и правого бедра…”. 8 гильз — 11 ранений. Лишних три дырки.

Рассказы очевидцев — фантасмагория. Байсаров вышел из такси и направился к стоявшим неподалеку чеченцам. Короткая словесная перепалка на чеченском, несколько пистолетных выстрелов. Байсаров падает, чеченцы уезжают, но вскоре возвращаются и оказываются оперативниками из Грозного. Странно, что очевидцы ничего не рассказывают про автомат. И это позволяет предположить, что автомат в этом деле — подставное оружие, как и его хозяин, старлей Рашаев. Цель такой подмены — скрыть настоящий ствол и настоящего стрелка.

Убить из автомата непросто. Воевавшие знают — в бою из трех автоматных пуль в цель попадает только одна. Те, кто задерживал Байсарова, знали, что он вооружен, умеет воевать в городе и не намерен сдаваться. Выставлять против него автоматчика из вневедомственной охраны на людном проспекте — большой риск. Даже если спрятать автомат под куртку, понадобится несколько секунд, чтобы его достать. Байсаров успеет разжать руку с гранатой. Но даже если автоматчик выстрелит первым, где гарантия, что его шальные пули — две из трех — не поразят кого-нибудь из москвичей. Операция проводилась с ведома московского милицейского начальства. Пострадай хоть один прохожий — и начальству не усидеть.

Условия задачи: Байсарова нужно убить или тяжело ранить с первого выстрела. Под курткой у жертвы может быть бронежилет. Байсаров ждет нападения, приблизиться к нему невозможно.

Для таких целей лучше всего подойдет оружие спецподразделений, снайперская винтовка ВСС, бесшумная и мощная, но эта штука не из милицейского арсенала. Существует и другое подходящее оружие — пистолет Ярыгина “Грач” с бронебойным патроном. Этот патрон с усиленным пороховым зарядом пробьет любую индивидуальную защиту, тем более “городскую” кевларовую бронежилетку. “Грач” — тоже пистолет не милицейский, но именно такой наградной пистолет есть у одного из высокопоставленных чеченских силовиков, неофициально курирующих операцию по уничтожению Байсарова. По военной науке стрелять по человеку в бронежилете даже из бронебойного пистолета следует два-три раза. Пуля — дура. Может ударить под углом, может сбиться с пути в складках зимней одежды. И три лишние дырки в теле Байсарова, возможно, сделаны именно “грачиными” пулями. Тогда становится понятно, куда делись гильзы. Они были собраны чеченцами сразу после стрельбы. Если этого не сделать, в протоколе появиться фраза: “С места изъяты три гильзы калибра 9 мм от пистолета Ярыгина”. Эти гильзы можно перепутать с гильзами от парабеллума, но никак не с гильзами от пистолета Макарова. “Макаровские” короче.

Если моя догадка верна, то автоматчик Рашаев стрелял уже в убитого Байсарова, поэтому ни разу и не промахнулся, а может, и вообще автомат перед операцией отстреляли в каком-нибудь милицейском тире, а гильзы подбросили. Объясняется и странная недолгая отлучка чеченских оперов. Они увезли с места убийства главного стрелка — этого самого высокопоставленного силовика.

Вся эта суета с оружием объясняется тем, что чеченцы действовали не у себя на родине, а в Москве, и не имели права привезти сюда все, что им требовалось для устранения Байсарова. Если не нарушать закон, то согласование оружия, тем более специального, влечет за собой утомительную волокиту. А что касается непосредственного участия в убийстве высокопоставленного силовика — ранее он был представлен Кадыровым широкой публике как политический наследник. Видимо, право на такое звание нужно подтвердить реальным и ответственным поступком.

Мне могут возразить, что недостающие гильзы просто не нашли на месте перестрелки. Но оно было сразу оцеплено, и туда, судя по сводке, выезжали: “статс-секретарь зам. министра МВД РФ Овчинников, зам. нач. ГУВД Васильев, и.о. прокурора ЮАО Самохвалов, зам. прок. Симоновской МРП Бобинова, след. ПД СОГ прокуратуры ЮАО Солопов, зам. нач. УВД нач. МОБ Колесник, нач. 1 ОРЧ при ОУР СКМ Суворов, след. Симоновской МРП Воронин, СОГ УВД: след. Чертановской МРП Ли, о/у ОУР Петров, ЭКЦ Герасимов, СМЭ Лунькова, кинолог Марков”.

Все эти “зампроки” и “замначи”, конечно, могли и прозевать недостающие гильзы. Но вот несправедливо забытая в сводке собака кинолога Маркова эти гильзы обязательно бы нашла, останься они там, куда отскочили.

Все объяснит судмедэкспертиза. Пули из “Грача”, если они есть в трупе, с другими не спутаешь. Но убийство Байсарова уже накрепко связано с политикой, и, возможно, милицейская сводка, составленная по горячим следам не искушенным в политических играх сотрудником Южного окружного УВД, останется единственным доступным и честным свидетельством.

Урок 4-й. Уважайте противника

Байсарова на Ленинском ждали. Точно знали, где он проедет. Вопреки сложившемуся мнению Байсаров не считал нужным соблюдать конспирацию. Жил в квартире, оформленной на брата, открыто ездил по городу. Прятаться по-настоящему он начал за неделю до смерти. Но если за Мовлади давно следили, то все его московские маршруты и адреса были известны. И конечный пункт назначения можно было вычислить заранее в зависимости от трассы, на которую он выехал.

Один из очевидцев сказал мне, что обратил внимание на стоявшую у тротуара милицейскую машину. По ее положению он предположил, что этот автомобиль блокировал частника, на котором ехал Байсаров. Место для блокирования очень удачное. У дома №30 по Ленинскому проспекту начинается развилка к улице Косыгина, машина Мовлади шла в правом ряду, водитель собирался либо останавливаться, либо уходить на 3-е кольцо. Труп Байсарова лежал метрах в трех от машины. Предположим развитие событий. Если Байсарова блокировала московская милицейская машина, он мог выйти, чтоб показать свое удостоверение офицера ФСБ. Байсаров не боялся официального задержания, он, судя по его предсмертным интервью и открытым визитам в Госдуму, опасался именно внесудебной расправы кадыровцев. Но когда Байсаров вышел из машины, то увидел неподалеку уже упоминавшегося мной высокопоставленного силовика. И тут Байсаров сделал ошибку. До этого момента Мовлади имел дело только с подчиненными этого силовика, а тут вдруг начальник собственной персоной. Надменный и взрывной Байсаров не уважал этого человека и не мог предположить, что такой большой чин может выступить в роли киллера, тем более на глазах у московской милиции. Знающие Байсарова люди предполагают такое поведение Мовлади в этой ситуации: “А, и ты здесь, ну давай поговорим как мужчины, а то ты все посылаешь ко мне каких-то хомячков”. Возможно, он просто собирался набить ему морду, потому что, если бы Байсаров хотел выстрелить или взорвать гранату, он бы успел это сделать. До этого вечера всегда успевал.

Урок 5-й. Не верьте жеру

Странно, что Байсаров в тот вечер ехал один. Судя по изъятому у него арсеналу, он готов был принять бой в любую минуту, а вот напарника с собой не взял. Странно и то, что он ехал на такси, а не на своей машине. Доводы о том, что все машины Мовлади были засвечены, неубедительны. У Мовлади было достаточно средств, чтобы менять машины хоть каждый день.

— Есть только одно место, куда уважающий себя чеченец поедет в одиночку, даже если он в розыске, — просветили меня соплеменники Мовлади. — Это жеру.

Жеру в переводе с чеченского — доступная женщина. Не путать с кахпа — женщиной продажной. Те, кто следил за Мовлади, наверняка знали, где живет его жеру. А может, и завербовали ее. Ловля на жеру — классический прием чеченцев. Даже я знаю несколько примеров, когда осторожные опытные бойцы гибли, как зайцы, вызванные на свидание своими перевербованными любовницами. Писать об этом нельзя, слишком интимное. В пользу этой догадки говорит и наряд Байсарова. Пижонский шарф, белый джемпер, остроносые туфли. Для человека в бегах — слишком гламурно. Для свидания — в самый раз. Я тут прочитал в сводке: “При осмотре трупа Байсарова изъят… портфель черного цвета, в котором находился магазин с патронами (15 штук) от пистолета “Глок”, глушитель к нему, удостоверение сотрудника ФСБ”.

Сводка не протокол, в ней отражены только те предметы, которые имеют отношение к делу: оружие, боеприпасы, документы. Не упомянут, например, золотой перстень, швейцарские часы “Франк Муллер”, да и вряд ли Мовлади таскал портфель, чтоб положить туда удостоверение, магазин и глушитель. Возможно, в том же портфеле был и подарок для жеру. Когда дело касалось женщин, Мовлади был удивительно щедр.

Последний урок — в понедельник. Тема: “Как при жизни распорядиться движимым и недвижимым имуществом, чтоб и после вашей смерти оно осталось в семье”.

Читайте так же:

Война идет как волк.Неделя в мирной республике — 8 убитых, 7 раненых
Стреляющие высоты.В Чечне зачищают товарищей Рамзана Кадырова
Громкая связь. Заметки от лица кавказской национальности
Последний бой майора Байсарова. За что убит чеченский офицер ФСБ
Памятка смертнику. Уроки 1-3.




Партнеры