Скелетон со шлангом

В России нашлось еще 70 чудес техники

25 ноября 2006 в 00:00, просмотров: 687

Оказывается, даже самое простое “орудие труда” почтальона может стать ценнейшим музейным экспонатом. Это подтвердили специалисты, собравшиеся на заседание очередного экспертного совета в Политехническом музее. Их решением печать-штамп почтового отделения связи Кесова Гора в Тверской губернии, изготовленная в 1885 году и чудом сохранившаяся до наших дней, получила статус памятника науки и техники 1-го ранга. Кроме этой незамысловатой штуковины такой же “титул” присвоили еще 69 раритетам.


Диву даешься, какие удивительные экземпляры технических устройств, созданных за прошедшие века, хранятся в российских музеях!

ГИМ представил к “званию” памятника изготовленный в 1754 году гравером и картографом Натаниэлем Хиллом “Новый земной глобус”. По сути — карманный сувенир: шарик диаметром 7 см с изображениями материков, морей, островов упрятан в круглый футляр из кожи акулы, украшенный изнутри картой звездного неба. В XVIII веке у просвещенной публики считалось модным постоянно носить подобные мини-глобусы с собой. Сейчас в мире сохранилось всего 7 таких экземпляров.

Реликвию совсем иного рода представили работники Музея военно-воздушных сил. Сокращенно — СУК, а расшифровывается как солнечный указатель курса. В середине 1930-х институт в Ленинграде создал новый аэронавигационный прибор. Опытные образцы были установлены на самолетах советских асов Чкалова и Громова при подготовке к их уникальным сверхдальним перелетам.

Название еще одного технического раритета, хранящегося ныне в Политехническом музее, с ходу и не поймешь: экзоскелетон полный активный с блоком управления. А это, оказывается, “самоходный” протез для человека с ампутированными ногами. Еще в 1973 году югославский ученый Вукобратович разработал шагающий механизм (который, правда, был не автономным: протез приводился в движение сжатым воздухом, подаваемым по шлангу от компрессора). Испытания проходили у нас в ЦИТО, и тот экспериментальный образец сохранился лишь частично — не уцелели система крепежа к телу и наружный “кожный покров”, обтягивавший “скелетон”, придавая ему форму человеческих ног.

Среди представленных на экспертном совете музейных редкостей оказались и мемориальные. К примеру, рыцарские доспехи, изготовленные 32 умельцами-оружейниками из Златоуста под руководством знаменитого мастера Бушуева в качестве подарка в 1834 году для сына царя Николая I — будущего императора Александра II.

Обсуждали еще одну техническую реликвию, связанную с именем Николая I, — стрелочный телеграфный аппарат. Он был разработан в 1847 году знаменитым ученым Якоби. Один экземпляр стоял в кабинете у императора, а другой — у главноуправляющего путями сообщения графа Клейнмихеля. Вот так, по новомодному телеграфу, царь мог общаться со своим министром.

Самый “молодой” из всех утвержденных экспертами памятников — бортовой вычислительный комплекс “Аргон-16”, изготовленный московским заводом в 1993 году. Такие комплексы 20 лет успешно использовались при полетах в космос наших “Союзов”, “Прогрессов”, орбитальных станций “Салют” и “Мир”.

Экспонат с самым большим трудовым стажем — плоскопечатная стоп-цилиндровая машина “Аугсбург”. Ее изготовили в Германии еще в 1904 году, а использовали в типографии вплоть до 2001-го, когда отдали в Политех. Других экземпляров таких машин в мире не сохранилось.

А вот самый ценный, с точки зрения музейщиков, претендент на звание памятника науки и техники — судя по рейтинговым баллам, выставленным экспертами, — 15-дюймовый телескоп-астрограф, который был изготовлен в Гамбурге в 1900 году по индивидуальному заказу для профессора Цераского — основоположника астрофотометрии в России.

Нынешнее заседание экспертного совета стало юбилейным — пятнадцатым. За это время звание памятников науки и техники получили около 800 уникальных приборов, машин, макетов, хранящихся в коллекциях многих музеев России. Но работы у совета еще непочатый край. По самым скромным прикидкам, счет технических реликвий, сохранившихся в нашей стране и достойных такого охранного статуса, идет на тысячи. Следующую группу “номинантов” в Политехническом музее рассмотрят на следующем совете только через год: нужно время, чтобы провести предварительную экспертизу и подготовить все необходимые документы.





Партнеры