Японский бог, какая девушка!

В сборной России по фигурному катанию — пополнение с Дальнего Востока

27 ноября 2006 в 00:00, просмотров: 218

Россия теперь уже — не белая ворона. Мы — как все. В отечественном фигурном катании создан прецедент. И за российскую сборную на лед в парном катании выходит не украинка или литовка, что было бы совсем не в диковинку, учитывая общее союзное детство, а японка Юка Кавагучи.

КАК ЭТО произошло?

Юка Кавагучи давно и прочно связана с тренерской семьей Москвиных. Попросилась к ним сама, прислала факс Тамаре Николаевне с просьбой взять ее в ученицы: “Мне 16 лет, хочу кататься, как Лена Бережная…” Это было после Олимпиады в Нагано. Потренировалась в одиночницах, потом ей подобрали русского мальчика Сергея Маркунцова, с которым фигуристка и выступала за Японию. Затем русского коллегу сменил американец Дэвид Патрик. Несколько лет назад Кавагучи приехала в Санкт-Петербург, где живут Москвины, поступила в университет на факультет международных отношений. Партнер Патрик от российской экзотики решил отказаться, вернулся в Америку. А Юка легким движением руки ИСУ (Международный союз конькобежцев) вместе с вновь обретенным партнером — опять русским — оказалась в сборной России.

ИСУ, учитывая сложную ситуацию в парном катании, упростил переход спортсменов из-под крыла одной федерации под крыло другой. Решение союза вполне объяснимо: создание пары, как утверждают специалисты, очень трудное дело. Подбор партнеров — крайне кропотливый труд: нужно просчитать психологию, физические данные, трудолюбие… Да еще, как замечают тренеры, мальчики для совместного катания появляются быстрее, чем девочки. Ну и, наконец, не все страны в состоянии растить высококлассных спортсменов: профессионалов не хватает. Поэтому именно для пар ИСУ открыл ворота для быстрых переходов. Чтобы просто не потерять этот вид фигурного катания. В открывшиеся ворота Юка и поспешила.Тамара Москвина считает появление пары Кавагучи — Смирнов обычным стечением обстоятельств.

ПЕРВАЯ ЛАСТОЧКА?

Переезды из страны в страну за тренерами были и будут всегда. У таланта нет национальности — так считают многие: и те, кто учится, и те, кто учит. И летят за океан, и готовы жить без семьи и жертвовать привычным окружением. Потому что на кон поставлен этот самый талант — раскроется он или нет. Если да — успех, слава, деньги. Нет — ничего перечисленного, да еще и тоска по упущенным возможностям. Но поехать за тренером — далеко не всегда означает сменить “врожденные” флаг и гимн на флаг и гимн наставника.

Валентин Писеев, президент Федерации фигурного катания России, абсолютно не скрывает, что явление японской фигуристки под флаг России произошло не от хорошей жизни — была бы у нас жесткая конкуренция да длинная скамейка запасных, и мысли бы не возникло искать партнершу для нашего мальчика на стороне:

— Не думаю, что это правильный путь для развития вида спорта в стране. Но в случае с парой Тамары Москвиной огромную роль сыграла привязанность Юки и к тренеру, и к России. Она уже практически наша, восемь лет, которые она тренируется с российскими тренерами, — большой срок. Да, будь у нас в парах все хорошо, у Юки не было бы шансов. Но я рад тому, что в сборной появилась эта пара. Кавагучи — прекрасный пример для подражания. Она необычайно трудолюбива. Знаете, как некоторые начинают иногда ныть из-за любой царапины — тут болит, там болит… А у нее никогда не возникает вопрос: тренироваться или нет? Я на сборе в Новогорске всем так и сказал на общем собрании — посмотрите на Юку, учитесь терпению.

Уверен Валентин Николаевич и в том, что привлечение иностранного спортсмена в сборную — единичный случай.

ТОВАР ДЛЯ ПЬЕДЕСТАЛА

Интернациональные пары в фигурном катании давно уже не новость. Самые яркие за последнее время примеры — американцы Танит Белбин — Бенджамин Агосто, серебряные призеры Олимпийских игр Турина (дуэт до последнего момента не знал, примет ли участие в Играх, поскольку канадка Танит получила американское гражданство только накануне Турина), или немцы Алена Савченко — Робин Шолковы (она — украинка, он — немец танзанийского происхождения). Россия в этой тенденции до сих пор не участвовала. Мы обходились своими силами, и более того — снабжали фигурными кадрами близкие нам по бывшему Союзу страны.

— Легионеры в нашем виде спорта? Я тяжело к этому отношусь. Неоднозначно, я бы сказала, — размышляет известный тренер Татьяна Тарасова. — Я вообще люблю все национальности и страны, это видно из работы, но как-то… Мы могли всегда только отдавать, брать нам — ну стыдно! Превращать фигуристов в товар — кто больше даст? Кстати, я бы вперед деньги не давала за спортсменов: есть болезни, есть травмы, их могут, в конце концов, неправильно тренировать…

— Вы не боитесь, что все же этот путь — будущее фигурного катания?

— Я не хотела бы до этого дожить. Есть русская школа, и мы в самые тяжелые времена никого не брали. А уж сейчас — катков настроили, в школы дети ломятся, старые тренеры есть, молодые уже подтягиваются. Но… Когда-то папа (прославленный хоккейный тренер Анатолий Тарасов. — Ред.) не представлял себе, что он будет работать на Западе, потому что хотел работать только с русскими. А какая разница, с кем бы он работал, если бы был жив, — скажите мне, пожалуйста? Все это сложно… Я не хотела бы дожить до легионеров в нашей сборной, но уже практически дожила — Москвина взяла. Да, если у нас сегодня нет подходящего спортсмена, то можно, конечно, взять. Но это такой простой путь. Не заработать, не вырастить, а просто, если у тебя есть деньги, — купить. А деньги эти могут пойти на детские школы, на больных; деньги-то могут пойти на что-то настоящее. Как сказать, чтобы не обидеть?.. Спорт — это же не самое главное. Счастье, что у нас есть выдающиеся спортсмены, они всегда будут, но, как только мы начнем брать легионеров, своих не будет, можно об этом забыть.

* * *

…Как-то я спросила главного тренера нашей легкоатлетической сборной Валерия Куличенко: “Вы говорите, мы боремся со всем черным миром, а в России возможно появление легионеров?” — “Думаю, нет”. Прошло всего два года, и совсем недавно президент федерации Валентин Балахничев сказал, что привлечение в национальные команды африканских и азиатских спортсменов — это мировая тенденция, и, возможно, Россия может оказаться очень привлекательной страной для спортсменов из развивающихся стран.

И все понятно: против мировой тенденции, что называется, не попрешь. Ну и что же, что в той же легкой атлетике мы сильны, — не во всех же дисциплинах? И, в общем-то, за державу не будет, наверное, обидно — главное, чтобы человек, этот самый легионер, был хороший. Привыкли же мы, например, к Вагнеру Лаву, полюбили даже: вон он как на днях фривольно гримасничал перед министром обороны Сергеем Ивановым — от кого бы из наших мы такое увидели? И к тому, что тренеры зарубежные наши национальные сборные выводят, тоже начали привыкать…

Но — победа любой ценой? Мы никогда не брезговали, даже гордились этим выражением, а сегодня оно может приобрести еще и свой буквальный, денежный смысл. Для легкой атлетики — наверное, нет, для футбола — нет, а вот для фигурного катания, где в сборной спортсменов-то всего ничего, такие оплаченные победы будут губительны. Фигуристы сборной играют сезон без перерыва и дистанции поменять не могут. Если для сборной купили одного, второго, то скольким из тех, которых не стали растить на занятое место, перекрыли кислород? Победа за любую цену будет очень дорого стоить — свои не будут рваться. Некуда.

Хорошая, трудолюбивая японская девочка Юка, судя по всему, принесет нам много радости. Но она создала прецедент. Как к этому относиться? Пора начинать бояться или вовремя осознать, что мы — часть мирового спортивного движения, и вторжение иностранцев на исконно нашу территорию все равно уже не остановить? А может, просто махнуть рукой и отделаться шуткой: отечественные тренеры, мол, столько пахали и пашут на иностранцев, что пора бы уж и иностранцам на наше отечество поработать? Да и правда, чего в белых-то воронах ходить?

Юка КАВАГУЧИ: “Хочу, чтобы премьер-министр меня понял”

— Юка, успех пришел. Что дальше?

— Выступать и выступать. Очень хочется поехать на Олимпиаду в Ванкувер.

— И готовы сменить гражданство?

— Буду мучиться. Потому что в Японии нельзя иметь двойное гражданство. Наверное, я готова пойти на этот шаг и взять российское. Но — если не получится с двойным. Пока же я хочу обратиться с просьбой к премьер-министру Японии, чтобы для меня было сделано исключение и я бы стала первой японкой, которая “принадлежит” двум странам.

— Вы выступаете за Россию, нет угрызений совести?

— Нет, я очень люблю вашу страну, Тамара Москвина для меня вообще как мама, я живу здесь давно и горжусь тем, что могу выступить за Россию, у которой такие традиции в фигурном катании. Партнера мне нашел Николай Великов, он же и тренировал нас все лето.

— Что скажете о партнере, Саше Смирнове?

— Он говорит: “Хорошо, что я плохо знаю английский язык, а ты, Юка, — русский не настолько хорошо, чтобы ругаться”. Мы и правда совсем не ссоримся и понимаем друг друга…

— Саша, — вопрос Смирнову, — вы все время проводите вместе? Юка же одна приехала в Питер?

— А вы думаете, у нее есть свободное время? Тренировки заканчиваются, так она бежит рефераты писать. Это же будущий дипломат. Какие уж тут гулянья…




Партнеры