Груди против Верди

В опере разделись догола

28 ноября 2006 в 00:00, просмотров: 232

Режиссер Александр Титель, поставивший в Театре Станиславского и Немировича-Данченко “Травиату”, решительно приблизил элитарный жанр к вкусовому уровню завсегдатаев эротический клубов: на сцене рядом с оперными певцами комфортно разместились профессиональные стриптизеры обоих полов, уверенно демонстрирующие “сиськи-письки” по полной программе. Натурально, под музыку Джузеппе Верди.


Титель ударил стриптизом по публике безупречно: ровнехонько в точке золотого сечения в третьей четверти спектакля. Сначала поскидывали бюстгальтеры пошловатого вида девицы, виляющие задницами так, будто они с рождения страдают двусторонним вывихом тазобедренного сустава. А затем сняли штаны и три бравых тарзана, причем один — о, трепещите, дамы климактерического возраста! — чернокожий.

Впрочем, полной неожиданностью все это не стало. Еще во втором акте публика могла заподозрить неладное, наслаждаясь реалистической мизансценой, в которой дородный Альфред (Сергей Балашов) сначала шастал по сцене в банном халате, демонстрируя зрителю пухлые голени, а затем гневно натягивал брюки и застегивал зиппер, сопровождая свои действия текстом “Я смою этот стыд”.

Бордельная атмосфера буквально пропитала весь спектакль, который, похоже, воплощает тайные эротические мечты среднестатистического стареющего, слегка эстетствующего джентльмена. Чего стоят, к примеру, девицы в черных платьях с разрезом на спине, в красных туфлях и красных серьгах, зажавшие между ног виолончели с красными грифами? Картинка, сделавшая бы честь “Пентхаусу”. Декорации Владимира Арефьева также выполнены на тему “Бордель эконом-класса”: недорогие, лаконичные, красивые и функциональные. Итак, на сцене прозрачные витрины, внутри которых установлены поддувала. Из поддувал дует — и в витринах хаотично летают разноцветные лепестки.

В роли Виолетты — Хибла Герзмава, певица с сильным и ярким голосом. И хотя ей не хватает трогательности и умения распределять дыхание, все же она лучшее, что есть в этом спектакле. Несмотря на то что постановщики с помощью безвкусных туалетов всячески мешают актрисе быть на сцене естественной и органичной. То напяливают на нее кринолины, совершенно не монтирующиеся с “современным” стилем спектакля и категорически не идущие Хибле. То обряжают в наряд суфражистки (черный низ, белый верх), в котором можно разглагольствовать об учредительном собрании, но никак невозможно петь дуэт с Жоржем Жермоном (Алексей Шишляев).

Всем известно, что в свое время премьера “Травиаты” провалилась. Парижская публика середины XIX века была столь шокирована показом будней куртизанки, что даже не смогла оценить гениальности музыки. Премьера в “Стасике” шокирует не меньше. Во всяком случае, музыка, которой очень бережно и профессионально озабочен дирижер Феликс Коробов, уже мало кого трогает: видать, трудно ей конкурировать с грудками и попками.




Партнеры