10 белых негритят

Многодетная мать поделилась с президентом сокровенным

29 ноября 2006 в 00:00, просмотров: 226

“Уважаемый Владимир Владимирович!

24 ноября я до обеда сдала последний экзамен в Академии физкультуры в промежутке между схватками. После обеда родила сына, а на следующий день вышла на работу. Из роддома уходила под расписку. У меня теперь пять девочек и пять мальчиков, и я ни разу не брала декретного отпуска. Чиновники от социальных служб меня называют ненормальной и гонят прочь из своих кабинетов, а журналисты обзывают уникумом. А Вы? Как Вы смотрите на таких, как я, и знаете ли, во что обходится в России многодетное материнство?”

“МК” уже писал об этой необыкновенной женщине, о ее любимом муже и девяти их ребятишках, ютившихся в маленькой квартире на Ленинском проспекте. И вот спустя полтора года в семье — очередное пополнение. На днях Вера родила десятого малыша — с великолепными параметрами: 4 кг весом при росте 54 см. Вот только застали мы многодетную маму не веселой и счастливой, как раньше, а задумчивой и потускневшей, за письмом. Девушка размашистым почерком выводила на тетрадном листе письмо президенту.

Мы опять сидим за кухонным столом у гостеприимного семейства. Вера, не отрываясь от письма, рассказывает.

— Когда мне было 20 лет, мы с мужем Михаилом оказались в храме Сергиева Посада. Батюшка выслушал мою исповедь о предстоящем материнстве и сказал так: “Если рядом с тобой по жизни хороший помощник, рожай, деточка, столько, сколько Бог пошлет”. И словно приговорил нас с мужем к многодетности. Ибо все дети наши — от большой любви к друг другу и к каждому из малышей. Ни разу в нашей семье не вставал вопрос: оставить беременность или нет. Нас осуждали, нас не понимали, нам советовали. Ни мне, ни мужу не удалось работать по специальности, требующей полной занятости. Он дизайнер, у меня медицинское и театральное образование. Он работает — я с детьми, он на кухне — я на работу. Более того, каждый из детей тоже вносит лепту в семейный бюджет. Все, начиная с пеленок, подрабатывают в кино и в съемках рекламных роликов. Сами себе обеспечиваем и школьную форму, и учебники, и занятия с репетиторами, и спортивные секции.

Вера Ермилова запомнилась нашим читателям по фильму “Огнеборцы”, где она сыграла жену героя актера Алексея Кравченко, а ее дети сыграли их совместных по фильму детей. Старшие сын и дочери часто снимались в знаменитом “Ералаше”, а малыши рекламируют подгузники и детское питание на каналах ТВ. Летом Вера сама развозит детей к месту назначения на стареньком мотоцикле (а зимой добираются на общественном транспорте) и проводит с маленькими артистами по 12 часов на площадке.

— Сколько тратите на каждого ребенка?

— Вот как раз пишу об этом Путину.

“Владимир Владимирович, я приведу только некоторые цифры наших расходов в месяц на одного ребенка: питание — 1 тысяча рублей, одежда — 1 т., школа обходится (охрана, уборка, экскурсии, в родительский комитет, ремонт и т.д.) в 2350 рублей, репетиторы для отставших по болезни (а болеем практически все по очереди, в тесной комнатушке вирус распространяется молниеносно) — 2 тысячи, спортивные секции — 1500, и все это помножить на 7, плюс школьная форма ежегодно почти на каждого — 3000, учебники 2000 рублей. Летний отдых бесплатно только по трем путевкам, остальные обходятся по 10000 рублей. Для малышей место в садике нашлось одному. Нет, можно, конечно, сократить расходы, отменив тренировки, изучение языков, летний отдых. Но дети должны расти всесторонне развитые! Коммунальные выплаты — 5000 в месяц и неимоверные расходы на лекарства. Вот потому мы все от кастинга до кастинга любому предложению рады, за любую работу беремся. Но есть проблема, которой нам не разрешить, видимо, никогда. На всех нас, 12 человек, приходится две комнатушки в трехкомнатной квартире. За стеной — моя старшая сестра с дочерью-инвалидом. У девочки шизофрения агрессивной формы. Мать вынуждена денно и нощно быть возле нее и зарабатывать на дому выращиванием домашних животных на продажу (она ветеринар по образованию). Такое соседство закончилось тем, что младшей нашей дочери поставили диагноз: бронхит астматической формы. Зверюшек приказано распродать”.

Мама засовывает в рот младенцу грудь и продолжает писать:

“Люба, старшая сестра, одна воспитывает больную дочь, отец девочки умер, не оставив после себя ни денег, ни жилья. Иногда к профессиональному ветеринару обращаются работники столичного зоопарка, но женщина может помочь животным только советом специалиста по телефону. Дочь Любу не оставляет одну в комнате ни на минуту. А ведь по положению такой семье полагается отдельное жилье. Бумаг столько написано в разные инстанции, что впору ими печь топить, а в ответ, как всегда, одни отписки”.

— Вы знаете, — вдруг начинает смеяться Вера, откладывая ручку, — однажды у сестры из клетки разбежались крыски по всей квартире, мы вылавливали их всей семьей целую неделю. Вот после этого и заболела маленькая Николь… — и Вера так же внезапно начинает плакать.

Она не упрекает сестру за случившееся, ведь других средств к существованию у той нет.

В этот момент раздался телефонный звонок, в трубке послышался голос 12-летней Лили:

— Мама, мы уже в магазине, самая дешевая ванночка для малыша стоит 1 тысячу рублей.

— Нет-нет, это дорого, поищите подешевле! — Вера вешает трубку, снова пишет:

“А в остальном все хорошо, Владимир Владимирович, на днях заказали третью двухъярусную кровать, теперь будем спать как короли — у старших появятся отдельные матрацы. Вот только папа наш не выдержал и ушел из семьи. У него депрессия после того, как пролежал с дочерью два месяца в больнице.

С уважением, Вера Ермилова”.

Вера свернула листки и тяжело вздохнула: “Похоже, у меня тоже начинается депрессия”. И тут же встрепенулась — ничего, пробьемся, меня тут пригласили на постановку шоу в качестве режиссера, так что с голоду не умрем.




Партнеры