О мир, ты - жир!

Почти все российские женщины делают это — в чем и убедился корреспондент “МК” в клинике Института питания РАМН

2 декабря 2006 в 00:00, просмотров: 772

Чтобы понять разницу между полным человеком и жирным, совсем не обязательно углубляться в медицинскую энциклопедию. Достаточно один раз побывать в клинике Института питания РАМН, где лечат от ожирения. Лишние килограммы тут испаряются целыми тоннами, ведь у некоторых пациентов превышение нормативного веса достигает 150—180 кг!


Да-с, обычных медицинских весов тут не бывало со дня основания заведения. Они рассчитаны всего на 150 кг. К тому же чрезмерно толстые люди на них просто не помещаются. Случается, что в приемном покое пациентов взвешивают прямо на овощных весах.

О человеческой беде под названием “ожирение” здесь можно узнать даже не от врачей, а от самих пациентов. Многие собираются в “курилке”, чтобы поговорить о своем, наболевшем.

От них узнаем, что желудок, привыкший к умеренному питанию, растягивается всего за пару раз хорошей доброй еды. То есть два раза вкусно пообедал — и уже в животе будет сосать. И далеко не каждый в состоянии снова взять себя в руки и вернуться к прежней аскетичной еде.

Кстати, сама сигарета на процесс похудания не влияет никак — это заявляют дамы с весом 130—150 кг! Просто курение притупляет, но не снимает чувство голода.

— А если по большому счету, — говорит одна из больных, — то лучше все-таки ожирение, чем дистрофия. Вот я по-любому выйду отсюда постройневшей. А дистрофия… Год назад тут была девочка, привезли ее с 42 кг. С 70 кг дохуделась до того, что организм стал отторгать пищу. Уж как ее врачи вытаскивали! И всякие препараты, и жареную свинину, и куры гриль… Так и выписалась с 42 килограммами…

Пока пациенты выкуривают сигарету, тема жареной свинины или картошки (яичницы) на сале обязательно всплывает в беседе. Ностальгия, так сказать, по домашнему образу жизни. Нашу собеседницу зовут Светлана, и в клинике она уже не первый раз. Здесь под наблюдением врачей стремительно худеет, дома стойко держится еще 3—4 месяца, а потом срывается. Гости тому виной или собственное желание попробовать “чего-нибудь вкусненького” — но… через полгода снова приезжает сюда похудеть и всякий раз надеется, что теперь уже всерьез и надолго.

— Нашей клинике 75 лет, — рассказывает руководитель отделения реабилитационной диетологии, доктор медицинских наук Зайнудин Зайнудинов. — Задача медперсонала — приучить людей к правильному питанию, дать им навыки. Голоданием ничего хорошего не добьешься. Есть можно и нужно все, но чтобы жиры в рационе питания составляли не более 25%. И чтобы 2/3 из них приходились на растительные жиры.

Питание в клинике... шестиразовое, но оно не превышает 1100 килокалорий в день — при обычной норме 2500. В рационе ничего жареного, только вареное или паровое. Полностью исключены соль (она разжигает аппетит) и сахар. Стакан сока шиповника — это уже вполне приличный завтрак. Раз в неделю обязательно бывает разгрузочный день: в зависимости от состояния больного — овощной, банановый или даже мясной, но при общей калорийности 800 килокалорий в день.

Словом, о шкворчащем на сковороде кусочке свинины тут вспоминают, как о самом светлом празднике, который всегда с тобой. Как показывают наблюдения врачей, многие пациенты и пациентки попадают в клинику в результате обжорства — того самого, от которого по три раза в неделю страдал Кирила Петрович Троекуров в “Дубровском” Пушкина. С той только разницей, что переедают они не по 3, а по 7 раз в неделю.

— Своим я уже позвонила, — вздыхает Галина Солтанова, — никакого Нового года отмечать не будем, и никаких гостей. Все будет скромно, по-спартански: овощные салаты и яблоки. Боюсь, меня опять разнесет.

Уже через несколько дней у 41-летней Галины закончится курс лечения (1 месяц), и она уедет домой, в Свердловскую область. Приехала она в Москву с весом… 195 кг — при росте 163 см. Если в идеале, ей нужно похудеть на 130 кг.

— Активно жиреть начала года три назад, — вспоминает Галя, — сразу после операции. За обед съедала по 7 котлет и почти буханку белого хлеба — у нас в Свердловской области пекут большие и вкусные хлеба. Часа через два я могла снова сесть за стол. К тому же спать ложусь поздно, поэтому в час-два ночи варила себе сибирские пельмени... Дома из комнаты на кухню уже доходила только с тросточкой. Тут похудела пока на 20 кг, но чувствую себя совсем по-другому. Даже гулять с подружками на улицу выхожу — и без всякого костыля. Через полгода снова сюда приеду, продолжать лечение, то есть худеть дальше…

По правильным медицинским нормам худеть в месяц можно не более чем на 10—12% своего веса. Поэтому те, кто обладает силой воли, делают это в несколько заходов. Однако такие (с силой воли), которые после лечебного курса не набрасываются на котлеты и сосиски, встречаются все-таки редко.

Но встречаются. Знакомимся с одной из них: Инна приехала из Подмосковья. В отличие от многих пациентов, в клинике она всего второй раз: впервые тут была два года назад, когда сбросила 15 кг. Сейчас у нее почти не видно следов полноты, все это время Инна не позволяла себе ничего лишнего. Ужинает не позднее 6 часов вечера (спать ложится в 11), весь ужин состоит из стакана 1% биокефира. В этот режим уже втянулась и мечтает похудеть еще килограммов на 5—6. В общем, хочет стать почти такой, какой была в молодом возрасте. Так сказать, сказку сделать былью.

Считается, что с годами можно чуть-чуть раздаться. Но все это миф, выдавание желаемого за действительное. Медицина в этом вопросе непреклонна: и в 75 вес должен быть таким, как в 25, — и никаких тебе послаблений.

Основная часть контингента клиники попадает сюда в результате обычного обжорства. Но бывают и такие, кто на больничной койке оказывается после нервных стрессов. Вот почему в разное время здесь лечились советские руководители и их жены. Сегодня свои курсы тут проходят достаточно известные в стране политики, но их имена не разглашаются. В качестве примера говорят об английской принцессе Диане, которая “заедала” нервное напряжение, толстела, а затем периодически садилась на жесткую диету. Впрочем, делала она это не в больнице и не в клинике. На Западе, где проблема с ожирением пока что острее, чем в России, такие больные лечатся только амбулаторно.

Спрашиваем у Людмилы Петровны Федорцовой: есть ли народные методы похудания?

— Самым распространенным и популярным в России считаются православные посты, — отвечает она. — Многие через них прошли не раз и не два, однако результат получался нередко отрицательный. Да, люди отказывают себе во всех радостях, но каши поедают столько, что толстеют еще активнее. Вставать из-за стола с чувством легкого голода (главной идеей постов) для отдельных людей выше всяких сил.

— Ну и?

— Есть нужно правильно! И все у вас получится!


(О том, как правильно питаться, чтобы не потолстеть, читайте в одном из ближайших номеров “МК”.)




    Партнеры