Мистическое “свинство”

“Мухомор” стал шаманом и выучил бурятский язык

4 декабря 2006 в 00:00, просмотров: 426

Мистика — один из популярных кино- и тележанров. Об этом на Первом канале вспомнили вовремя. И незадолго до Нового года, когда во всякие чудеса и приключения верится особенно легко, запускают в эфир премьеру нового многосерийного фильма “Вепрь”. В этом мистическом триллере, снятом по мотивам одноименного романа Олега Егорова, есть все, чтобы зритель не смог оторваться от телеэкрана. Лихо закрученная интрига, которая помимо всяческой чертовщины замешена на истории, научных экспериментах, приводящих к мутации, и настоящем, леденящем кровь детективе. Музыка от титулованного композитора Андрея Сигле, работавшего с самим Александром Сокуровым. И блестящее созвездие знаменитых актеров — от молодых Алексея Девотченко и Михаила Евланова до мэтров Александра Филиппенко и Юрия Кузнецова.


Итак, 1974 год. Московский аспирант Сергей Гущин работает над кандидатской диссертацией на тему “Разгром белого движения на Дальнем Востоке”. Наибольший интерес у молодого ученого вызывает исторический персонаж барон Унгерн фон Штернберг, в 20-е годы пытавшийся создать “Серединную империю”, которая опиралась бы на традиции монгольских лам и бурятских шаманов. В подмосковном поселке Пустыри, который является закрытой зоной, без пяти минут кандидата исторических наук ждет егерь Обрубков, некогда лично знавший легендарного барона. Гущина ждут и легенда о звере-призраке, огромной свинье, убивающей людей, и убийство мальчика, совершенное якобы местным дурачком Никешей, которого милиция из райцентра нигде не может найти. Вдобавок ко всему сам Обрубков оказывается весьма странным субъектом, и Сергей, по сути, остается заложником Пустырей. А тут еще странный ученый, этакий доморощенный профессор Преображенский, работающий над проблемой замедления старения и продления жизни и с этой целью пересаживающий подросткам мозги стареющих лидеров страны, членов советского Политбюро. Уже страшно? То ли еще будет!..

Как-то трудно поверить, что весь этот завораживающий кошмар снял тот самый Дмитрий Светозаров, которого телезрители знают в основном по “Ментам” да “Агенту национальной безопасности”. Тем не менее к мистике режиссера для души тянуло всегда. И ее сполна хватает и в его фильме “Псы”, и в сериалах “Фаворский” и “По имени Барон…”.

— Для меня в “Вепре” главным стал анализ недавнего прошлого нашей страны во времена советской власти, — признается Дмитрий Иосифович. — Происходящее в Пустырях мы постарались показать в первую очередь как некий слепок общества периода брежневского застоя, когда были заложены первопричины скорого заката могущественного государства под названием СССР. Другая немаловажная тема — сочетание двух начал — добра и зла — в человеке. Ведь наш барон Унгерн, с которого и началась вся эта история, неоднозначный злодей. Он еще и мужественный эрудированный человек, владеющий санскритом и досконально знающий буддизм.

Важным условием для того, чтобы держать зрителей в постоянном напряжении, по мнению Светозарова, стало соблюдение исторической правды при работе над проектом. В Пустыри превратили поселок Тайцы под Питером с прилегающим бесконечным топким полуболотом-полустепью. Самая массовая сцена — это эпизод камлания, ворожбы в шаманской хижине, где будут десятки героев, одетых в этнические бурятские костюмы. Специально для съемок фильма из Улан-Удэ выписали несколько вагонов реквизита, в том числе и настоящую юрту. Мундир Унгерна был воссоздан с максимальными подробностями по фотографиям реального персонажа.

Юрий Кузнецов снимается у Светозарова не впервые. Но роль Обрубкова далась ему титаническими усилиями.

— “Вепрь” очень дорого стоил всем нам, — рассказывает актер. — Фамилия моего персонажа — “говорящая”. Левую ручку ему японцы отрубили. У меня было немало ролей, после которых я подолгу впадал в серьезные депрессии. Но после последней работы у Светозарова около года не мог до конца отойти. Ведь тут и мистика, и ужасы, и психология. Одна сцена заклинаний на бурятском языке чего стоит. Я месяц сходил с ума перед этим шаманством. После первого же дубля меня начало трясти. Они в перерыве обедать сели, а меня как заклинило. Не до супчиков с картошечкой...

Ну и какая же мистика без животных-оборотней? В съемках наряду с актерами-людьми приняли участие два ворона — Крокус и Максимус. Причем основную работу выполнял Крокус, а Максимус подменял основного артиста. Ворон в сериале — символ барона Унгерна. Еще один “артист” — кролик Лелик, которого за беспокойный нрав на съемочной площадке прозвали “заяц-банзай”. Особо помучились со съемками змей, живущих, по сценарию, в лаборатории профессора. На всякий случай артиста снимали отдельно от гадов ползучих. Что же до самого вепря, то при создании этой свиньи-мутанта, как ни мучились, без помощи специалистов по компьютерным эффектам обойтись не смогли. Зато монстр удался. Впрочем, сами увидите. Сегодня, 4 декабря, на Первом канале после программы “Время”.




Партнеры