Что наша жизнь? Муляж

Государство отказывается вернуть долг охраннику Сталина

5 декабря 2006 в 00:00, просмотров: 213

В СССР были тысячи генералов, но лишь немногие из них остались в памяти людской. Среди таких “избранников истории” — генерал-лейтенант Николай Власик. Он не числится среди героических полководцев, создателей новой боевой техники, талантливых военных мемуаристов… Власика увековечила его должность: на протяжении долгих лет этот человек являлся начальником охраны Сталина.

Его считали тогда всемогущим. Однако близость к вождю не спасла генерала от опалы и тюремных мучений. Восстановить свое доброе имя потом он так и не успел. Эту борьбу за справедливость пришлось завершать его дочери, для которой трудная эпопея растянулась на долгие годы.

Историю главного телохранителя “отца народов” подытожили совсем недавно. Завершился последний из этапов его биографии — посмертный.

Море забот

Сын белорусского батрака, унтер-офицер в царской армии, георгиевский кавалер, член полкового ревкома, с 1919-го — сотрудник ВЧК…

В ноябре 1938 года Николаю Сидоровичу было поручено возглавить Особый отдел ГУГБ НКВД — обеспечивать безопасность членов правительства и лично И.В.Сталина. Нет, он не был просто тенью “хозяина”, человеком, постоянно готовым пожертвовать собой ради спасения жизни вождя. Круг обязанностей чекиста Власика был куда шире.

Николай Сидорович заботился о медицинском обслуживании первых лиц государства, решал для всей партийной верхушки проблемы с дачами и квартирами, следил за бесперебойным снабжением спецпайками. Благоустройство территории Кремля, все новое строительство и реконструкция старых помещений здесь проводились только с разрешения Власика. Он же ведал подготовкой Красной площади к парадам и праздничным демонстрациям, курировал составление программы каждого такого мероприятия. Власику приходилось заниматься организацией отдыха Сталина и его семьи на дачах — под Москвой, на Кавказе… Наконец, после гибели Надежды Аллилуевой в 1932 году Николаю Сидоровичу досталась еще роль воспитателя: он следил за тем, как учатся, как ведут себя дети Сталина.

Но, конечно, главным из всего этого была безопасность руководителя государства. Власик оказался большим изобретателем по части маскировки перемещений “отца народов”. Именно он придумал широко использовавшийся впоследствии тактический ход — правительственная автоколонна составлена из десятка одинаковых лимузинов, в один из которых (какой именно — до последнего момента никому не известно) садится сам “хозяин”, а в остальные — “лица, похожие на товарища Сталина”. Подобным же образом прятали вождя во время его авиаперелетов: в спецрейс отправлялись несколько пассажирских “Дугласов” с одинаковыми бортовыми номерами, а в каком из них ему разместиться — определял сам Сталин буквально за минуты до вылета.

Работы Власику и его “команде” значительно прибавилось с началом войны. Знаменитая поездка Сталина на станцию метро “Маяковская” в канун праздника Октября, его выступление с речью 7 ноября 1941 года на Красной площади — все это обеспечивал начальник личной охраны. Николаю Сидоровичу было поручено проведение эвакуации правительства, наркоматов, дипкорпуса из прифронтовой Москвы в Куйбышев — не только перевозка, но и размещение этих людей в приволжском городе, снабжение транспортом, охраной, помещениями для работы, продуктами.

Секретная отправка тела Ленина из Мавзолея в Тюмень — тоже головная боль для Власика. А тут еще, как на грех, в опустевшую столицу нагрянул посол одного из дружественных государств, который пожелал возложить венок к Мавзолею. Чтобы никто не догадался об отсутствии мумии Владимира Ильича, пришлось срочно выставлять там почетный караул — буквально на несколько минут, пока господин посол совершал свою “протокольную церемонию”.

Власик обеспечивал безопасность Сталина на всех международных конференциях, где собирались главы союзных государств. Причем “охранник №1” всегда находился рядом с “хозяином”, маскируясь под фотокорреспондента (фотография была его давним увлечением). Именно за свою работу на этих конференциях генерал был награжден высшими советскими знаками отличия: за Тегеран и Потсдам — орденами Ленина, а за Ялту — орденом Кутузова (хотя по статусу его могли получать только военачальники за успешное проведение крупных войсковых операций!).

Обвинить любой ценой!

Сталин нередко вызывал Власика к себе и расспрашивал о делах, творящихся в Наркомате (министерстве) госбезопасности. Николай Сидорович порой давал весьма нелестные характеристики поступкам своих начальников — Берии, Меркулова, Гоглидзе, Серова… Однако у Лаврентия Павловича и его подручных служба прослушивания была поставлена на высоком уровне — высказывания начальника охраны им сразу же становились известны и не могли остаться безнаказанными. Власика надо убирать!

Первый компромат на него попытались добыть еще в 1948-м. Арестованный комендант “ближней” дачи в Кунцеве Федосеев под пытками дал показания, что Власик якобы хотел отравить Сталина. Но это был уж слишком явный перегиб. Следующим актом стало “дело врачей” — на Николая Сидоровича теперь хотели повесить попытку вместе с кремлевскими медиками “залечить до смерти” Жданова. Тоже не сработало. Наконец была организована беспроигрышная акция: создали комиссию по проверке финансовой и хозяйственной деятельности ведомства Власика. Конечно, она раскопала много нарушений, растрат… О “вопиющих безобразиях” доложили “хозяину”, и результат был достигнут.

29 апреля 1952 года Н.Власика сняли с должности начальника Главного управления охраны МГБ, а 20 мая отправили на Урал в городок Асбест — зам. начальника Баженовского лагеря МВД. Впрочем, эта ссылка длилась недолго: уже 15 декабря Николая Сидоровича вызвали в Москву и арестовали. Обвинение, услышанное Власиком от следователя в Лефортовской тюрьме, стало неожиданным: якобы он не дал хода донесению врача Лидии Тимошук, в котором раскрывался “заговор кремлевских врачей”. Впрочем, этого гонителям показалось мало. Для генерала-охранника быстро состряпали полный “джентльменский набор” того времени: шпионаж, подготовка терактов, антисоветская пропаганда. Среди эпизодов фигурировал даже такой: после завершения Потсдамской конференции Власик вывез в эшелоне НКВД двух коров, быка и лошадь; всю эту живность он передал своей сестре Ольге, живущей в разоренном немцами белорусском селе. Когда министр Игнатьев доложил о такой “криминальной” истории вождю, тот не сдержал раздражения: “Ты что, обалдел, что ли?!”

Прежние начальники устроили Николаю Сидоровичу в тюрьме “веселую” жизнь. Его лишали сна, выводили на бесконечные допросы, даже имитировали расстрел. За первые три лефортовских месяца генерал перенес инфаркт и похудел на 30 кг. Но не хотел сдаваться и подписывать “признательные показания”.

Казалось бы, после смерти генералиссимуса, а потом и расстрела Берии и его главных помощников все беды Власика должны кончиться. Но он продолжал сидеть в тюрьме: ведь председателем КГБ стал еще один “обиженный” им генерал-чекист — Иван Серов. Зато на смену прежним обвинениям теперь пришла откровенная “бытовуха”: “Морально разложился, систематически пьянствовал, не обладая чувством политической бдительности, проявлял неразборчивость в бытовых связях…”

На это Николай Сидорович с мрачным юмором дал комментарий, внесенный в протокол: “Я действительно сожительствовал со многими женщинами, распивал спиртное с ними и художником Стенбергом, но все это происходило за счет моего личного здоровья и в свободное от службы время”.

17 января 1955 года Военная коллегия Верховного суда на закрытом заседании вынесла решение по делу Власика: признать виновным, лишить всех званий и наград, подвергнуть ссылке сроком на 10 лет…

Бывшего “охранника №1” высылают на поселение в Красноярск. Оттуда он пишет слезные письма руководителям страны, которые его так хорошо знали.

“Председателю Президиума Верховного Совета СССР товарищу Ворошилову К.Е.

…Дорогой Климент Ефремович, прошел год моей ссылки. Я безнадежно болен. Один, без надлежащей медицинской помощи, без ухода я не выдержу столь длительный срок ссылки… За свои ошибки, среди которых нет ни одной политической, я уже так тяжело наказан... Я обращаюсь к Вам и в Вашем лице к Партии и Правительству с просьбой о помиловании. Прошу простить меня, разрешить вернуть мне мой московский паспорт и дать возможность дожить свои последние дни в семье”.

Письмо-прошение, отправленное 15 апреля 1956 года знаменитому маршалу, сработало. Ровно через месяц вышло постановление Президиума ВС СССР “О помиловании Власика Н.С.”, подписанное Ворошиловым.

Николай Сидорович вернулся в столицу и, едва оправившись от барачной жизни, принялся хлопотать об исправлении случившейся с ним несправедливости. Помочь ему в этом пытались даже прославленные полководцы Жуков и Василевский, но безрезультатно. Еще 11 лет спустя, 18 июня 1967 года Н.С.Власик скончался от рака легких. Он так и остался “бывшим” — бывшим генералом, бывшим кавалером многих орденов, бывшим членом партии…

Борьбу за отцовскую правду продолжила дочь.

Когда рубль равен 30 долларам

Заслуженный юрист России Андрей Сухомлинов долгие годы проработал в органах Военной прокуратуры, а сейчас собирает материалы для книги о главном охраннике Сталина. На протяжении всех последних лет Андрей Викторович помогал дочери Н.С.Власика, Надежде Николаевне, добиваться восстановления справедливости в отношении ее отца.

— 28 июня 2000 года президиум Верховного суда РФ наконец отменил приговор по делу Власика и прекратил это уголовное дело за отсутствием состава преступления. Однако это был лишь первый шаг. Сразу затем возникло несколько вопросов. Как получить справку о том, что Н.С.Власик и его дочь Надежда являются жертвами политических репрессий? Как получить компенсацию за конфискованное у Власика имущество? Как получить его награды? Как восстановить воинское звание “генерал-лейтенант”?

— Но разве все это не должно решаться автоматически после принятия подобного постановления высшей судебной инстанцией страны?

— В любом правовом государстве именно так и должно было бы происходить, но, увы, не в нашей действительности! На обращение Надежды Николаевны в Главную военную прокуратуру оттуда пришло разъяснение, что ее отец и она сама не являются жертвами, пострадавшими от политических репрессий, поскольку Н.С.Власика осудили в 1955-м по общеуголовной статье.

Ошиблись, однако, коллеги из ГВП. В принятом в 1991 году законе “О реабилитации жертв политических репрессий” сказано, что он распространяется кроме “политиков” еще и на тех, кто был осужден за иные преступления, но “по политическим мотивам”. У нас как раз тот самый случай: Власика с самого начала пытались упечь за решетку по политическим мотивам, и лишь когда это не удалось, ему повесили общеуголовную статью. Однако какая же инстанция может определить этот самый “политический мотив”? В законе-то об этом — ни слова… После неоднократных обращений в ВС, в прокуратуру, в ГВП, которые заняли более двух лет, но так и не дали никакого результата, мы решили идти самым простым путем: поскольку по Конституции РФ все спорные вопросы решаются в судебном порядке, написали исковое заявление в районный суд по месту жительства дочери Власика. Судье понадобилось буквально 15 минут, чтобы вынести решение: “Установить юридический факт применения политических репрессий…” Имея на руках такое решение райсуда и постановление Верховного суда, отправились в ГВП, где Надежде Николаевне наконец, после трех лет мытарств, вручили заветную справку о реабилитации ее отца…

Следующим этапом стало возвращение наград и звания. Для этого Сухомлинову и его подопечной пришлось отправиться в МВД (ведь на момент ареста Власик служил именно в этом ведомстве). На основании все тех же двух судебных решений там начали готовить необходимые представления. Лишь через год — в 2004-м — вышел закрытый указ президента о возвращении Николаю Сидоровичу всех орденов и медалей. Его дочь пригласили в Администрацию Президента и там вручили ей орденскую книжку-дубликат. Поскольку самих орденов Власика уже не существовало (их давным-давно отправили на переплавку), Надежде Николаевне выдали специально изготовленные для подобных случаев муляжи.

В президентском указе ни слова не было сказано о возвращении Власику генеральского звания, хотя, по логике, это единый вопрос. Скорее всего просто произошла канцелярская ошибка: чиновник, который готовил текст указа, забыл добавить в конце его слова “…и восстановить в звании генерал-лейтенанта”, ну а президент, подписывая документ, естественно, не мог знать, что Власику надлежит вернуть и этот долг… Понадобилось еще почти 3 (!) года хождений по инстанциям и бумажной волокиты, чтобы добиться решения данного вопроса. Лишь совсем недавно из ФСО сообщили дочери, что еще одним закрытым указом президента ее отец восстановлен в звании.

Оставался нерешенным еще “материальный вопрос”. При аресте у Власика было изъято его личное имущество, якобы “приобретенное преступным путем”. Перечень ценностей, обнаруженных в квартире главного охранника, приведен в приговоре суда: рояль, пианино, “две картины натюрморт”, несколько фотоаппаратов и объективов к ним, “гармонь иностранной марки”, 4 ковра, “бокалов хрустальных разных — 112 штук”, столовый сервиз из 100 предметов, 20 хрустальных ваз, 5 перстней… Проведенный товароведческий анализ показал, что общая стоимость конфискованного у Власика по сегодняшним ценам составляет не менее 120 тысяч долларов. Но кто и как будет это богатство возвращать наследнице?

Оказывается, по вопросам возмещения материального ущерба в подобных случаях нужно обращаться в специальные подразделения, имеющиеся при администрации каждого субъекта Федерации. Сухомлинов разыскал такую комиссию в Москве, принес туда ворох документов… И тут выяснилось, что существует в России закон, касающийся граждан, незаконно репрессированных по политическим статьям. Согласно ему если у такого человека конфисковали когда-то личное домовладение, то сейчас ему или его наследникам вернут за эту недвижимость сумму, не превышающую 10 тысяч рублей. А за все прочее несправедливо отнятое имущество можно получить компенсацию максимум 4000 рублей.

— Что за смехотворные суммы?!

— Я обратился в Генпрокуратуру, и там мне все растолковали. В каком государстве было совершено беззаконие? В СССР. Где это государство? Нет его, а есть официальный правопреемник, Россия. Этот правопреемник берет на себя обязательство лишь частичного возмещения ущерба — в пределах оговоренных сумм. А почему именно такие суммы? Отправляйте запрос в наше правительство, пусть они объясняют.

Вот так и получила Надежда Николаевна после долгих мытарств 4 тысячи рублей вместо 120 тысяч долларов!


Справка. Начальники Отдела охраны (1-го отдела) ГУГБ НКВД СССР:

• Паукер Карл Викторович (1893—1937), член партии с 1917 г., в органах ЧК с 1920 г., образование — низшее, комиссар госбезопасности 2 ранга.

Начальник 1-го отдела ГУГБ с 28.11.1936 г. по 15.04.1937 г..

17.04.1937 г. — арестован, 14.08.1937 г. — расстрелян.

• Курский Владимир Михайлович (1897—1937), член партии с 1917 г., в органах ЧК с 1921 г., образование — низшее, комиссар госбезопасности 3 ранга.

Начальник 1-го отдела ГУГБ с 15.04.1937 г. по 14.06.1937 г.

08.07.1937 г. — застрелился.

• Дагин Израиль Яковлевич (1895—1940), член партии с 1919 г., в органах ЧК с 1919 г., образование — низшее, комиссар госбезопасности 3 ранга.

Начальник 1-го отдела ГУГБ с14. 06.1937 г. по 05.11.1938 г.

05.11.1938 г. — арестован, 22.01.1940 г. — расстрелян.

• Власик Николай Сидорович (1896—1967)…

Начальник 1-го отдела ГУГБ с 19.11.1938 г.…




Партнеры