Загадки Тверской трагедии

Так кто же объявил священнику войну?

6 декабря 2006 в 00:00, просмотров: 281

Вчера в Тверской области прошли панихида и похороны семьи священника Андрея Николаева, заживо сожженной в ночь на 2 декабря в собственном доме. На сельском кладбище предали земле останки Андрея Николаева, его девятилетнего сына Давида, семилетней Анны и четырехлетней Анастасии.

Их трагическая гибель обрастает все новыми подробностями.

Село Прямухино лихорадит.

До сих пор остается неизвестной судьба жены священника, 32-летней Оксаны Васильевны. Но в Генпрокуратуре считают, что матушка Ксения скорее всего сгорела заживо в доме. На пепелище были обнаружены костные останки. Но пока обнаружение ее тела официально не объявлено. Если экспертиза подтвердит, что матушка Ксения тоже сгорела, ее останки будут захоронены в той же могиле.

Никто из местных не сомневается, что дом батюшки подожгли. Все, кто проходил субботним вечером мимо их усадьбы, отмечали запах бензина.

Вспоминают ныне и то, что много времени батюшка проводил в Москве. Казначей храма, где служил Андрей Николаев, объясняет:

— Семью кормить надо, машину “Ауди” “кормить” тоже надо. Вот батюшка и ездил в более хлебную Москву соборовать. Подрабатывал тем, что освящал состоятельным москвичам новенькие иномарки, дачи и загородные дома.

Однако в селе все уверены, что у батюшки в Москве был свой бизнес.

— Как ни спрошу у его сынишки Давида, где папа, он отвечал: “В Москве”, — рассказывает учительница Елена Морозова. — Я хотела, чтобы батюшка провел у нас специализированный урок, но вызвать в школу из-за частых отлучек так его и не смогла.

— Одно время батюшка держал в Сергиевом Посаде лавку с церковной утварью, — говорит казначей Виктор Козлов. — Но дело оказалось невыгодным, и магазинчик пришлось закрыть.

Вопрос о том, остался ли священник кому–то должен, остается открытым.

Но то, что батюшке кто–то постоянно угрожал, подтверждает все его окружение.

— И это не могут быть местные алкоголики, как пишут сейчас газеты, — говорит Козлов. — Нашим пьющим гражданам не до угроз, была бы самогонка под боком. Никто из них никогда бы не поджег дом с детьми.

Предупреждение Андрею Николаеву поступало не раз.

— Неспроста ему не раз подпускали петуха, — говорит старожил деревни Александр Сидоров. — Один дом сгорел, потом баня... Следы стоит искать не в Прямухине, а в Москве.

Чтобы не связываться с дровами, священник летом разобрал печь. Тогда же поменял всю проводку на новую. Помещения в доме обогревались с помощью ТЭНов.

Подробностей о личной жизни священника немного. Достаточно сказать, что батюшка был скрытным человеком. И матушке внушал: “Никого не пускай в дом!” Со всеми гостями Ксения разговаривала на пороге дома.

Но в субботу семья Николаевых принимала гостей. Около дома священника весь день стояла неизвестная местным “Нива”.

В селе уверены: батюшку с семьей сожгли пришлые люди. Грабителям в деревне делать нечего.

По рассказам казначея храма Виктора Козлова, слухи о постоянных нападениях и кражах в подведомственной им церкви тоже сильно преувеличены. Церковь в селе отреставрированная, чистая, но очень скромная: никаких реликвий или дорогостоящих предметов церковного обихода нет. Люди, которые “профессионально” занимаются поиском и продажей церковных ценностей, в Прямухино не заезжают: знают, что брать нечего. За последние десять лет из храма умыкнули только небольшой колокол. А случаи, когда батюшка по сигналу тревоги бежал вечерами к церкви с ружьем, Козлов считает показушными. Сигнализация от церкви была проведена только к дому казначея, который по совместительству был и сторожем.

На вопрос о сложных отношениях Андрея Николаева с женой Виктор после паузы ответил:

— Мне лучше этого не знать. У нас с ним была духовная связь.

Тем не менее, по признанию казначея, в последний год батюшка приблизил к себе одну из прихожанок. Елена Шилкина нередко сопровождала Андрея в поездках по области и в Москву. Работала и при храме — продавала свечи.

При всей своей скрытности Андрей Николаев стремился быть на виду у прессы. В интервью он нередко рассказывал о своей борьбе с деревенскими выпивохами.

— Меня и других сельчан он просил рассказать корреспондентам, какими мы были любителями выпить, а после его бесед и проповедей задумались, мол, о грешном образе жизни и перестали пить, — рассказывает житель села Семен Богданов. — А нам что, жалко? Рассказывали!

В гибели семьи Николаевых остается много загадок. Например, зачем батюшка накануне от тестя привез канистру бензина, мало подходящего по марке для его “Ауди”? За несколько дней до трагических событий священник пробовал занять у местной знати денег. Зачем Андрею понадобилась крупная сумма, выясняет сейчас следствие. Оперативники по–прежнему отрабатывают четыре версии: виновата ли в гибели семьи неисправная электропроводка, торговцы суррогатным алкоголем, московские бизнесмены или даже некие мифические сатанисты. Хотя последние не оставили никаких следов.




    Партнеры