Президент провел партсобрание

и лично озвучил правила игры на предстоящих выборах

7 декабря 2006 в 00:00, просмотров: 447

Вчера в Ново-Огареве глава государства встретился с лидерами партий, чтобы обсудить проблемы борьбы с экстремизмом. В том числе и со стороны политиков. Президент недвусмысленно дал понять, что партиям, которые будут уличены в экстремистской деятельности, придется очень несладко. "Все, кто проповедует расовую, национальную или религиозную вражду, должны знать, что их взглядам будет дан адекватный отпор", — заявил ВВП. В общем, все правильно. Есть только одна проблема: нынешнее законодательство позволяет записать в экстремисты практически кого угодно. Хоть сантехника Васю Пупкина.

Формально встречей с президентом партийные лидеры обязаны Борису Грызлову. Именно он в ходе встречи Путина с руководством "Единой России" в середине ноября выразил мнение, что главе государства нужно провести совещание по проблемам борьбы с экстремизмом. С участием всех партий. Правда, на встречу в итоге пригласили не всех. А только тех лидеров, чьи политические силы получают финансирование из госбюджета. Это партии, которые на прошлых думских выборах преодолели 3%-ный барьер. И плюс Народная партия, набравшая по спискам меньше 3%, но получившая господдержку благодаря тому, что провела в Думу внушительное число депутатов-одномандатников.

Партийных боссов посадили напротив Путина и замглавы Администрации Президента Владислава Суркова, который расположился по правую руку от ВВП.

“В таком составе мы встречаемся впервые”, — начал ВВП, который до недавнего времени баловал своим вниманием лишь лидеров парламентских партий.

Высказавшись на тему экстремистской угрозы, нависшей над страной, ВВП заявил, что главная задача власти — “поддержание политической стабильности в стране”. “Я имею в виду прежде всего выборы 2007 года, — уточнил президент. — Идет борьба за голоса избирателей. И одновременно возникает опасность перейти хрупкую грань, за которой постановка проблем может перерасти в экстремизм. Мы знаем соответствующие примеры. Поэтому ответственность партий за сохранение общественной стабильности в период выборов возрастает многократно”.

Партбоссам намек был ясен: на всех предстоящих выборах у партий, замеченных в экстремистской деятельности, будут невероятные проблемы. Вот только стараниями Кремля и “Единой России” понятие “экстремизм” было расширено так, что попасть под это определение может фактически любой. Было бы желание власти.

Следующим после президента, вопреки ожиданиям, выступил не Борис Грызлов, а Сергей Миронов — лидер партии власти №2. Грызлова наверняка внутренне перекорежило. Но внешне он оставался невозмутим. Впрочем, это обычное состояние Бориса Вячеславовича.

Миронов предложил несколько мест, которые, на его взгляд, помогут в беспощадной борьбе с экстремизмом. Например, вести просветительскую работу в регионах. “У нас в русском языке много таких слов — как назовешь, так и будет, — рассудительно заметил лидер “Справедливой России”. — Например, слово “терпимость”. Оно означает сжать зубы и терпеть человека другой национальности”. Интересно, сам Миронов именно так и терпит граждан других национальностей?

Затем Сергей Михайлович заговорил о своем, “о девичьем”: необходимости нового порядка формирования Совета Федерации. Как известно, в последние дни “Единая Россия” и Миронов, перекрикивая друг друга, обещают внести закон о выборности сенаторов. Каждый хочет быть первым. Судя по тому, что вчера эту тему развивал именно Миронов, президент решил отдать пальму первенства во внесении закона ему. Правда, в той концепции, которую озвучил Сергей Михайлович, выборностью сенаторов как-то не пахло. “Мы придем к этому (к выборности. — Н.Г.) позже”, — заявил Миронов. А сейчас, по его мнению, формирование Совфеда можно изменить так. Сенатор, которого делегирует региональное Заксобрание, обязательно должен быть местным жителем (об этом должна свидетельствовать, например, его прописка). А член Совета Федерации, которого направляет губернатор, — местным быть не обязан. Оригинальный план. “Я бы попросил коллег одобрить это”, — сказал Миронов и покосился на Грызлова. А потом высказался еще: мол, в Совфеде “в каком-то виде должна присутствовать партийность”. Каков замысел-то! Если в Думе засилье “Единой России”, то в Совете Федерации должно быть засилье “Справедливой России”?

Борис Грызлов в начале выступления поблагодарил президента за то, что он откликнулся на его инициативу поговорить с партиями об экстремизме. Окрыленный поддержкой президента спикер Госдумы выдвинул предложение ужесточить наказание за экстремизм.

Не преминул Борис Вячеславович и нажаловаться Путину на своих политических противников: “Когда “Единая Россия” призывала к подписанию антифашистского пакта, ряд партий к нам не присоединились. Только потому, что инициатором выступила “Единая Россия”, — обиженно произнес Грызлов. Геннадий Зюганов, судя по его виду, от такого коварства опешил. Ведь КПРФ как раз была одной из тех партий, кто пакт не подписал.






Партнеры