Фонд с двойным дном

“Пенсия должна быть не меньше 60% от зарплаты. А у нас — 24%. Где эта разница сидит?”

8 декабря 2006 в 00:00, просмотров: 503

Над еще одним социальным ведомством сгустились тучи: правоохранительные органы подозревают Пенсионный фонд в мошенничестве, закупке компьютеров по завышенным ценам. Что происходит в Пенсионном фонде на самом деле? Мы решили поговорить об этом с независимым депутатом Госдумы Оксаной ДМИТРИЕВОЙ, которая профессионально занимается социальным законодательством и бюджетом.


— Почему правоохранительные органы ополчились на ПФ?

— Главе Пенсионного фонда Геннадию Батанову даже можно посочувствовать: в последние годы сам ПФ никаких новых схем не изобретал и финансовых потоков не организовывал. Все делалось по схемам, разработанным ранее. Разве что после монетизации на фонд “навесили” еще и выплату компенсаций инвалидам и ветеранам, а теперь “навешивают” выплату “материнского капитала”. Батанов разгребает ту кашу, которую не он заваривал. Он вынужден публично говорить и о дефиците в фонде, и о том, что единого социального налога не хватает, чтобы этот дефицит покрыть. На 2007 год, например, в ПФ — дыра в 279 миллиардов рублей, ее приходится закрывать федеральному бюджету. А на момент начала пенсионной реформы, к 2002 году, на счетах фонда был остаток в 114 миллиардов рублей… Кроме того, фонд достаточно честно дает данные о доходности средств накопительной части пенсии — именно от руководства фонда мы узнали, что в государственных компаниях эта доходность ниже, чем в 50 из 55 частных управляющих компаний…

— Получается, что господин Батанов ни в чем не виноват?

— Конечно, можно все пустить по следу закупок в ПФ и найти там нарушения (а они наверняка есть, это явление повсеместное). Но правильнее было бы говорить о неэффективной организации финансовых потоков в фонде в целом, эта организация дает ущерб в десятки миллиардов рублей, а не в десятки миллионов, о которых сейчас говорят.

Хорошо бы провести аудит фонда и выяснить, почему он работает так неэффективно. Почему средняя пенсия у нас составляет лишь 24% от средней зарплаты, а на начало пенсионной реформы, между прочим, составляла 32%, и даже в 1998-м, “дефолтном” году этот показатель был 38%. При этом по всем расчетам с учетом размера налоговых отчислений в Пенсионный фонд и соотношения между работающими и пенсионерами средняя пенсия должна быть ну никак не меньше 60% от средней зарплаты. Где эта разница сидит? Могу назвать еще одну цифру. У нас расходы по выплате пенсии и доставке ее пенсионерам на 1 рубль — 3,7%, в то время как мировая норма — 0,37%, в десять раз меньше. Так что основная проблема в пенсионном обеспечении — это плохо продуманная пенсионная реформа и плохая организация.

— Значит, мы опять возвращаемся к господину Зурабову, который проводил пенсионную реформу, возглавляя ПФ?

— Если речь идет о провале пенсионной реформы, требуется политическое, профессиональное решение.

— Отставка Зурабова?

— Нужно пересмотреть пенсионную реформу и механизм монетизации льгот. Я не думаю, что это в состоянии сделать тот, кто эти схемы разрабатывал.




Партнеры