Золушка подсела на колеса

Сказку Шарля Перро превратили в киберпанк

12 декабря 2006 в 00:00, просмотров: 505

Поколение NEXT старой историей про Золушку с ее тыквами, мышами и хрустальным башмачком уже не удивишь. В середине первого десятилетия XXI века героиня французской сказки не крупу на кухне перебирает, а готовит в гараже джипы сестер и мачехи к заездам в гонках на выживание. Принц и король передвигаются не в золоченых каретах, а в мощных внедорожниках. А фея дарит крестнице не обувь из хрусталя, а серебряную запаску. Такую новогодне-рождественскую историю — “Золушка 4х4” — решил рассказать современным подросткам молодой режиссер Юрий Морозов.

Вместо туфельки — запаска

Дворец у современного сказочного монарха громадный и без труда позволяет устраивать в своей главной зале трофи-заезды. Под замок приспособили один из цехов столичной теплоэлектроцентрали. Расписали в силе граффити мрачновато-серые сцены. Громоздкое сооружение непонятного свойства превратили в гигантский орган. Повсюду — символика гонок на выживание. Трон короля свободно поднимается на высоту трехэтажного дома. Костюмы и грим главных героев выдержаны в ультрасовременном киберпанковском стиле. Прически — под стать прикиду: эклектичные букли феи, “воронье гнездо” у шута, ирокез у принца. Вся эта странная красота наверняка придется по вкусу тем, кому до 18 лет. Но и взрослым, ностальгирующим по “Золушке” с Яниной Жеймо, Фаиной Раневской и Эрастом Гариным, не стоит заранее предвзято относиться к радикальным наворотам создателей фильма. Герои сказки, как им и положено в первоисточнике, появятся в кадре и в роскошном бальном платье, и в камзолах с панталонами.

— Мы изменили только внешнюю сторону, — рассказал “МК” режиссер, — а сюжет и мораль оставили прежними. Принц у нас молод и прекрасен, король — справедлив и всемогущ, мачеха и сестры — злы и завистливы, фея — добра, отец Золушки заботлив и мягок. Приятно, что сыграть эту роль согласился внук Всеволода Мейерхольда Петр Меркурьев. Ну а сама Золушка, как ей и положено, несмотря на то что она современна и одета в латекс и кожу, осталась девчонкой, которая верит в чудеса и доказывает, что они возможны и в нашем бурном техногенном настоящем.

Экспериментов режиссер не боится. Так, в фильме вдруг появляются персонажи Андерсена — крот и Дюймовочка. Пушкинские тридцать три богатыря тоже здесь. Но они органично вписываются во всю эту историю. А находясь во дворце, ловишь себя на мысли, что сейчас откуда-нибудь из-за угла нарисуется Годзилла и окажется домашним зверьком королевского семейства. Монстр в этой сказке будет весьма кстати.

Пока короля (Аршак Оганян) катают вверх-вниз на троне-лифте и он, срывая голос несколько дублей подряд, объявляет о начале бала, есть возможность познакомиться поближе с прочими персонажами этой сказки для рано повзрослевших детей и так и не повзрослевших взрослых. 14-летнюю главную героиню Дашу Мельникову нашли в Омске, где она профессионально занималась хореографией в школе танца “Джаз Модерн”. До того Дарья и не помышляла о карьере киноактрисы.

— Я много раз смотрела сказку с Яниной Жеймо и понимала, что Золушка во многом я сама, — призналась Даша “МК”. — Она добрая, наивная, по-детски верит в сказку. Все это можно сказать и про меня. Сначала мир кино был для меня как другая сторона Луны. Теперь я уже не смогу без съемочной площадки. И планирую, не бросая занятия танцами, учиться на киноактрису. Это классно, что в фильме есть машины и автогонки. Я очень люблю водить автомобиль. Конечно, у меня нет прав, но здесь, на съемочной площадке, моя мечта обрела реальность. Я научилась водить не просто машину, а настоящий гоночный трофи-автомобиль. За время съемок я проверила свою самостоятельность. Жила в Москве без родителей. Меня приютила директор картины, которая стала мне как вторая мама. Хотя я и раньше уезжала из дома одна на гастроли. Даже готовить научилась с семи лет. А вот побороть страх мне по-настоящему пришлось только на съемочной площадке, когда по сценарию лезла в нору крота. Это такая яма глубиной два метра, там стояли специальные лестницы, на которые я опиралась, но сам факт, что там темно и глубоко, меня серьезно пугал…

“Таксистка” стала феей

Если Даша в кино дебютантка, то для Александра Головина, играющего принца, съемочная площадка — дом родной. Звезде “Ералаша”, “Сволочей” и “Кадетства” играть панкующее высочество определенно нравится: все эти ирокезы на голове, грим, как у настоящей рок-звезды. Не удержался он от соблазна похвастаться и привел на съемочную площадку своего друга и коллегу по кино Ивана Добронравова (“Возвращение”). Пока режиссер выстраивает финальную мизансцену, Головин взахлеб делится впечатлениями:

— Прикольно, что с Дашей-Золушкой мы еще и внешне очень похожи. Как брат с сестрой. Мне в этом фильме и играть ничего не надо. Мой герой хоть и принц, но в душе нормальный пацан. Ему весь этот драйв по кайфу. Потом, звезду в стиле панк-рок я играю в первый раз, а делать что-то впервые всегда интересно. Уверен, что моим ровесникам будет интересно смотреть наш проект.

Королевского шута играет еще одна сериальная звезда, Олег Акулич. Участие в современной версии истории про Золушку для него тоже эксперимент.

— С одной стороны, мой персонаж — обычный сказочный паяц, а с другой — философ в лучших традициях шекспировских шутов из “Двенадцатой ночи” или “Короля Лира”, — считает Акулич. — Это первый фильм, в котором процесс грима у меня занимает два часа. Да и к костюму надо привыкнуть, ведь в нем много металлических предметов, которые колются. Да и сниматься внутри ТЭЦ достаточно специфично. Пыльно, шумно. Все гудит так, что режиссера порой неслышно. А еще я мечтаю отоспаться после этого проекта, где много ночных съемок...

Шум действительно такой, что команду режиссера к началу съемки мы услышали не сразу. Всех героев фильма выстраивают к началу бальной гонки. Смена ночная, многие жутко устали. Кто-то еле стоит на ногах. Король в длинном кожаном плаще спотыкается и чудом избегает перелома. Но вывих есть, и все ждут, когда его величеству сделают массаж. Спокойна только фея — Людмила Артемьева, та самая “таксистка”. У нее еще есть время — ее героиня появляется, как и положено добрым волшебницам, в самый решающий момент.

— Хочу сделать свою героиню заметным и запоминающимся персонажем, — признается актриса “МК”, грустно хлопая огромными накладными ресницами. — Ведь фею в “Золушке” у Кошеверовой никто не помнит. Настолько она правильно-добрая, что фактически никакая. Я играю волшебницу с непростой человеческой и женской судьбой. Она в чем-то несчастна. Помогает другим в ущерб себе, любимой. Кстати, именно на этом проекте я поверила в волшебство. Впервые в моей практике у меня после “Золушки” будет возможность полноценно отдохнуть от работы. Запереться дома, выспаться и не отвечать на телефонные звонки. Отпуск — разве это не маленькое чудо?..

Впрочем, до чуда еще несколько съемочных дней. Точнее, ночей. Большую часть чудес фея уже сделала: взорвала пару автомобилей, превратила принца в монструозного бородача (в этих сценах Головина заменяет еще одна звезда — знаменитый “Динамит”, бодибилдер Владимир Турчинский). Но главное чудо — впереди. Даша Мельникова садится во внедорожник и мчится навстречу любви Золушки и принца. На часах — полтретьего ночи. Самое время для чудес и романтических отношений.

Пажа сократили за аморалку

Сцена бала в знаменитой советской сказке Надежды Кошеверовой и Михаила Шапиро снималась в январе 1947 года в самом большом павильоне киностудии “Ленфильм”. Этот огромный павильон в еще не до конца оправившемся после войны и блокады Ленинграде мало напоминал сказочный бальный зал. Поэтому красивым и торжественным его уже потом доделывали мультипликаторы. Исполнительнице главной роли Янине Жеймо было холодно в тонком бальном платье, и она то и дело отпрашивалась у режиссеров покурить свой любимый “Беломор”. Массовка состояла из полутора сотен статистов, на одевание и грим которых ушло полдня.

Потом выяснилось, что пропал исполнитель роли короля Эраст Гарин. Перед этим он серьезно поругался с Фаиной Раневской — мачехой. Ушел погулять, успокоиться и заблудился в “ленфильмовских” коридорах. В результате снимать сцену бала Кошеверова и Шапиро начали ближе к полуночи. Пришлось еще долго успокаивать ту же Раневскую, которой эпизод с танцем и песней про жука категорически не понравился. Звезда посчитала эту песенку несусветной глупостью и до хрипоты спорила с постановщиками на тему того, что этой сцены в фильме быть не должно.

Декорации для бала, которые строили в течение почти недели, в том же, 1947 году списали как утиль. Кстати, декорациям к фильму Морозова эта участь не грозит. Они уже понравились известному российскому рок-музыканту Валерию Кипелову, который собирается использовать их в своей новой концертной программе. И еще одно обстоятельство роднит двух кино-Золушек образца 1947 и 2007 годов. Сценарий Евгения Шварца 60-летней давности тоже признавали новаторским для своего времени. В частности, драматургу ставили в вину то, что мальчишка-паж был влюблен в Золушку. Цензоры возмутились: как это в фильме 12-летний подросток будет влюбленными глазами смотреть на актрису, которая почти в три раза его старше. Разврат! В итоге большая часть текста пажа из сценария исчезла. Осталась лишь ставшая хрестоматийной фраза про дружбу: “Я не волшебник, я только учусь”.

Впрочем, даже в классической анимационной диснеевской “Синдерелле” 1950 года режиссеру Клайду Джероними пришлось помучиться со сценой бала. В поисках интерьеров для замка Клайд объездил всю Европу. И нашел подходящие апартаменты лишь в Австрии — в средневековом замке-музее Хостервитц. С внутренних покоев Хостервитца и был нарисован бальный зал. А в качестве мультмассовки режиссер и художники использовали собственные лица и лица остальных сотрудников компании Диснея, включая уборщиков. Со всех них и нарисовали лица придворных.




Партнеры