Отрезать и выбросить

Тихомиров слишком быстро улепетывал от заложенных им бомб

15 декабря 2006 в 00:00, просмотров: 485
Лжедесантник Илья Тихомиров считал себя бойцом “белого террора”, но для этой роли у него не хватило ни веры, ни мужества. Слишком быстро он улепетывал от заложенных им бомб.

Публикация "Исповедь террориста" (см. "МК" от 14 декабря) вызвала самые разные отклики. У военного обозревателя "МК" — свое мнение.

Если моральные уроды типа Ильи Тихомирова не лишены интеллекта, образованны, обучены хорошим манерам и умеют выражать мысли на бумаге, то выслушивать их откровения следует крайне осторожно. Постоянно вызывать в памяти те 13 трупов с Черкизовского рынка — пятерых таджиков и двухлетнего таджикского мальчика, двух узбеков и трехлетнюю узбекскую девочку, белоруску и китайца. Если и это не помогает, вспомнить русскую женщину из Воронежа и мужчину из Чувашии, погибших в тот же день от бомбы, собранной Ильей Тихомировым. Смертная казнь за две эти жизни была бы уместна даже в Третьем рейхе.

Попробую развеять героический флер, которым "товарищи по оружию" Тихомирова покрывают его голову. А к началу судебного процесса завеса станет еще гуще.

Для примера возьму двух настоящих убийц, действительно достойных внимания. Безымянного десантника лет девятнадцати из 56-го гвардейского десантно-штурмового полка и чеченскую террористку.

В начале марта 2000 года в Чечне, в урочище Раздольном, после тяжелого боя, в котором погибли шестеро наших разведчиков, парнишка-десантник ел тушенку из банки, сидя на отрезанной голове моджахеда.

— Слышь, боец, ты на чем сидишь? — крикнул ему командир.

Солдат оторвался от банки, глянул вниз, встал, поднял мертвую голову за волосы, откинул в сторону, вытер руку о камуфляж, пересел на камень и продолжил обед.

Это была голова русского парня из Таджикистана, приехавшего воевать за чеченцев. Десантники взяли его в плен, отобрали пулемет, коротко допросили и быстро казнили, отрубив башку саперной лопаткой. За наемничество. Через пять лет об этих ребятах сняли патриотический фильм "Грозовые ворота". Не потому, что они рубили головы пленным, а потому, что одним батальоном скинули с хребта двухтысячную группировку Гелаева, переломив этим подвигом ход всей чеченской кампании. И уши мертвым боевикам они отрезали не из баловства, а в назидание врагу, лишая его не только земной, но и загробной жизни. По солдатской легенде ангел тащит шахида в рай именно за уши.

В дневнике, млея от собственной крутизны, Тихомиров сам себя поздравляет с Днем десантника. Зачет на жестокость он сдал. Но профильный экзамен в Воздушно-десантных войсках — самоотверженность.

И вот еще один пример. Чеченка Зулихан Элихаджиева. Она тоже вела дневник, блокнот нашли на ее трупе:

"Мир твоему дому, душа моя, Махмад, у меня одна просьба к тебе, ты прости меня, мой маленький Жага. Умоляю тебя, не делай никому ничего, я по своей воле пошла на это, никто меня не заставил... Ты не ходи в лес или куда-то еще, ты просто возьми пояс и стань шахидом на пути Аллаха, и мы будем вместе. Вечером, когда я уезжала, я хотела тебя обнять и поцеловать, но ты бы догадался, и поэтому я сдержалась.

Не живи на земле, Жага. Ты быстро приходи ко мне. Я буду ждать тебя с нетерпением и никому тебя не отдам. Ты оставь всё и всех. Они свое получат от Аллаха. Он им судья, а не ты. Не ходи никуда, сразу же за мной стань шахидом. Пожалуйста, я просто умоляю тебя, я встала на колени и прошу тебя — стань шахидом...

Мне, кроме Аллаха и тебя, никто не нужен. Первый Аллах, потом пророк и ты. Больше никого. Ни здесь, ни там. Кроме тебя, так и знай…"

Зулихан Элихаджиева — одна из двух смертниц, взорвавших Тушино летом 2003 года. Люди погибли от взрыва второй террористки, а заряд Зулихан оказался бракованным и, кроме нее самой, никого не убил. Только поэтому я счел возможным опубликовать ее последнее письмо.

Лжедесантник Илья Тихомиров считал себя бойцом "белого террора", но для этой роли у него не хватило ни веры, ни мужества. Слишком быстро он улепетывал от заложенных им бомб. Как тот Махмад-Жага, он же Данилхан Элихаджиев, совративший и пославший на смерть свою сводную сестру Зулихан под обещание собственной скорой гибели. Жага до сих пор жив, осужден на 13 лет, сидит в зоне, куда скоро отправится и Тихомиров. Наверное, они найдут общий язык.




Партнеры