Не слишком нужные бирюльки

Конституция для чиновников — повод поюморить

19 декабря 2006 в 00:00, просмотров: 920

Сомнительный талант забивать голы в собственные ворота продемонстрировала власть в минувший уик-энд. Отказать оппозиции в проведении шествия под предлогом “защиты прав прочих участников уличного движения”, а затем запрудить один из центральных проспектов полчищами верноподданных дедов морозов — возможно, отныне в Кремле это будет считаться эталоном удачной политоперации...


Прокремлевские телеканалы сразу выдали объяснения новой методе защиты прав участников уличного движения. Оказывается, все дело в отказе Рыжкова, Касьянова и Каспарова от свободных выборов в пользу митинговщины. Телеэкран, как и бумага, стерпит. Но такая логика — лицемерие. Если власти не нравится митинговщина, не надо было под надуманными предлогами отказывать оппозиционным партиям в регистрации.

Кроме того, чиновники, видимо, подзабыли, что участие в митингах и демонстрациях — закрепленное Конституцией право любого гражданина. В Основном законе нигде не записано, что это положение относится только к “неэкстремистам, поддерживающим Кремль”. Кстати, пока сторонники Лимонова не ударяются в насилие, они, согласно закону, не менее законопослушные граждане, чем “Наши”.

Одним словом, запретив “Марш несогласных”, власть пошла против духа Конституции. В чиновной среде к Основному закону, правда, принято относиться с юмором. Мол, какие-то не сильно нужные бирюльки, имеющие слабое отношение к реальной жизни. События уик-энда показали, что наши бюрократы глубоко заблуждаются. Нарушь Конституцию один раз — и из всех существующих законов на улицах свое действие продолжит лишь закон физической силы. Прорвав милицейский кордон и устроив шествие по Брестской, “другие россияне”, собственно, это и доказали. И стоит ли их за это винить? Ведь, явочным порядком восстановив свои конституционные права, они действовали в рамках новых правил игры, заданных самой властью.

Но это лишь часть ущерба, который Кремль нанес самому себе. В западных СМИ не утихает вакханалия, вызванная делом Литвиненко. Типичной, например, является статья в британской “Дейли телеграф”, броско озаглавленная: “Гнилое сердце России”. Об уровне публикации ярче всего свидетельствует оформление: на фото изображен охранник английского посольства в Москве с британским флагом на рукаве. А подпись гласит: “Офицер московской полиции”. Заголовок материала — и вовсе нечто запредельное. Но вот с одним из тезисов статьи: “В Кремле не совсем понимают демократию” — после событий уик-энда спорить как-то не очень удобно. Москва хочет, чтобы на Западе прекратили истерику и перестали бездоказательно обвинять ее в полониевом терроризме. Но как можно верить в искренность наших чиновников по одному поводу, если они откровенно лицемерят по другому? Россияне еще способны осознать нюансы ситуации. Но в голову западника они точно не умещаются. В его сознании таинственная смерть “критика Кремля” на берегах Темзы и лишение оппозиции ее законных прав в Москве с легкостью складываются в единую цепь “кремлевских злодеяний”.

Чтобы по-настоящему политически выиграть, в выходные власти надо было сделать одну-единственную вещь: не мешать “Маршу несогласных”.





Партнеры