Контрольная — в голову!

Заметки от лица кавказской национальности

20 декабря 2006 в 00:00, просмотров: 476

Это мой последний текст. В этом году. И вообще под такой шапкой. Очередной виток кавказской спирали пройден. Чечня консервируется до худших времен. Эта колонка завершающая, обобщающая, контрольная. Свежие новости как будто созданы для итогов.

Чеченская фауна

В понедельник специальная комиссия чеченских депутатов начала подсчитывать ущерб, нанесенный республике с 12 декабря 1994 года — с первого дня операции по наведению конституционного порядка. Как заявил спикер Абдурахманов, речь идет обо “всем ущербе, нанесенном экономике, флоре и фауне, социальной сфере, а также всех людских потерях”. По словам спикера, “к работе привлечены известные ученые из Академии наук Чеченской Республики”. И что “в этом нет политической подоплеки”. Просто чеченцы хотят точно, до копейки, знать, сколько еще им должна казна. 600 миллиардов или триллионы — вилка, озвученная Абдурахмановым. Вот чеченские академики сейчас и соображают — сколько зарядить за поломанные деревья, заминированные луга, подорвавшихся на растяжках буйволов, посеченные осколками горы, убитых мужчин, женщин и детей. За женщин, я знаю, берут дороже. И не баранами — только деньгами.

Денег этих они не получат, нет таких денег на свете. Зато родят цифру, которую будут совать в каждый руководящий нос с криками: “Нас обокрали!”. Скрытой политической сущности, то бишь подоплеки, тут действительно нет. Это открытый политический вызов, требующий мгновенного и жесткого ответа Государственной думы.

Дума молчит. Скажу за Думу. Если чеченцы решили, что в этой войне страдали только они, если подсчитывают свои убытки отдельно, то нам следует выставить им свой счет. За генерала Дудаева и полковника Масхадова, которых они всенародно выбрали и которые виноваты в этой войне не меньше наших начальников. Да и Басаев на выборах 97-го года занял второе место. Предъявить счет за “Норд-Ост” и Тушино — это сделали их соплеменники. За Буденновск и Беслан — это сделал Басаев. А если чеченцы возразят, что террористы национальности не имеют, то пусть бросят свои подсчеты. Раз нет национальностей, то и беда и вина общие, и Россия единая, и давайте выбираться из-под обломков вместе, а этот ваш бухгалтерский сепаратизм оставьте.

За Грозный мы вам, кстати, вообще ничего не должны. Это исконно русская крепость. Сами заложили в 1818 году, сами и раздолбили в 1995-м вместе со своими людьми. Это сугубо наши внутриславянские разборки.

Бандитская неприкосновенность

Бюджетных денег хочет не только чеченский парламент, но и рядовые жители республики — аварцы из чеченской станицы Бороздиновской. В понедельник Пресненский суд Москвы начал рассматривать иск бороздиновцев к Министерству обороны. Полтора года назад станицу зачистил чеченский батальон ГРУ. Один станичник погиб, одиннадцать пропали без вести. Виновники примерно наказаны. За превышение должностных полномочий осужден офицер батальона “Восток” Мухади Азиев. На три года условно.

Бороздиновцы требуют взыскать с Минобороны 126 миллионов рублей за телесные повреждения и материальный ущерб. Но не заикаются о наказании убийц. Официальная версия выглядит неправдоподобно. Чеченский спецназ поставил на уши всю станицу, избил жителей, сжег дома и ушел. А следом за военными в село якобы наведались неизвестные бандиты, убили и похитили людей. И бороздиновцы с этой версией смирились, поскольку знают, что не смогут добиться осуждения федералов-чеченцев. Минобороны их не сдаст. Чеченцы эти, из бывших бандитов, нынче наш главный кулак в республике. И пока этот кулак нужен, он может безнаказанно опускаться на любую голову.

А в это же время в Ростове-на-Дону начался суд на другими офицерами ГРУ, уже русскими, на совести которых трупов ровно в два раза меньше. Это группа Ульмана, расстрелявшая по приказу начальства шестерых чеченцев в январе 2002 года.

И наказания этих разведчиков жаждет вся Чечня — от родственников убитых до премьера Кадырова. Именно Эдуард Ульман, выпускник Новосибирского военного института, а не бывший бригадный генерал Сулим Ямадаев, командир “Востока”, ходит в главных убийцах чеченского народа. А все потому, что брат Ямадаева — депутат “Единой России”, а Ульмана решили принести в жертву нынешнему чеченскому режиму.

Трибунал для судей

Третий процесс по делу Ульмана проходит открыто, и теперь не только присяжные, но и все желающие могут ознакомиться с показаниями свидетелей. И вот что эти свидетели говорят.

Лейтенант Лукашевич: “Ульман по рации докладывал, что в ходе стрельбы один чеченец убит, трое ранены и трое не пострадали”.

Прапорщик Эпов: “После доклада Ульмана оперативный офицер посоветовался с каким-то полковником с усами и в валенках, который ответил: “Пленных не брать”. После этого оперативный офицер сказал по рации Ульману: “У тебя все убитые”.

Лейтенант Круплев: “Руководителями операции были полковники Золотарев и Плотников”.

Полковник в усах и валенках — это как раз Плотников. Когда готовился этот номер, Плотников отвечал на вопросы суда. Судя по его поведению на предыдущих процессах, можно предположить, что руководитель спецоперации снова попытается убедить судей, что никем не командовал и ни за что не отвечал. Присяжные Плотникову не верили и два раза подряд оправдывали Ульмана. Нынешняя коллегия из трех профессиональных судей вынесет свое решение после новогодних каникул. Процесс открытый, и мы увидим, чего стоят наши судьи. Если они поступят честно, то полковник Плотников сядет на скамью подсудимых рядом с Ульманом. А если судьям приказали посадить Ульмана любой ценой, то, выполнив этот незаконный приказ, они сами окажутся в шкуре Ульмана, и вся их оставшаяся жизнь пройдет в ожидании будущего трибунала, где судьи поменяются местами с подсудимыми.

Полтора месяца назад в том же самом месте у мирного села Дай в Шатойском районе, где в 2002 году воевала группа Ульмана, были убиты из засады семь мордовских милиционеров. После этого трое их товарищей самовольно покинули Чечню и были публично объявлены министром внутренних дел Мордовии “шакалами, бежавшими с поля боя”. Получается, не такое уж оно и мирное, это село, и пока там, обрывая жизни, идет бой, неуместно напоминать об ущербе природе. Шатойский район издавна славился своим благородным лесом. А теперь местный бук мебельным фабрикам и даром не нужен. Редкое дерево не несет в себе хотя бы один осколок. Пилы ломаются.

P.S. Крупное питерское издательство заключило с Эдуардом Ульманом договор на книгу. Типа “Жизнь и приключения капитана Ульмана, офицера спецразведки, в стране… тюрьме, на гражданской войне”. Русский офицер, виноватый лишь в том, что всерьез воспринял слова “полковника в валенках”, громкий судебный процесс, который мог бы опрокинуть порочную армейскую систему и выкорчевать из нее теплолюбивых усатых начальников, сеющих смерть солдатскими руками, вызвал практический интерес только у книгоиздателей. А тот, кто еще служит России, пусть сам решает: садиться ему в тюрьму, как Ульман, погибать, как мордва, или прослыть “шакалом”, не пожелавшим умирать за чеченскую фауну.




Партнеры