Я памятник себе купил нерукотворный

Сколько стоит на том свете коммунальная квартира?

20 декабря 2006 в 00:00, просмотров: 1696

В Москве начали торговать... могилами. Причем прямо с покойниками. Мало того, москвичи теперь ставят себе памятники... при жизни! Особо “заботливые” воздвигают монументы еще и друзьям, и недругам. Первым — в надежде, что те обманут смерть и проживут долгую жизнь, вторым — чтобы, наоборот, ускорить приход за ними старухи с косой. Во всем этом и попытался разобраться “МК”.


Когда-нибудь все мы там будем. Одни раньше, другие позже. Но многие заботятся о своем комфорте в загробном мире уже сейчас. И мечтают найти последний приют не где-нибудь, а на одном из легендарных кладбищ Первопрестольной. Да еще хотят, чтобы “соседями” их были не простые смертные, а почившие писатели или генералы.

Спрос рождает предложение.

Почем земля пухом

“Продам место на Новодевичьем кладбище. 4 кв. метра. Прошу 40 тысяч евро. Торг уместен”. Это простое и лаконичное сообщение мы в качестве эксперимента поместили на одной из досок объявлений в Интернете. Уже на следующий день нас одолели страждущие. Всем им мы сообщали, что на участке уже было захоронение много лет назад (на Новодевичьем действительно покоится дед одного из моих коллег, но “теснить” его мы, разумеется, не собирались).

“А вас не смущает, что в могиле уже лежит один покойник?” — интересуюсь у потенциального клиента.

“Ну и пусть себе лежит. Мы его только поглубже закопаем, а сверху нашего дядю Костю поместим. Думаю, ни тот, ни другой не обидятся”.

“Покупаю сразу, но только чтоб останки вашего родственника оттуда убрали. Это ваше дело, как вы это будете делать. Нам нужна “чистая” могила”, — сказала как отрезала некая строгая дама, представившаяся Татьяной Федоровной.

“Даю в два раза больше, но чтобы уже сегодня все оформить. У меня тут родственник “остывает”, — прорычал еще один клиент на другом конце провода.

Но самым интересным был следующий звонок. Некий доброжелатель сообщил нам, что мы продешевили — участок на Новодевичьем стоит не меньше... 80 тысяч. Помолчав несколько секунд в трубку, мужчина резко заметил, что я сбиваю цену на рынке и “серьезным людям” это сильно не нравится.

Словом, продажа участка на погосте оказалась делом нервным и опасным. Люди, готовые выложить шальные деньги за кусок земли, шутить не любят и в случае чего могут незадачливого продавца… закопать. Прямо в той могиле, которую он продает.

— И все-таки не такие уж это и большие деньги, — парируют сотрудники Новодевичьего. — В Америке на некоторых кладбищах участок обходится от нескольких сотен тысяч до 1 млн. долларов. А у нас, как ни крути, место стоит даже дешевле комнаты в коммуналке. И то — если покупать его неофициально.

Но по-другому ведь нельзя! Свободных участков на престижных погостах Москвы уже давно нет. Да что там престижных! Все 860 га столичных кладбищ (всего их 1860, но большая часть находится в ближнем Подмосковье) закрыты для новых погребений. Разрешены только родственные захоронения. Но тот, за кем числится могила, может при желании ее предоставить для следующего покойника.

— Погребение умершего в существующую могилу возможно по истечении 13 с половиной лет с момента предыдущего захоронения, — поясняют специалисты. — Для этого потребуются разрешение администрации кладбища и письменное заявление гражданина, на которого зарегистрирована могила. Если с момента предыдущего захоронения прошло меньше положенного срока, нужно еще и согласование с санэпидслужбой. Но в любом случае деньги ни через какую кассу не проводятся, и мы не можем знать, за сколько продан участок. Да вдруг он не продан, а просто передан безвозмездно?

По правде говоря, в последнем я очень засомневалась. Особенно после того, как наткнулась сразу на два газетных объявления о продаже места на кладбище.

— Девушка, никаких торгов, я и так вам будто родному человеку участок продаю — за полцены, — шумел разбитной парень Костя, автор одного из объявлений. За место на Калитниковском кладбище мужчина просил 25 тысяч “зеленых”.

— Ничего себе за полцены! Да за эти деньги можно две новые иномарки купить, — не сдавалась я.

— А вы попробуйте найти дешевле. Да и вообще сегодня этот товар, можно сказать, дефицитный. Я в данный момент чуть ли не единственный, кто могилу продает. Да еще за эти крохи.

— Может, ваш участок с подвохом каким, раз так дешево?

— Ну что вы все придираетесь! Да, там когда-то кого-то закопали. Но это было сто лет назад. Все косточки давно сгнили, — цинично объяснял Константин. — Мука мне с этим участком. А ведь он единственное, что мне в наследство досталось. Братьям — по квартире, сестре — гараж. А мне вот могила прадеда. На вырученные деньги наконец-то съезжу подлечиться в санаторий.

— Что хотите говорите, а я считаю, что на продажу могилы разумный человек не пойдет, — возмущался директор госпредприятия “Ритуал” Анатолий Прохоров. — Это все отщепенцы и авантюристы. Они ведь по сути свои корни предают. На Руси могилы предков всегда были чем-то святым. Не понимаю я и тех, кто покупает такие могилы, кто любой ценой хочет положить на приглянувшееся место своего почившего близкого. Ладно еще, если прежнего покойника поглубже закопают. А ведь могут просто “выселить”. Что скрывать, иногда выбрасывают останки тех, кто был там до этого похоронен, прямо здесь же. Работники кладбищ находят возле могил то череп, то бедренную кость...

Особенно часто страшные находки бывают на Ваганьковском погосте. Там, по словам местных работников, покойники лежат слоями, будто начинки в пироге. Инвентаризация показала, что у нас есть могилы, которые в течение столетия использовались до 15 раз! Это ж сколько площади на каждого покойника приходится? И едва ли ситуация изменится. Сами посудите — в Москве ежегодно умирает 120 тысяч. Из них всего 10—15 тысяч захоранивают на новых свободных участках, 50 тысяч кремируют. Оставшиеся — это родственные захоронения. Вдруг большая часть из них как раз и продана? Частные ритуальные агентства давно распределили “загробные сферы влияния” — примерно как “дети лейтенанта Шмидта” делили места, где можно легко обогатиться.

Единственный выход — сами работники некрополя могли бы эксгумировать позабытые-позаброшенные могилы и кремировать останки тех, кто в них лежит. А освободившиеся места обрабатывать санитарными растворами и предоставлять для новых захоронений. Такая практика давно существует во многих зарубежных странах. Но в России подобное запрещено.

Не теряя времени, столичные ритуальные служащие решили провести переучет всех могил и всех лежащих в них покойников. Все сведения (кто, когда, кем был захоронен) восстанавливаются по рукописным архивам. Затем их занесут в память компьютера, и в результате столица получит информационный банк данных по всем кладбищам. В ближайшем будущем также у каждой могилы появится свой электронный паспорт. На нем будет фотография захоронения в разные годы, схема прохода, описание примет памятника, ограды. А еще можно будет присматривать за могилой в режиме реального времени по компьютеру. Заходишь на сайт кладбища и смотришь, в каком она состоянии, что нового сделано (высажены цветы, покрашена ограда или еще что). Особенно это пригодится тем москвичам, которые сами не ухаживают за местом погребения и нанимают для этого профессионалов.

Памятник при жизни

Другой последний писк “загробной” моды (тоже, мягко говоря, не вполне законный) — месть через могилу. Представьте себе: вы приезжаете на кладбище помянуть любимого мужа (жену, тещу), а рядом — памятник с вашими “выходными данными”. Только дата смерти не проставлена! Ничего себе намек, а? Это похлеще, чем голова любимого коня в постели несговорчивого бизнесмена в “Крестном отце”.

— Моя приятельница недавно овдовела, — рассказывает дрожащим голосом одна из наших читательниц. — Со свекровью у нее всегда были плохие отношения, но после смерти мужа та ее вообще возненавидела. Недавно пришла моя подруга на кладбище, где похоронен супруг, и впала в ступор. Рядом с его памятником стоял еще один. Ей самой! На нем был ее портрет и открытая дата смерти! Как же так можно?!

Произошло это на одном из сельских погостов. Но специалисты, к моему удивлению, предположили, что, возможно, когда-нибудь невестка скажет за это спасибо заботливой свекрови.

— А почему бы и нет? С каждым годом все больше москвичей предпочитают при жизни приобретать себе участок и ставить там надгробие, — поясняют агенты. — Вот в этом, например, мы оформили около 70 таких захоронений. В основном это, конечно, пенсионеры, которые боятся, что их после смерти никто не похоронит. Вот им и спокойнее все заранее организовать.

На днях в ритуальную контору пришла 86-летняя женщина, живущая на проезде Дежнева. Ворвалась в кабинет директора и заявила: мол, с места не сойду, пока не дадите мне при жизни кусок земли на кладбище. Выяснилось: никогошеньки у нее не осталось на всем белом свете. Ни родных, ни друзей. Вот и тревожится, что после смерти ее останки будут неизвестно где и неизвестно как погребены. Участок ей, конечно, дали.

— Точно так же поступила моя тетка, — признается Анатолий Прохоров. — Она не захотела никого обременять своими похоронами и заранее поставила себе памятник. Сказала только, чтобы потом добили дату смерти.

Впрочем, одно дело, когда человек сам себе надгробие ставит, другое — когда без его ведома ставят ему. Если вы однажды увидите памятник себе, любимому, можно в суд обратиться. Но для начала стоит написать заявление администрации погоста, которая должна немедленно среагировать и снести надгробие.

— А знаете, некоторые ведь всерьез верят, что если поставить человеку памятник при жизни, можно обмануть смерть, — говорит сотрудник одного из частных ритуальных агентств Сергей Никонов. — Был у нас случай, когда родители поставили надгробие своему смертельно больному сыну. Верили, что он после этого выздоровеет. А еще любят так делать различные криминальные авторитеты. Непонятно только, кого они хотят обмануть — смерть, милицию или конкурентов...

КЛАДБИЩЕНСКИЕ ИСТОРИИ

В Кремлевскую стену больше никого не пустят

Похоронить близкого в некрополе у Кремлевской стены не удастся никому в обозримом будущем. Кроме того, не примет мемориальное кладбище на Красной площади никого из почивших политических лидеров и даже самого президента.

Как сообщил “МК” источник в Кремле, сегодня даже сама идея расширить некрополь у Кремлевской стены не рассматривается. А все потому, что это мемориальное кладбище является своего рода символом ушедшей эпохи. Но и убирать некрополь тоже не собираются. Вопрос о ликвидации кладбища в последний раз поднимался в 1990-е годы. И тогда была поставлена точка: согласно действующему законодательству, запрещено переносить прах без воли родственников. А для большей части похороненных у стены получить такое согласие затруднительно.

Некрополь в последние годы страдает от копоти и грязи. Чтобы отмыть мемориалы, специалистам, которые за ними ухаживают, приходится даже применять особые растворы — подобными оттирают брусчатку на Красной площади.


Горожане торопятся в колумбарий

При жизни резервировать себе... ниши в колумбариях стали в этом году москвичи. На некоторых столичных погостах места в колумбарных стенах скупили еще на стадии их строительства!

Как стало известно “МК”, такого ажиотажа специалисты даже не ожидали. А объяснить его можно тем, что все больше москвичей предпочитают кремацию другим видам захоронения (в этом году в Белокаменной кремировали 65% всех усопших). В итоге свободных мест в столичных колумбариях практически не осталось. Чтобы изменить ситуацию, сейчас активно расширяют колумбарные стены на всех московских кладбищах. Однако москвичи предпочитают не рисковать и приобретают себе места еще при жизни. Причем делают это теперь не только пенсионеры и одинокие граждане.

В итоге к моменту открытия рассчитанного на 4,5 тысячи захоронений колумбария на Преображенском кладбище чуть ли не половина мест оказалась уже распродана. Зачастую москвичи предпочитают приобретать не одно место, а целую нишу, в которой могут располагаться 4 урны. Самой большой популярностью пользуются места, расположенные на высоте человеческого роста. Кстати, стоят они значительно дороже — от 3 тысяч рублей и выше.


АНЕКДОТ ДНЯ

Теща — любимому зятю:

— Делай что хочешь, но я хочу, чтобы меня похоронили в Кремлевской стене.

Зять, расстроенный, убежал из дома, весь день где-то пропадал. Вернулся поздно вечером, подошел к теще и говорит:

— Мама, я все устроил. Только учтите: похороны — завтра...




    Партнеры