Валерий Аксаков:

“Лес защитим по закону”

20 декабря 2006 в 00:00, просмотров: 267

С 1 января будущего года начинает действовать новый Лесной кодекс, вокруг которого велась яростная полемика. Кодекс начинает действовать, а споры продолжаются. Какова оценка этого закона подмосковным парламентом? С этим вопросом “МК” обратился к председателю Московской областной думы Валерию АКСАКОВУ.

— Конституция относит лесное законодательство и распоряжение природными ресурсами к совместному ведению Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. Московской областной думой было принято более 10 областных законов, среди них — областная целевая программа “Леса Подмосковья”, предусматривающая выделение средств областного бюджета на воспроизводство лесов. Однако ФЗ №199 от 29 декабря 2004 года практически полностью устранил субъекты Российской Федерации от участия в правовом регулировании лесопользования и распоряжении лесным фондом.

Московской области были переданы только полномочия по владению, пользованию и распоряжению лесами, ранее находившимися во владении сельскохозяйственных организаций. В 2006 году из федерального бюджета на осуществление переданных полномочий было выделено около 15 млн. рублей, а из областного бюджета — почти 36 млн. рублей. Новый Лесной кодекс не предусматривает передачу лесов, ранее находившихся во владении сельскохозяйственных организаций, субъектам Российской Федерации. Встает вопрос: что будет с этими лесами в дальнейшем?

— Лесные территории в области значительны. Правовая судьба определена для всех?

— Бывшие леса сельскохозяйственных организаций занимают около 200 тыс. гектаров. Однако неясна правовая судьба всех лесов Московской области, а это более 2 млн. гектаров. В соответствии с новым Лесным кодексом субъектам передаются полномочия по распоряжению лесными участками, охране лесов и контролю за их использованием. Однако согласно части 2 статьи 83 осуществление полномочий не передается органам государственной власти субъектов Российской Федерации, плотность населения которых в 15 раз превышает среднюю плотность населения страны. Фактически под этот критерий попадают всего два региона — Московская область и Ингушетия.

— Тут есть несоблюдение конституционных прав Московской области как субъекта РФ?

— Именно так. Еще на этапе подготовки второго чтения Кодекса МОД в своем обращении в Госдуму уже высказывала свое мнение, что все субъекты должны быть уравнены в “лесных” правах. Введение ограничений нарушает конституционные принципы федеративного устройства РФ и входит в прямое противоречие с Конституцией.

— Вы готовы обратиться по этому поводу в Конституционный суд?

— Леса — это более 40 процентов территории Московской области. И власти региона будут отстаивать его интересы всеми доступными, законными методами. И тем более мы не намерены молчать в ситуации, когда другой субъект Федерации вроде бы и соглашается с тем, что управление подмосковными лесами остается за федеральными органами, но одновременно не скрывает своего желания забрать управление этими лесами. От различных экспертов уже слышатся рекомендации такого рода, что надо остановить хозяйственную деятельность в лесных массивах на территории Подмосковья в радиусе чуть ли не 50 километров.

Ситуация с реализацией Кодекса усугубляется большим количеством отсылочных норм в новом Лесном кодексе. В отсутствии нескольких десятков подзаконных актов, которые еще только должны принять федеральные органы власти, права добросовестных лесопользователей, сами леса требуют особой защиты со стороны регионального законодательства.

— Какими способами депутаты МОД отстаивают лесную собственность?

— Областная дума, отдавая приоритет развитию природоохранного законодательства, приняла закон Московской области “Об охране окружающей среды” и одобрила проект областного закона по изменению закона “Об особо охраняемых природных территориях”, представленный губернатором области.

Мировой опыт показал, что создание территорий с особым режимом охраны и использования — один из традиционных, давно сложившихся и проверенных на практике способов сохранения и восстановления участков нетронутой природы, живописных ландшафтов, имеющих природоохранную и средообразующую ценность.

— Законодательные усилия оказываются бесплодными?

— Законы Московской области “Об особо охраняемых природных территориях” и “О пригородных зеленых зонах городов Московской области” были приняты еще в 2003 году. Однако в полной мере не заработали. Это результат противоречий в федеральном законодательстве и правоприменительной деятельности судов. Федеральным законом №33-ФЗ субъектам Российской Федерации предоставили право создавать региональные особо охраняемые природные территории и брать их в собственность. Но Верховный суд РФ пришел к выводу, что субъект не может объявить лесной фонд особо охраняемой природной территорией регионального значения и установить на землях лесного фонда режим особой охраны, потому что он относится к федеральной собственности. Кроме того, за перевод земель лесного фонда в земли других категорий, в том числе и в особо охраняемые территории областного значения, федеральными органами власти была установлена плата более миллиона рублей за гектар, а таких земель в Московской области около 150 тыс. гектаров.

— И какие же перспективы у лесных подмосковных угодий?

— С 1 января процедура перевода участков лесного фонда, за исключением лесопарков и зеленых зон, в земли особо охраняемых природных территорий регионального и местного значения упрощена. И Мособлдума намерена активно использовать эту правовую ситуацию для усиления природоохранной составляющей нашего законодательства.

Московская область располагает существенными материальными и интеллектуальными ресурсами, которые позволяют ответственно принять от федерального центра полномочия по управлению лесными ресурсами на своей территории. Это плюс государственный и общественный контроль на всех уровнях позволит сохранить наши лесные богатства.




Партнеры