Общага стратегического назначения

Офицерам-ракетчикам приходится спать в учебных классах

21 декабря 2006 в 00:00, просмотров: 404

Тем, что офицерам негде жить, что им приходится ютиться по углам, удивить уже никого нельзя. Но армейская жизнь — штука непростая и постоянно подкидывает новые поводы для удивления. Например, ситуация в общежитии Академии РВСН. Мест в комнатах нет исключительно для офицеров — слушателей академии. А для всех остальных — есть. И даже для корреспондента “МК” в общежитии этого заведения нашлось место. А три десятка офицеров живут… в учебном классе академии.


В редакцию “МК” обратился курсант Академии Ракетных войск стратегического назначения по имени Андрей. Он рассказал, что вот уже несколько месяцев не может перевезти семью в Москву, поскольку обещанную комнату в общежитии Академии РВСН ему не предоставляют. Зато, по его словам, жилье в ведомственном общежитии в считанные дни находится для тех, кто за него готов платить.

Живет Андрей в учебном классе академии вот уже несколько месяцев. А вместе с ним в одной комнате еще 30 офицеров. Всего в академии четыре факультета, слушатели в основном иногородние. Все они стоят в очереди на получение служебного жилья. А тех, кто живет в учебных классах, по словам Андрея, ни много ни мало — около 300 человек.

Быт в комнате налаживать проблематично. Военная форма висит на спинках кроватей, выставленных в ряд. В туалет — очереди, зубы почистить — задача не из легких. Стирать и готовить, понятное дело, негде, так как академия для проживания не предназначена.

Ведомственное общежитие РВСН на улице Садовой-Спасской — чистое, аккуратное. Нет разбитых лампочек и окурков на крыльце — непременных атрибутов общаги.

— Здравствуйте, не подскажете, к кому обратиться, чтобы сюда заселили? На время, — жалостливо говорю я.

— На всю жизнь вас сюда и так не заселят, — шутит один из жильцов, как выяснилось, слушатель академии.

Ему в отличие от других офицеров повезло. Он признался, что о жилищных проблемах своих товарищей знает и искренне им сочувствует. И рассказал, как одному из офицеров пришлось покинуть академию из-за банального квартирного вопроса. Военный не выдержал таких жилищных условий и предпочел отказаться от карьеры.

— Если деньги есть, попробуй обратиться к дежурным администраторам. Кого-то же сюда все-таки заселяют вместо офицеров, — посоветовал собеседник.

Попробовала. И узнала, что обрести уют по соседству с военными мне будет стоить 355 рублей в сутки — в компании еще пяти человек. То, что соседи по комнате не окажутся джигитами, администраторы мне не гарантировали.

— Мы откуда знаем, кто к нам обратится сегодня-завтра? Вы за койко-место платите, а не за апартаменты, — не очень вежливо отвечает администратор.

Как позже выяснилось, апартаменты арендовать в этом уютном общежитии почти в центре Москвы тоже можно — нужно оплатить всю комнату. Суточная плата за аренду одной комнаты составляет 1800 рублей.

— А мужа с детьми можно с собой привести? — уточняю я.

— Оплачивайте комнату и приводите хоть любовника, хоть всю семью, — отвечает администратор и подозрительно смотрит на меня. — Но не больше шести человек.

В конце концов мне обещали подыскать какую-нибудь комнату подешевле. И не на одни сутки.

Офицерам — слушателям академии обещают то же самое. Но почему-то интуиция подсказывает, что долгожданная комната быстрее окажется свободной для человека со стороны, чем для этих несчастных военных.


Юлия САДОВСКАЯ

Комментарий военного юриста

В некоторых случаях в ведомственные общежития имеют право селить людей со стороны: все зависит от статуса жилого помещения, от того, стоит ли оно на балансе ведомства. Но, разумеется, жить слушатели-офицеры должны в человеческих условиях. Одно дело, когда под общежитие перестраивают солдатскую казарму, и совсем другое, когда офицеры ютятся в неприспособленных для проживания помещениях. Тем более когда общежитие есть, но комнаты сдаются людям со стороны.

БОМЖ ИЗ ГЕНШТАБА

О проблемах с жильем у военных можно говорить и писать бесконечно — не хватит всех полос газеты. Мы решили просто опубликовать всего одно, но очень показательное письмо. Показательное тем, что описанное в нем — не просто частный случай, а большая беда очень многих людей в погонах.


“Я — мать сына, которого вырастила, выучила и отдала государству на благослужение нашей Родине. Мой сын — Горбунов Алексей Викторович, 22.10.74 года рождения. В 1995 г. окончил Томское высшее военное училище. Был направлен на дальнейшую службу в Амурскую область, г. Белогорск. В 1999 г. его направили в самую горячую точку, в Чечню, на полтора года на должность начальника узла связи. В 2004 г. поступил в Санкт-Петербургскую военную академию связи. В 2006 г. окончил военную академию с отличием, получил звание подполковника. Был направлен на дальнейшую службу в г. Москву, генеральный штаб, 8-е управление, в/ч 77906. По прибытии к месту назначения ему служебное жилье не предоставили. Начальник штаба сказал ему, что жилья у нас нет, жилье ищите себе сами.

Где же он может найти себе жилье? Пойти в гостиницу — нечем платить; снять жилье в аренду — бешеные цены, не подступишься. А потом: он не гражданской отрасли, а военнослужащий. Мне страшно представить эту ситуацию, в которой находится мой сын. Но как может быть такое: прибывшего на дальнейшую службу офицера, подполковника, с женой и с ребенком оставить на улице, под открытым небом? Вот она — наша цивилизованная страна с расцветающей гуманностью.

По телеканалу Президент РФ Владимир Владимирович Путин говорил красивые, пылкие слова о том, что к военнослужащим проявлены большое внимание и забота, а главное, что ни одна офицерская семья не останется без жилья, но так ли это? Мой сын отработает день, а потом едет к жене с ребенком, которых оставляет на вокзалах. Неужели, служа нашей Отчизне, мой сын заслужил вот эту бродячую жизнь?

Властедержатели, вы имеете красивые, шикарные, уютные квартиры, но оглянитесь же на равнодушие, несправедливость и унижение военнослужащих офицеров! Не останавливайтесь на пылких, красивых словах, обещаниях народу. Все сказанное, обещанное нужно выполнять и не оставлять офицера, подполковника, защитника Отечества с семьей на улице под открытым небом.


Мария Горбунова, пенсионерка, Красноярский край, г. Ачинск”


Партнеры