С битья начинается родина

Гоняясь за призывниками, милиционеры издеваются над их семьями

21 декабря 2006 в 00:00, просмотров: 681

Каждый призыв в армию — нервотрепка не только для новобранца, но и для родителей потенциального солдата. Потому что забрать сына в армию могут откуда угодно. Могут повязать на улице, в метро, вытащить из институтского общежития. И ищи его потом… При этом частенько никого не интересует, есть ли у парня законное право на отсрочку. Вот и вынуждены родственники ребят призывного возраста вздрагивать от каждого стука в дверь. Как сейчас “призывают” в армию и какие нарушения выявлены в ходе нынешней кампании, разбирался корреспондент “МК”.


Напасть свалилась на семью Татьяны Филимоновой в виде двух участковых милиционеров. Они почему-то жаждали отправить в армию ее младшего сына Павла, которого, что интересно, не очень-то хотят видеть даже в военкомате.

В 7 часов утра 27 ноября в дверь Филимоновой позвонили. Мариэтта, дочь Татьяны Сергеевны, увидела в глазок двух милиционеров — Емельянова и Ралдугина из отделения милиции поселка Восточный (это район Москвы). Пока женщины накидывали халатики, звонки стали беспрерывными, и к ним добавился настойчивый стук.

Когда Мариэтта Нефедова (дети Татьяны Сергеевны носят фамилию отца) приоткрыла дверь, один из милиционеров резко ее распахнул, ухватил за руки Татьяну Сергеевну, стал трясти. Мариэтту, которая пыталась оттащить стража порядка от матери, он оттолкнул, позже толкнул и 65-летнюю женщину. Она ударилась об косяк головой, плечом, спиной.

Пытаясь вступиться за родных, в коридор выбежал Павел. Милиционер схватил его за горло, скрутил и вытащил в подъезд в одних трусах. Но Мариэтте как-то удалось отбить брата и втолкнуть в квартиру. Сама же девушка осталась в халатике и тапочках на босу ногу на лестничной клетке. Крики и потасовку не только слышали, но и видели соседи.

— Участковые говорили: “Мы не уйдем, пока бартер не произведем: не обменяем вас на вашего брата”, — рассказала “МК” Мариэтта Нефедова. — Они продержали меня возле двери около трех часов — до тех пор, пока я не сказала, что у меня на руках синяки проступили и я в травмопункте зафиксирую побои. Только после этого милиционеры ушли.

В травмопункт Мариэтта и впрямь отправилась — повезла мать. Татьяна Сергеевна — инвалид II группы, а в результате перенесенного стресса у нее резко подскочило давление. Врач травмопункта зафиксировал свежие гематомы у женщины на голове и плечах и направил ее в больницу. Правда, позднее от госпитализации Татьяна Сергеевна отказалась: она боялась оставить детей одних — вдруг милиция вновь нагрянет?

Повод для этого имеется — призывной возраст Павла Нефедова, ему сейчас 20 лет. Да только есть у семьи Павла основания предполагать, что не слишком-то нужен он в армии со своими диагнозами — компрессионным переломом позвоночника (он до сих пор не может нормально присаживаться и долго сидеть), остеохондрозом, гастродуоденитом и прочими “прелестями”. Во всяком случае, в межрегиональной организации помощи военнослужащим “Солдатские матери” “МК” заверили, что с такими диагнозами в армию не берут.

Павел прошел уже три медкомиссии в Измайловском военкомате, причем на одну из них его доставили те самые милиционеры. Но беда в том, что родственники до сих пор не знают, признан он годным к военной службе или нет, — ни письменного, ни устного ответа они не имеют. И повесток Павел ни разу не получал.

Но милиция не оставляет семью в покое.

После этого милицейского визита родня сопроводила Павла в военкомат, где подполковник Воротягин им сообщил, что парень числится в уклонистах и данные на него переданы в военную прокуратуру. При этом Павел стоял перед его глазами!

На медкомиссии в военкомате снимкам, которые сделали Нефедову в диагностическом центре Восточного округа, отчего-то не поверили. Военкоматчики направили Павла на новое обследование в 64-ю больницу, где его вновь ждет рентгенография. Хотя согласно закону тамошние врачи могут вынести свой вердикт на основании предоставленных им документов и микроснимков, сделанных ранее. Захотят ли?

* * *

Случай с Павлом Нефедовым далеко не единичный. Вот что рассказывает председатель правления межрегиональной организации помощи военнослужащим “Солдатские матери” и лидер фракции “Солдатские матери” в партии “Яблоко” Светлана Кузнецова.

— Военкоматы живут отдельной от всего общества жизнью. У них существует закон о воинской обязанности и больше ничего — ни Конституция, ни Гражданский кодекс им не писаны. Особенно с нашими правами не считаются в Чертановском и Коптевском военкоматах.

Недавно я пыталась пройти на призывную комиссию в Чертановский военкомат. У меня была доверенность, что я могу представлять интересы мальчика на призывной комиссии. Но мне сказали: “Нам наплевать на вашу доверенность — мы живем по закону о воинской обязанности”. А ведь право представлять интересы призывника прописано Конституцией.

Вообще же в Москве начались жуткие облавы, ребят хватают и с улицы, и из дома. К нам обратилась мама, сына которой забрали из дома, отвезли сразу на городской сборный пункт — “Угрешку”. А у парня киста головного мозга и язвенная болезнь. Там два часа думали, что с ним делать, и в итоге отправили служить в главный штаб ВВС. Но его вообще нельзя было призывать.

Другой случай — парня забрали из квартиры в 5 утра. Привезли в Чертановский военкомат, хотели отправить служить. Мама привезла документы, что ее сын осужден. Срок условный, но судимость не снята. Сначала бумаги брать не хотели, но все же взяли.

Существует еще одна проблема — в военкоматах родителям, которые предоставляют документы из медучреждений, что их дети больны, заявляют: “Вы эти бумажки купили”. И направляют на обследование в поликлиники и больницы по собственному усмотрению. На дополнительное обследование призывников тратятся колоссальные средства. Только в весенний призыв в Москве истратили почти 100 млн. рублей!

Приведу пару свежих примеров. Полгода назад призывник обследовался в кардиологическом центре, где ему подтвердили диагноз — гипертоническая болезнь. Но Чертановскому военкомату не понравились бумаги, и парня отправили сначала в одну больницу, а потом в другую. И в итоге он все же получил отсрочку. А сколько государственных денег на это ушло?

Или Коптевский военкомат. Хотели призвать парня с язвенной болезнью, он подал в суд, прошел судмедэкспертизу, где диагноз подтвердился. Но в военкомате снова не поверили и отправили в арбитражную больницу. Решение то же — не годен. То есть его должны освободить от армии и выдать военный билет на руки. Но в военкомате вместо этого ему дали отсрочку на 6 месяцев — на лечение. И только после нашего обращения в горвоенкомат он получил освобождение.


МЕЖДУ ТЕМ

В Санкт-Петербурге во вторник вечером призывник выпрыгнул с третьего этажа призывного пункта Красногвардейского районного военного комиссариата. 21-летний Александр Воробьев остался жив, но был госпитализирован. По данному факту Петербургская гарнизонная прокуратура проводит проверку.


ЦИТАТА ДНЯ

“Военкоматы страны выполнили на 100 процентов план осеннего призыва, и 105 тыс. новобранцев уже отправлены в войска” —

заместитель начальника Генерального штаба Вооруженных сил РФ генерал-полковник Василий СМИРНОВ.


“Для отправки призывников запланировано 26 воинских эшелонов, из них 22 уже отправлены. Из 44 авиарейсов с командами призывников отправлено 38”, — сообщил генерал. По его словам, 15% новобранцев имеют высшее образование, 53% — ограничения по здоровью, 12 тыс. потенциальных новобранцев уклонились от службы.





Партнеры