Взрослые детки в домашней клетке

“Ребенок до 7 лет — господин, от 7 до 14 лет — раб, после 14 — друг”. Восточная мудрость

23 декабря 2006 в 00:00, просмотров: 602

Не зря говорят: маленькие детки — маленькие бедки, выросли — проблемы зашкаливают. Время, когда подросшие сыновья и дочери уже считают себя взрослыми, а для родителей все равно остаются детьми, — очень сложный период и для тех, и для других.

— Сын ничего не хочет слушать, хамит в ответ на все замечания, всегда поступает по-своему. Ох, и наломает же дров, ведь еще дурак дураком! — переживают мамы.

— Предки задолбали своим занудством, хотят, чтобы все делалось по их указке! — жалуются дети.

О том, как найти взаимопонимание и не стать врагами в это непростое время, рассказывает психолог Елена ЛОГИНОВА.


С этой мыслью очень трудно свыкнуться: столько лет они требовали от тебя заботы, иногда о себе приходилось забывать. И вдруг на тебе — всё, сами с усами! А ты вроде как больше не нужен, остался не у дел. Многих родителей этот факт приводит в такое отчаянье, что они всеми силами стараются внушить своим великовозрастным чадам: ты еще маленький, ты без нас пропадешь!

Детей это раздражает — с одной стороны. С другой — маячащая впереди свобода тоже пугает. Так приятно, когда за тебя все твои проблемы решают заботливые мама и папа! Очень заманчиво: самостоятельно наделать глупостей, а потом спрятаться за родительские спины — помогите! Еще заманчивей кажется лозунг: “Не учите меня жить, лучше поддержите материально!”

Как же разрешить конфликт поколений?

Доверять или проверять?

Семья 20-летнего Димы вполне благополучная, “укомплектованная” — есть и мама с папой, и бабушка с дедушкой. А парень — оторви да брось! По ночам пропадает невесть где, заставляя женскую часть семейства пить валидол, а мужскую — нервно курить в окно. Друзей, которые изредка заходят к нему, с родными не знакомит, захлопывая дверь в свою комнату. Однажды и вовсе отличился: сообщил родным, что женится.

— На ком? — схватилась за сердце мама.

— Неважно, вы ее все равно не знаете! — отмахнулся сын. — Жить ухожу к ней. Хотите — приходите на свадьбу, не хотите — ваше дело.

С женой Дима развелся спустя три месяца — родители узнали об этом потому, что он вернулся домой.

“Слава богу, хоть ребенка не завели! Самое неприятное, что обо всем, что случается с сыном, мы узнаем постфактум, — жалуется Димина мама. — Он давно не посвящает нас в подробности своей жизни. С кем он, что задумал — никогда не знаешь”.

Институт, в который его с трудом пристроили, Дима бросил через полгода. Дома об этом узнали лишь два месяца спустя — от общих знакомых. Парень, которому на семейном совете учинили допрос с пристрастием, только буркнул:

— Да, бросил, буду поступать в театральный.

Дедушка высказался по поводу этой профессии с прямотой ветерана: мол, немужское это занятие. Все поддержали старика, принялись отговаривать парня. Виктор разобиделся, ушел и пару дней не появлялся дома.

Два года подряд он поступал в училище. Не поступил. Стал целыми днями просиживать дома за компьютером — из его телефонных разговоров родные поняли, что парень хочет заняться каким-то сомнительным бизнесом. Но на все расспросы он отвечал одно:

— Вы отстали от жизни. Не лезьте не в свое дело.

— Конечно, непросто жить в семье, где три поколения, — старается оправдать сына отец. — Старики часто ворчат, учат Диму жизни по своим меркам. Он или огрызается, или хлопает дверью. А мы с женой — как буфер между старыми и малыми. Нам достается с обеих сторон. Как быть, ума не приложу — он уже столько ошибок наделал, хочется предостеречь от последующих. Но ведь не слушает — взрослый уже!

КОММЕНТАРИЙ ПСИХОЛОГА:

Вопрос доверия — один из самых сложных в отношениях между детьми и их родителями. Потерять доверие легко: посмеялись над мечтами или переживаниями, использовали информацию для манипуляции — и всё, его душа захлопнется, как раковина.

Если хотите, чтобы дети делились своими проблемами, рассказывайте сами о своей жизни. И никакого менторства в ответ на искренность. Постарайтесь понять их, окажите эмоциональную поддержку.

Что касается совместной жизни трех поколений, то особенно она осложняется именно в период взросления младших членов семьи. Дело в том, что примерно в это же время у родителей и бабушек-дедушек проявляются свои кризисы. У пап-мам это “кризис среднего возраста”, у бабушек-дедушек — выход на пенсию, пересмотр прожитых лет и мысли о смерти. Нужно понять, что дело тут не в ваших человеческих качествах, а в биологических законах. Относитесь к близким с заботой и пониманием, как к людям, которые переживают тяжелый стресс.

Если любишь, купи!

— Папа, купи мне вот это колечко с камушком, — по-детски канючит в ювелирном зрелая девица в мехах. — Ты же меня любишь! — Отец вздыхает — сумма на ярлычке впечатляет, — но покорно лезет за кошельком. Он же ее и правда любит…

22-летняя Ада привыкла, что папа “обязан помогать дочери”. Так всегда говорит ее мама, которая лет десять назад развелась с отцом. Любящий родитель из-за этого чувствует свою вину — ребенок рос в неполной семье — и пытается компенсировать ее. И деньгами, и вниманием.

Того, что маленькая девочка, которую он по выходным водил в зоопарк или кино, давно выросла, отец не замечает. Он по-прежнему считает себя обязанным заботиться о “брошенном ребенке”. Только теперь Ада просит ходить с ней по магазинам и ресторанам. Ее запросы постоянно растут, но любой отказ вызывает слезы и скандалы:

— Я не нужна тебе! Тебя не интересуют мои проблемы!

Обычно отец не выдерживает упреков дочери, и она таки получает желаемое. Девушка нигде не работает, кое-как учится в институте, за который платит тоже отец. У нее почти нет друзей — вздорный характер Ады мало кто способен терпеть. Только родной папа, который старается не только обеспечивать дочь, но и посредством своего общества спасать ее от одиночества.

— Что делать? — сокрушается он. — Да, девочка избалована, но ведь кто о ней позаботится, как не я! Жалко ее, она сама страдает от своего характера. Я виноват перед ней, ушел из семьи, и дочке не хватало внимания. Хочется чем-то порадовать ее...

КОММЕНТАРИЙ ПСИХОЛОГА:

Такое ощущение, что Ада, словно капризное дитя, проверяет отца: а это простишь? А вот это слабо? Она заигралась “в малышку” настолько, что и впрямь стала чувствовать себя ребенком. В таком злостно-инфантильном поведении дочери во многом виноват отец. Своим снисходительным всепрощением, потаканием прихотям он лишь затягивает ее моральное созревание. Поэтому в свои 22 года она еще не понимает, что взрослая жизнь требует и усилий, и ограничений, и обязательств. Можно предположить, что в будущем Аде придется столкнутся с серьезными трудностями, — ведь терпеть подобное поведение способны только любящие родители.

Потому что родителям хочется, чтобы мы оставались детьми…

В свои 19 лет Катя добилась многого: хорошо учится в престижном вузе, работает на кафедре, время от времени даже снимается в качестве фотомодели для девичьих журналов. Знакомые ее матери восхищаются — чудо, а не девочка: и умница, и красавица! Только сама мама Кати вечно недовольна дочерью.

— Ей не нравится и моя работа, и то, как я одеваюсь, и даже то, как разговариваю по телефону, — жалуется Катя подругам. — Просто руки опускаются от ее вечной критики, ничего уже не хочется делать! Говорит, что модель — это временно и несерьезно, работа на кафедре — фикция, а в институтах сейчас очень низкие требования… То есть все, чем я занимаюсь, — совершеннейшая ерунда!

Внешность красотки Катерины тоже не устраивает маму. Она убеждает девочку, что та хорошо выглядит лишь под толстым слоем макияжа. Но хуже всего обстоят дела с Катиными бойфрендами, которых примерная дочь приводит домой знакомиться. В каждом из них мама находит какой-нибудь недостаток и так припечатывает, что мало не покажется.

— Я злюсь на мать, даже кричу иногда, — говорит Катя, — но почему-то после ее высказываний вся моя любовь к раскритикованному парню куда-то испаряется. И хотела бы не обращать внимания, а внутренний голос шепчет: “Мама права, он действительно выглядит нелепо, и брюшко уже появилось…”

КОММЕНТАРИЙ ПСИХОЛОГА:

Мама, которая посвятила свою жизнь дочери, чувствует, что постепенно утрачивает свое абсолютное влияние на ее жизнь. А что остается вместо этого? Пустота… Мама очень боится потерять дочь, вот и пытается любыми путями привязать ее к себе. Самый легкий способ — вселить комплекс неполноценности. Всегда найдется повод для критики. То же самое касается ее отношения к приятелям девушки — за недовольством ими стоит страх перед замужеством дочери.

Звездные дети
Юрий Маликов:

— Мне кажется, что у детей “вылет из гнезда” происходит тогда, когда они заканчивают школу. Например, когда Дима поступил в музыкальное училище, он сразу как-то резко повзрослел. Расширился круг друзей, появились взрослые приятели, больше стало соблазнов. Мы с женой постоянно ездили на гастроли, поэтому основные воспитательные функции исполняла бабушка. Она строго контролировала Диму, хотя он и сам был очень ответственный. Думаю, что в этом возрасте важно искать золотую середину: давать свободу и при этом вовремя загонять в домашнее “стойло”. Ни с Димой, ни с Инной у нас больших проблем никогда не возникало. Мы старались сохранить с ними теплые, душевные отношения.

А в то, что сын у меня уже взрослый, я окончательно поверил на футболе. Мы с сыном играем вместе. Там все, как в бане, равны. И если я ошибался, он орал на меня так, что я понял: “Серьезный мужик. Ротой командовать может”.

Татьяна Михалкова:

— Когда дети взрослеют, забот и волнений становится гораздо больше. Сейчас в этом возрасте у нас Надя. Ей 20 лет, она учится на 4-м курсе МГИМО, работает, снимается в “Утомленных солнцем-2”. В общем, Надя — взрослый человек, и контроль со стороны мамы ей не очень-то нравится. Хотя я прошу о простых вещах, например, чтоб сообщала — где она, с кем, когда вернется. Я же волнуюсь!

Помню, страшновато было отправлять Аню учиться за границу. Теперь понимаю, что это был правильный шаг — там дочь быстро повзрослела, стала самостоятельной.

“Вылет из гнезда” Артема прошел мягко. Он щадил мои чувства, всегда рассказывал о своих делах, советовался. Артем у меня очень внимательный и чуткий.

Дети выросли, теперь им не нужно столько моего внимания, как прежде. Но мы все равно постоянно общаемся, стараемся вместе проводить праздники. К тому же со временем в мою орбиту втягивается все больше людей: появились зять, сноха, внуки. Иногда даже устаю от этого — хочется уже тишины, спокойствия. Ведь я всю жизнь подчиняла интересам своей большой шумной семьи. Теперь могу немножко подумать и о себе.

Советы родителям:

•Выросшим детям нужны уважение и ненавязчивая поддержка родителей. Общение должно быть на равных, недаром восточная мудрость гласит: “Ребенок до 7 лет — господин, до 14 лет — раб, после 14 — друг”.

•Вспомните о своих мечтах и увлечениях. Может быть, в процессе воспитания детей вы давно поставили на них крест. И все-таки жизнь продолжается, и никогда не поздно сделать то, о чем когда-то мечтали. Это поможет мягче миновать кризис среднего возраста.

•Не принимайте близко к сердцу, если ребенок одевается и разговаривает как-то не так. Это возрастное и вскоре пройдет.

•Передайте ребенку ответственность за его жизнь. Не будьте его секретарем или удушающе-заботливой мамочкой. Он должен осознать, что взрослая жизнь д это не только свобода, но ограничения и обязанности.

•Помните: главные помощники в общении с выросшими детьми и престарелыми родителями — это юмор и такт. Перевоспитывать тех и других уже поздно.




Партнеры