Туркмены без баши

За звание “отца нации” развернется настоящая битва

26 декабря 2006 в 00:00, просмотров: 183

Баши умер, имя нового баши должно быть названо сегодня. Во вторник халк маслахаты (народный совет) — высший орган законодательной власти Туркменистана — определит дату проведения выборов нового президента страны и рассмотрит кандидатуры претендентов на высокий пост. Внеочередное заседание начнется в 15.00 во дворце “Рухыет Туркменбаши” в Ашхабаде. Об этом заявил по национальному телевидению временно исполняющий обязанности президента Туркмении Гурбангулы Бердымухаммедов. Между тем эксперты полагают, что именно Бердымухаммедов — наиболее вероятный следующий президент Туркменистана.


Хотя вовсе и не факт, что в последний момент из-за его спины не появится иная кандидатура. Ведь по туркменскому закону тот, кто временно исполняет обязанности президента, не может сам баллотироваться на пост главы государства. Впрочем, один раз Основной закон Туркмении уже был нарушен. По Конституции, после смерти Туркменбаши временно исполнять обязанности главы должен спикер парламента Овезгельды Атаев. Но вместо этого он оказался арестован за “нарушение прав граждан”. В стране, где отсутствует само понятие прав человека, чиновнику Атаеву не смогли простить, что он, “имея личную межплеменную неприязнь, противился встречам и браку приемного сына Максата Атаева и гражданки Гульсенем Оразсахедовой”. Так что последнее, на что будут обращать внимание при разделе власти в Туркмении, — это закон.

— Бердымухаммедов был очень близким к покойному Сапармурату Ниязову человеком, — сказал “МК” политолог Данила Кислов. — Он был его личным врачом и одновременно министром здравоохранения и вице-премьером. Во всяком случае, будущим президентом станет “договорная фигура”, по поводу которой будет достигнут консенсус внутри туркменской элиты. Эта элита заинтересована прежде всего в том, чтобы ничего не менялось, чтобы в Туркменистане все оставалось, как при Ниязове.

По мнению эксперта, решение о кандидатуре будущего президента будут принимать максимум четыре человека, среди которых сам Бердымухаммедов, начальник личной охраны Ниязова Акмурад Реджепов, министр обороны Агагельды Мамедгельдыев, министр госбезопасности Аширмухамедов. Причем решающим будет мнение двоих — Реджепова и Бердымухаммедова, которые в данный момент являются наиболее влиятельными фигурами на туркменской политической сцене. Оппозицию к разделу власти эти люди не допустят, народ также будет отстранен от принятия решений.

Возможна ли революция в Туркмении? Нет. Политическое поле в этой стране представляет собой выжженную землю: там нет ни политических партий, ни независимых СМИ, ни институтов гражданского общества. Нет там и оппозиции в полном смысле этого слова. Тех, кто называет себя туркменской оппозицией, в Туркменистане просто никто не знает: все они очень давно уехали из страны, их не поддерживает ни народ, ни элита.

Часть этих оппозиционеров в конце прошлой недели отправилась за поддержкой в Киев.Они обратились к правительству Украины с просьбой помочь им прийти к власти в обмен на гарантированные поставки дешевого газа.

А замуправделами Туркменбаши Александр Жадан нашелся. По словам правозащитника Пономарева, он никуда и не уезжал из страны, а находился рядом со вдовой Ниязова в резиденции в Фирюзе. тий.

ОПЕРАЦИЯ “СОБОЛЕЗНОВАНИЕ”

Задание было простое: пойти в посольство Туркмении и оставить запись в книге соболезнований. Однако первого корреспондента нашей газеты, лишь только он представился, выгнали, заявив, что приходить прессе надо было, записавшись заранее. И тогда, вторым, отправили меня.

В Филипповском переулке, где располагается посольство, меня долго допрашивали: кто я, что я и зачем вообще пришел. Странно.

— Я просто хочу оставить запись. Можно?

В посольстве — тишина.

— А что, никто не приходит? — спрашиваю у сопровождающего. Он почему-то опять напрягается:

— А зачем вам это знать? Вы откуда?

— Да ниоткуда! Просто интересно.

За шторами находится небольшая комната. На стене — огромный портрет Сапармурата Ниязова с траурной лентой. Цветы.

Утром возле столов стояли охранники. Вечером охрану уже сняли. Видимо, поняли, что на книги никто не посягает. На столе — две книги. Рядом — два стула. Сажусь и листаю. “Дорогой Сапармурат! — обращаются к нему как к живому. — Ты был лучшим правителем Туркмении!” Чуть дальше еще одна запись: “Справедливейший и Мудрейший! Как же теперь без него?”.

Далее несколько страниц, исписанных на туркменском языке. Понятно, что мне это непонятно. И вот снова на русском: “Никто, кроме него, не смог сделать столько на благо народа Туркменистана!” Или еще: “Только Ниязов смог сделать так много во имя укрепления дружбы между Россией и Туркменией!” и подпись — “Гражданин Туркмении”.

За несколько часов, что лежат книги, записи успели сделать многие — книги исписаны примерно на треть. В основном пишут о том, как уважали они президента.

P.S. Во второй половине дня свою подпись в книге соболезнований оставил Владимир Путин.




    Партнеры