Иль я не Муромец?

Родня былинного богатыря разводит петухов и туристов

26 декабря 2006 в 00:00, просмотров: 447

Напротив автовокзала города Мурома красуется вагон бронепоезда “Илья Муромец”. В годы войны состав с богатырским именем победоносно прошел до Франкфурта-на-Одере. Местные жители уверены, что всю войну бронепоезд провел без потерь, поскольку назван был в честь их земляка — святого Ильи. С именем богатыря Муромца в городе на Оке связано много мест: храмы, музеи, улицы. Ведь согласно легендам и исследованиям ученых-краеведов, именно здесь, в пригородном поселке Карачарово, родился и жил былинный герой. По следам богатыря прошелся корреспондент “МК” и встретился с потомками Ильи Муромца в 27-м поколении…

Якорь в огороде

Путь к дому Гущиных, где, по преданию, стояла изба Муромца, не близок. Где живут потомки русского героя, знают все местные жители. В рейсовом автобусе, следующем до Карачарова, прошу попутчиков подсказать дорогу. Местные сразу признают во мне столичную гостью и удивляются: “Неужели специально в такую даль едете, чтобы на один только дом поглядеть?..” Места тут дивные, от величия захватывает дух. Природа и впрямь выглядит именно так, как она описана в народных сказах о святом Илье Муромце. Ока широкая, дубовая роща на другом берегу.

Дом №279 по улице Приокской стал настоящим местом паломничества. Встретиться с потомками богатыря едут и журналисты, и ученые, и просто любопытствующие со всех уголков страны. А краеведы водят к Гущиным на экскурсию детей, чтобы те знали историю родного края.

Наконец дорога приводит меня к искомому дому с табличкой: “На этом месте…” Открываю калитку. Вокруг ветхого здания с прохудившейся крышей с важным видом расхаживают петухи. Стучусь сначала в дверь, потом в окно. Через несколько минут дверь открывает женщина с улыбкой на лице. Это и есть карачаровская знаменитость — родственница Ильи Муромца. “А я вот в погребе была, только сейчас услышала, что кто-то пришел. Не надо было стучать, дверь-то открыта у нас всегда”, — радушно приглашает меня хозяйка.

— Фамилия наша произошла от слова “гуща”. Гущины — люди, которые жили в гуще леса. В Карачарове и сейчас полно Гущиных, но родство с Муромцем только нам приписывают. При замужестве я взяла фамилию супруга, а родство с великим Ильей идет по линии моего отца. Но “наши” Гущины еще остались. С моим двоюродным братом мы так подсчитали, что приходимся потомками Илье Муромцу в 27-м поколении. В среднем за одно поколение брали семьдесят лет. Но это все приблизительно, — начинает свой рассказ Валентина Михайловна. — Родство с богатырем закрепилось за нашей семьей, потому что в роду всегда были сильные люди.

Есть у Гущиных семейное предание про прапрадеда Валентины Михайловны, Афанасия. Он был простой крестьянин, но невероятно сильный. Когда в гору вывозили сено, он впрягался вместо лошади. Кобыла не могла справиться с таким грузом, а он — легко. Афанасию не разрешалось участвовать в кулачных боях на общих правилах: ненароком он мог зашибить человека насмерть. Ему разрешали бороться только плечами со связанными за спиной руками. А самая известная история — про якорь. Жил в Карачарове купец Жиряков. (Кстати, его дом до сих пор сохранился в том виде, каким он был при первом хозяине.) И однажды у этого купца в реке затонул якорь. Зная о необыкновенной силе крестьянина Афанасия, Жиряков попросил его вместе с артелью вытащить якорь. И посулил хорошую плату за труд. Но когда якорь водрузили на место, купец пожадничал и заплатил гораздо меньше… А проснувшись на следующий день, увидел, что якорь стоит у него посреди двора. Раздосадованный Афанасий взгромоздил его туда в отместку жадному Жирякову. А кто, кроме крестьянина-силача, мог убрать якорь со двора обратно? Никто. Пришлось купцу опять к нему обращаться и снова платить. Не зря говорят, что скупой платит дважды.

— Мудрость прапрадеда меня восхищает. Сегодня бы просто морду набили, если бы человек не заплатил. А в те времена — затаили обиду, а на другой день проучили как следует, — повествует “родственница” Муромца.

Из поколения в поколение гущинского рода передается также история про Ивана Афанасьевича, сына силача Афанасия. В старину под Троицкой церковью проходили кулачные бои — полсела на другую половину. Деление шло по оврагу. Когда на бой выходил Иван Афанасьевич, то южная часть обязательно побеждала. Но как-то ехал мимо барин да попал под “горячую руку”, и ему случайно намяли бока. После этого власти запретили бои.

Да и после Афанасия и его сына Ивана были и остаются в роду у Гущиных очень крепкие мужчины. Например, племянник Валентины Михайловны. Сила у него богатырская, рост под два метра, плечи широченные. Да и отец был коренастый, крепкий мужик. “В общем, все мужики здоровые — по-другому и не скажешь. Да что мужики, вон у меня дочка даже богатырского телосложения”, — с гордостью показывает моя героиня фотографии своих детей.

А уж сына Валентины Михайловны, Алексея Шибаева, и вовсе сравнивают с самим Ильей Муромцем. Алексей не раз становился героем публикаций в журналах и газетах. Дубы он, конечно, не таскает, но монтировки гнет без труда. Как только в стране появилось телевидение, телевизионщики сразу появились у Гущиных, вспоминает Валентина Михайловна. И все задают один вопрос: почему они считают себя потомками Муромца? “Со стопроцентной достоверностью мы не можем сказать, но кто-то ведь был. Недаром к нам люди тянутся отовсюду”, — говорят Гущины. Валентина Михайловна — главная хранительница семейных преданий. Все газетные и журнальные публикации об их семье, фотографии предков, а также материалы об Илье Муромце она аккуратно складывает в одну папку. Это семейная реликвия Гущиных. Для потомков, пусть знают историю своего рода.

В родство Гущиных с былинным героем верят и местные власти. В 2000 году на доме №279 по улице Приокской администрация города торжественно открыла доску. На ней написано, что здесь, по преданию, стояла изба богатыря. Однако в мелочи — отремонтировать крышу за счет муниципалитета — потомкам святого Ильи отказали…

“Приложись к богатырскому пальцу”

Троицкая церковь, для фундамента которой, по преданию, Илюша Муромец таскал дубы, до сих пор стоит на холме. Правда, в полуразрушенном состоянии. По дороге подхожу к святому источнику. Легенда гласит, что множество ключей появилось там, где бил копытом богатырский конь, а потом родники слились в один источник. Вода здесь чудотворная, говорят священнослужители. Случаев, когда верующие исцелялись этой водицей, — множество. И я рукой черпаю святую воду и умываюсь — в Москве такой не сыщешь. Авось убережет меня водица от болезней.

Настоятель Троицкой церкви отец Олег открывает мне двери часовни. “Мы молимся земляку за восстановление нашей церкви. Ведь он ее закладывал, дубы для основания храма в гору поднимал”, — рассказывает мне священник. Здесь, в прицерковной часовне и еще в нескольких муромских храмах находятся частицы мощей Ильи Муромца. Сами же мощи покоятся в Киево-Печерской лавре.

Исследователи установили, что кости усопшего свидетельствуют о травме позвоночника. Как известно, богатырь страдал этим недугом с детства. Из-за того и пролежал на печи до 33 лет, пока не пришли калики и не напоили его целебной водицей. После того случая он и встал на ноги. Умер былинный герой, уже будучи монахом. Хотя его монашеские подвиги неизвестны, за благие деяния его причислили к лику святых. Заслуги его, несомненно, были велики, раз через много лет его мощи обнаружили нетленными. Богатырь Илья — самый почитаемый в Муроме святой. По православному календарю память его чтут 1 января.

Самую большую из находящихся в Муроме частицу мощей — палец Илюши — в августе этого года из Киева доставили в Спасо-Преображенский мужской монастырь. Специально для этого был изготовлен из дерева скульптурный портрет богатыря. В нем сейчас и покоятся мощи. Скульптура была сделана по слепку и величиной соответствует его росту — 177 см…

В полутемном храме ярко освещенный богатырь в гробнице выглядит… впечатляюще. На самом подходе к гробнице вдруг слышу гулкий голос: “Прикладывайтесь к мощам, не бойтесь. Это наша святыня — палец богатырский. Да помолитесь, попросите Илюшу нашего от врагов вас защитить”. Сердце уходит в пятки. Оказывается, это служители храма подсказывают мне, как правильно с Муромцем “общаться”.

Одно время в Спасо-Преображенском монастыре поваром работала и Валентина Гущина. “Я случайно туда попала, но мне там понравилось. Вообще у нас люди очень верующие. Если большой церковный праздник, так не протиснуться. От желающих к мощам приложиться отбоя нет. За тридевять земель люди едут. Когда население Мурома было всего пятьсот человек, храмов в нем насчитывалось 36”, — говорит она.

Муромец наших дней

“Очень много легенд и преданий на муромской земле, так или иначе связанных с Ильей Муромцем и его недюжинной силой. Вот одно из них. Лежал Муромец неподвижный, пока не напоили его калики чудотворной водой. Встал он на ножки резвые, вышел во двор, чтобы показаться матушке и батюшке. А они ушли на работы. Работа эта заключалась в том, что крестьяне хотели поменять русло реки, дабы защитить себя от набегов разбойников. Для этого вырубали дубраву, засыпали старое русло. И когда добрался Илья Муромец до односельчан, ему удалось одним взмахом объять эту дубраву, вырвать ее из земли и бросить в Оку. Тогда возник остров между двумя руслами Оки. И спас карачаровцев от разбойников, — рассказывает краевед Елена Субботина. — По другому преданию, богатырь сдвинул огромный валун, который разбил реку на два рукава. А камень стал островом. Его и сейчас некоторые называют остров Валун. Можно верить этим преданиям, можно не верить. Но как бы то ни было, они очень поэтичные и красивые. А Илья Муромец — главный символ нашего города. И памятник ему стоит в самом центре”.

Есть в Муроме и “живой памятник” Илье-богатырю. Больше тридцати лет муромчанин Владимир Лебедев считается “главным Муромцем” в городе. Это не просто забава, это огромный труд, отнимающий много сил и времени. Но Владимир в свою роль вжился всерьез и надолго. Когда в Муром приезжают почетные гости или большие группы туристов, встречает их непременно Владимир в костюме былинного героя. Хоть в последнее время и появляется все больше молодых продолжателей традиций, Владимир Лебедев, по признанию местных жителей, все же остается самым любимым Ильей Муромцем. И сдавать свои позиции пока не собирается.

“Оппоненту” Ильи Муромца — Соловью Разбойнику — таких почестей и всенародной любви вовек не видать. Да и где его родина — ищи-свищи. А Илюша-богатырь как землю свою родную охранял, так и продолжает. Хоть пальцем, но от врагов защищает. И корреспондент “МК” теперь тоже под этой надежной защитой.




Партнеры