Полититоги:

куда бредут партийные “ноги”?

26 декабря 2006 в 00:00, просмотров: 163

По традиции “МК” подводит итоги года вместе с известными политологами. Мы предложили им список политсобытий, которым каждый присвоил “рейтинг значимости” (эксперты могли добавить и другие темы). И вот что получилось...


Алексей МАКАРКИН, замгендиректора Центра политических технологий:

1. Конфликт с Грузией.

— России брошен вызов со стороны государства, которое она считала частью своей исторической сферы влияния. Соответственно, Россия очень не хочет, чтобы это стало прецедентом для других участников СНГ — отсюда и столь жесткая демонстрация “кнута”: от винного эмбарго до транспортной блокады. Однако у России проблема с “пряниками” — те, которые есть (поставки энергоносителей), демонстрируют свою неэффективность, превращаясь в “халяву” для потребителей.

2. Отравление Литвиненко.

— Обстоятельства гибели Литвиненко резко негативно сказались на имидже России на Западе. Сразу же были воскрешены стереотипы советского времени (всевластие КГБ) и первых постсоветских лет (“русская мафия”, торгующая опасными веществами типа “красной ртути”). На Западе вообще с большим трепетом относятся к экологическим проблемам и радиационной безопасности, поэтому там это дело имело куда больший резонанс, чем убийство Анны Политковской.

3. Образование “Справедливой России”.

— Еще в начале года (после разгрома рогозинской “Родины”) казалось, что на парламентских выборах-2007 “Единая Россия” без проблем обеспечит себе абсолютное большинство мандатов. Теперь же появился новый центр притяжения для региональных элит, которые или не попали в “Единую Россию”, либо оказались в ней на периферии. Причем центр, получивший президентскую поддержку. Так что партийная конкуренция сразу усилилась, а думские выборы будут более интересными, чем предполагалось ранее.


Станислав БЕЛКОВСКИЙ, политолог:

1. Акции националистов (“Русский марш”, Кондопога, взрыв в Черкизове).

— Качественное нарастание национализма нельзя считать продуктом чьих-то манипуляций. Оно происходит объективно. На протяжении большей части истории русского народа его националистические инстинкты подавлялись имперской ответственностью. Когда не стало ни империи, ни миссии, национализм вышел на поверхность.

С 1991 года Россия столкнулась с невиданными доселе миграционными волнами, последствия вызвали к жизни рост ксенофобии. Национализм заполняет идеологический вакуум, с которым власть так ничего и не смогла — и не захотела — сделать.

Русский национализм может быть как разрушительным, так и созидательным. Второе возможно, только если возникнет политически ответственная структура русского национализма, которая поставит задачу возрождения Российской империи через русское национальное возрождение. На какой базе может быть создана такая структура, пока неясно. В любом случае это будет структура оппозиционная. Национализм будет конструктивным и позитивным лишь в случае его осознанного долгосрочного альянса с либералами и социалистами.

Кремль попытается “укротить” русский национализм, направить его мрачную энергию в заведомо опереточные структуры, сделать так, чтобы “пар ушел в гудок”. Например, возможно поглощение Конгресса русских общин неизменной ЛДПР. Однако националисты едва ли удовлетворятся шутовской ролью.

2. Конфликт с Белоруссией и Украиной (газово-нефтяные проблемы).

— Энергетические войны с Украиной и (особенно) Белоруссией, антигрузинская кампания поставили крест на едином СНГ. Кремль ясно дал понять, что он более не заинтересован нести остатки имперского бремени. Россия для других стран бывшего СССР становится лишь неуступчивым поставщиком энергоносителей — и все. Это означает, что Россия в 2006 году перестала быть региональной державой и становится просто провинциальной страной — самым большим по территории и населению, но уже не по влиянию и международной роли обломком СССР.

В ближайшие годы на пространстве бывшей российско-советской империи будет формироваться качественно новая конфигурация. Например, не за горами формирование картеля потребителей российских энергоресурсов — энергетического союза Украины, Белоруссии (!) и Азербайджана, причем союза, по сути, разумеется, антироссийского. Кто бы мог представить себе подобное всего пару лет назад?!

3. Гонка преемников.

— В уходящем году мы окончательно поняли, что смена власти не будет ни тихой, ни мирной. Градус борьбы между элитными кланами уже очень высок. “Единая Россия” и “Справедливая Россия” тоже “мочат” друг друга отнюдь не джентльменскими методами. Дальше будет больше и страшнее. И в этом смысле 2007 год станет для Владимира Путина и власти в целом весьма непростым.

Важно отметить, что обострение номенклатурного раскола в 2006 году происходило на фоне резкой активизации обналичивания результатов приватизации 1992—2005 годов и вывода результатов обналичивания (больших живых денег) на Запад. 2006 год стал рекордным по числу IPO российских компаний, состоявшихся и планировавшихся сделок по продаже российских предприятий иностранным корпорациям.


Дмитрий ОРЕШКИН, руководитель группы “Меркатор”:

1. Демонстративное перекрытие газового крана на границе с Украиной в январе.

— В 2006 году Россия показала, что готова использовать энергетическое оружие в политических целях. У Запада ментальность обратная: политическое давление для реализации экономических интересов. В нашем общественном мнении смысл январского шага недооценен. Многим он кажется сильным: наказать Украину газом за непослушание! Запад же огорошила легкость возвращения России к нормам 50-летней давности.

Во-вторых, де-факто в этот день скончался СНГ. Нарастание трений с Грузией, Молдавией и Белоруссией было лишь развитием обозначенной в январе тенденции. Риторика о переходе к “рыночному ценообразованию” — щадящая форма признания того, что “особых отношений” в СНГ больше нет. Значит, на деле нет и СНГ.

2. Создание “Справедливой России”.

— “ЕР” — профсоюз сытых бюрократов и находящихся под их “крышей” бизнесменов. “Справедливая Россия” — профсоюз голодных бюрократов и силовиков, не успевших к дележу пирога и желающих тоже вырвать кусок. Раз схлестнулись реальные интересы, значит, будет реальная борьба.

Обе партии будут давить на избирательные комиссии, на прессу, на суды, на правоохранительные органы. Что поневоле вынудит эти учреждения быть и осторожнее, и объективнее. В конечном счете обе партии будут заигрывать и с избирателем (к его пользе), хотя место избирателя в этой борьбе пятое, если не десятое. Иными словами, страна все равно будет двигаться к созданию институций демократического общества. Но путь будет по-российски традиционным и суверенным — через задницу.

3—4. Убийства Политковской и Литвиненко, Кондопога, акции националистов.

— Есть группы влияния, которых не устраивает даже такая кривая (или суверенная) версия демократии. Они понимают, что не способны конкурировать даже в таких условиях. Для них единственный способ сохранить и укрепить влияние — вообще отменить выборы и ротацию элит. Под предлогом опасности извне, терроризма, угрозы межнациональных конфликтов или шпиономании. Их вариант — “китайская ничья”, когда проигрывающая сторона опрокидывает шахматную доску и проглатывает бумажку с записью ходов. Этой группе влияния необходимы ужасные события, чтобы запугать элиты и население, заставить их мыслить в категориях осажденного лагеря. Кондопожский конфликт, политические убийства — ближе к выборам мы непременно увидим еще несколько спектаклей из этого репертуара.


Алексей МУХИН, гендиректор Центра политической информации:

1. Формирование вертикальных холдингов в экономике под руководством Кремля.

— Начало формирования “кремлевских вертикалей” в экономике заложило основу под режимом будущего Президента РФ, поэтому такой процесс можно считать значимым не только в экономическом, но и политическом смысле. Одновременно в качестве ключевых персон групп влияния обозначился ряд людей из окружения Владимира Путина, которые ранее находились в его “тени”: Сергей Чемезов, Владимир Якунин, Юрий Ковальчук и другие. Некоторые — даже в статусе гипотетических “преемников”.

Формирование таких холдингов дает основания утверждать, что именно на экономической основе будет осуществляться политика преемственности власти в России в 2008 году.

2. Гонка “преемников”.

— Фактическое начало президентской кампании, так сказать, стало основной политической темой 2006 года, вокруг которой было сломано немало копий, а в еще большей степени — отвлечено внимания от реальных политических и экономических процессов. Можно отметить, что эта “гонка” была хорошим прикрытием для формирования новых экономических групп влияния в Кремле.

Помимо этого “толпа преемников” основательно взбодрила не только элитные группы, но и стимулировала политические процессы в партийной сфере, в частности создание “партии власти-2” (“Справедливой России” С.Миронова).

3. Саммит “Большой восьмерки” в Петербурге.

— Во-первых, Россия первый раз организовывала мероприятие подобного уровня, и, хотя ничего принципиально нового решить не удалось, было ясно: российская сторона со своей задачей справилась, несмотря на реальную угрозу терактов. Во-вторых, именно в ходе саммита стало очевидно, что Россия и США находятся в состоянии острого экономического противостояния, но поддержка Владимира Путина Джорджу Бушу-младшему нужна все больше и больше, хотя бы для того, чтобы держать ситуацию на Ближнем Востоке под относительным контролем.


РЕЙТИНГ-2006*

1. Образование “Справедливой России”

2. Акции националистов (“Русский марш”, Кондопога, взрыв в Черкизове...)

3. Гонка “преемников”

4—5. Конфликт с Украиной и Белоруссией (газово-нефтяные проблемы)

4—5. Убийство Анны Политковской

6. Отравление Литвиненко

7. Конфликт с Грузией

8. Принятие новых выборных законов

9—10.Саммит “Большой восьмерки” в Санкт-Петербурге

9—10. Формирование “вертикальных” холдингов под руководством Кремля

11. Формирование оппозиционного движения “Другая Россия”


* Место в рейтинге — усредненное, исходя из мнений всех экспертов.




Партнеры