Барби с возу — кобыле легче

Более 400 авторских кукол в столице

27 декабря 2006 в 00:00, просмотров: 249

Фарфоровые красавицы и куклы-скульптуры из современных материалов как произведения искусства и роскошные детали интерьера. Вот какая она — современная авторская кукла. В канун рождественских и новогодних праздников в галерее “Вахтановъ” устроили настоящую кукольную феерию. Российские и иностранные художники создали более 400 кукол специально для этой выставки, а в день ее открытия состоялся традиционный конкурс.


— Как были выбраны куклы-победители? — спрашиваю я у актера и члена жюри Александра Линькова.

— Это мистика какая-то… Вот моя шпаргалка, на ней — куклы, на которые я сразу “запал”. Позже, когда распределились места, выяснилось, что все победители — на этих листках с первоначальными впечатлениями.

У Александра Сергеевича вид человека, выигравшего в лотерею: он угадал “6 из 49”.

Одна из победителей — кукла “Февраль” Ольги Егубец — это целая сказка в духе Андерсена. Гигантская аллегорическая фигура Февраля в цилиндре, кутаясь в пальто и изгибаясь, как снежный вихрь, шествует по улице над маленькими домиками. Образ, явно навеянный сказкой про Снежную королеву. Но этот “Февраль” — не Снежный король. Скорее — Февраль-сказочник, Февраль-волшебник.

Но самая, пожалуй, необыкновенная кукла на выставке — “Моль. Домой” Ирины Андреевой. Вокруг этой куклы выстраивается целая история. Правда, если у “Февраля” она датская, то здесь — чисто русская! Например, такая: моль украла на войлочном заводе кучу войлочных изделий, надела все это на себя и пошла домой. На ногах у нее — валенки, из кармана десятой шубы торчит пара детских варежек, под мышками она несет толстенные рулоны войлока. Перед нами — кандидат на посадку по статье “Расхищение в особо крупных…”.

“Маленьких девочек” итальянки Лауры Скаттолини сложно спутать с куклами других авторов. Это своенравные дети, всегда непоседы и всегда с реалистичными лицами. Они как настоящие дети, только уменьшенные в масштабе. Здесь полностью отсутствует какая-либо прилизанность или смягчение черт: раз веснушки, то на пол-лица, раз шнурок — так обязательно развязанный. А самое удивительное — то, что художница создает куклу по воспоминаниям. Реальных моделей у нее нет, а если бы и были, то не дольше пяти минут: дети есть дети!

Кукла как форма художественного излияния, кукла как картина, как скульптура, но только не как кукла. Это можно сказать и о “Феврале”, и о “Моли”, и даже об “Улыбающейся девочке” Скаттолини. Вот в чем противоречивость современной авторской куклы: она не для детей. Ей нельзя сгибать ручки и ножки — они сломаются; ее нельзя таскать за собой по улице — она непременно разобьется; нельзя положить рядом в кроватку — можно пораниться! Такими куклами можно только любоваться.




Партнеры