Что планируешь, старик?

Дед Мороз теперь спускается с небес

30 декабря 2006 в 00:00, просмотров: 936

Над Москвой зажглась еще одна звезда. Или даже комета. Потому как рассекала вечерний воздух на большой скорости.

— С Но-вым го-дом! — вдруг разразилось криком сие небесное тело.

И, распушив хвост из фейерверка, к земле приближался уже опознанный летающий объект — Дед Мороз…


Как только ни изгаляется новогодний старец, чтобы удивить современное общество: и через окно в альпинистском снаряжении влезает, и в одном бикини под теплой шубой шастает. Теперь вот от русских саней отказался: негоже сказочному персонажу в столичные пробки встревать. А может, ему летать охота? Так что гаишников Дед Мороз нынче обходит волшебным образом и спешит по детскому зову под крылом… параплана.

— Если ветер не изменится, я никуда не полечу! — словно ребенок, топал сапогом Дед Мороз.

А я, признаться, вообще не верила, что этот толстяк может куда-то лететь. Он еле волочился по заснеженному полю, потому как парапланерист Владимир Макурин был буквально во сто шуб одет: под красным кафтаном Санта-Клауса чуть не трещали по швам пять свитеров.

— Чтобы волшебный старец оставался мужчиной и не болел, приходится надевать подогреваемое белье и носки, — раскрывает секреты “диспетчер” волшебника-летуна Олег Трубецкой. — Нам пришлось сразу отказаться от национальной шубы русского Деда Мороза. В небе холодно, а ведь Дед Мороз к удовольствию детворы с высоты двухсот метров может спуститься и пролететь над самыми головами зрителей. Что же будет, если воздушные потоки задерут его полы пальто до ушей и все увидят исподнее старика? Тут и сказочке конец!

Мы находились под Истрой, в трех километрах от места корпоративной вечеринки, где возле коттеджного поселка для Владимира уже была заготовлена посадочная полоса.

— Дождь и снег Деду Морозу не страшны, — убеждал сам себя наш Дед Мороз. — А вот с порывистым ветром можно долетаться. Прям до летального исхода. А я еще так молод, чтобы умирать, — нервно гладил он седую бороду шерстяной рукавицей.

И таки усыпил вьюгу. Наколдовав для себя летную погоду, Владимир извлек из расписного мешка бутыль с вязкой жидкостью, как выяснилось, с коровьим жиром, и совершил помазание всего лица: чтобы не заветрило на скорости 40 километров в час… Мы с Олегом с трудом подняли самодельный “парамотор” весом 35 килограммов и пришпандорили его ремнями за спину Деду Морозу. К алюминиевому каркасу были приделаны новогодние “салюты”. Владимир надел парапланерное снаряжение, пока летательный аппарат, похожий на огромный надувной матрац, покоился на снегу. Но вот пропеллер загремел, нам в лицо брызнул снег, и Дед Мороз побежал по снежному полю, как заяц. Параплан расправил единственное крыло, вздернул ряженого в воздух и крутанулся в вечернее небо. Мы с Олегом запрыгнули в машину и помчали на праздник по суше.

— Летать над Москвой Деду Морозу куда трудней, чем в области, — говорит по пути Олег. — В зависимости от маршрута наши услуги стоят от 200 до 10 тысяч долларов. В городе высоковольтные провода, да и не везде в столице можно в воздухе висеть. Военные части, заводы нельзя сверху высматривать. На Красную площадь мы не совались — еще снайперы собьют. А вот с Рублевки нам постоянно поступают заказы, хотя над этим элитным местом тоже нельзя летать. Иначе на что местные жители такие высокие заборы отгрохали? Деда Мороза там каждый раз гаишники по суше преследуют: “Стоять!” — кричат в матюгальник. А у старика в небе ни пробок, ни препятствий. Зимой даже встречные птицы не попадаются. Он и уходит над чужими огородами от преследования… Правда, опасность порой подстерегает на земле: однажды нас гей-клуб, извините, заказал. Лучше бы мы не приземлялись тогда…

Пьяную толпу на улице развлекали клоуны. Они проводили какой-то детский конкурс и не подозревали, что в ночном небе уже минут 15 колбасится Дед Мороз.

— Программу задержали, так что организуйте вашего Клауса через полчаса, — подошел к нам поддатый “организатор” сего мероприятия.

— Но Владимир, то есть Дедушка Мороз, уже давно просит посадки… — объяснял Олег ему в спину. В нашей рации что-то долго свистело, после чего мы слышим голос “свыше”: “Кутаюсь в бороду!” — и больше он уже на связь не выходил.

Мы уже были готовы хоронить праздник вместе с виновником торжества, когда в небе произошел взрыв: над поселком заплясал фейерверк. Прогремело пьяное: “Ура-а!” И фонтанирующий Владимир Макурин скатился по небосклону. “Хо-хо”, — выкрикнул из последних сил Санта-Клаус и сбросил балласт — мешок с подарками, который тоже был привязан к парамотору.

Гуляющие сбились в кучу над добычей, а забытый взрослыми волшебник приземлялся чуть поодаль. С десяток детей ринулись его ловить… Вместо того чтобы вальяжно ступить на ноги, Дед Мороз, не уступая своему мешку, плюхнулся в сугроб. Парапланер кувыркнулся через его голову.

“Дедушка! А почему у тебя такой красный нос?”; “Где же дурочка-Снегурочка?”; “Почему ты такой толстый?” — наседала детвора. А один мальчик так дернул Санту за кудрявую бороду, что его подбородок оголился до неприличия.

— З-з-з… — прожужжал Дед Мороз. И, глотнув из поднесенной Олегом фляги, выдал: — З-здрас-сте, детиш…ш — развел трясущимися руками и изобразил гоголевскую сцену.

Да, Владимир Макурин не столько артист, сколько спортсмен. А после тренировки язык прилипает к небу — и хочется горячего чаю, чтобы растаять от удовольствия.

— Дедушка прилетел с Северного полюса! — пристыдил малышню Олег. — Ему надо привести себя в порядок… — и с этими словами завел Макурина в рощу. Откуда уже через минуту вынырнул заметно похудевший Санта-Клаус.

А дети намеренно не обратили внимания на явную подмену старца. Тут и младенцу понятно, что рожденный летать не может ползать.




Партнеры