Последний день “Анны Карениной”

Татьяна Друбич: “Любовь и страсть — разные вещи”

30 декабря 2006 в 00:00, просмотров: 345

Сергей Соловьев сделал это. В течение 15 лет он начинал, бросал и снова возвращался. И вот 28 декабря 2006 года. Ровно час ночи. “Анна Каренина”, сцена последняя, дубль последний! “Снято!” Все эти годы Татьяна Друбич должна была оставаться Анной Карениной — не толстеть, не худеть, не стареть. Без вариантов. Анна может быть только одна. Так же, как и Алика из “Ассы”. Ведь режиссер Соловьев — человек неуемной энергии — весь этот год снимал не только “Анну Каренину”, но и “Ассу-2”. Поэтому Друбич приходилось “прыгать” из одной дамы в другую постоянно.

— Трудно переключаться с классики на андеграунд? — спросили мы у Татьяны.

— Нет. Алика из “Ассы” и Каренина — трагические образы. Алика убила человека, отсидела, вышла и поняла, что убила по ошибке. От такого тоже можно на рельсы лечь. Перед съемками я перечитывала роман Толстого и по-другому почувствовала его, появились новые ощущения. Анна не любила Вронского. В книге так написано. По крайней мере, мне так кажется. Любовь и страсть — разные вещи. Да и врачи это подтверждают. (Улыбается.) А вообще в последнее время мне хотелось играть Долли.

— Что было более неожиданным: что съемки “Анны Карениной” завершились или что Соловьев решил снимать “Ассу-2”?

— “Асса-2”. Ведь “Каренину” я читала. (Смеется.) (То есть знала, чем дело кончится. В отличие от продолжения “Ассы”, в котором Соловьев даже от актеров скрывает, каким будет финал. — Авт.) Снять “Ассу-2” — очень мощное решение.

Сцена у портрета

Это было еще в 16.00 27 декабря. Татьяну позвал Сергей Александрович — обсудить снятое-пережитое. А снимали только что — на наших глазах, как еще живая и счастливая Анна разговаривает с Вронским во время их поездки в Италию. Ведь в кино все идет не как в жизни, а исходя из графика занятости актеров и готовности натуры и декораций. В этот день интерьер был знатный. Особняк ХIX века в центре Москвы — Новая Басманная, дом 14, корпус 1, — со смешным названием из советских времен — Центральный дом детей железнодорожников. Еще недавно здесь снимал “Дело о “Мертвых душах” Павел Лунгин. Теперь в одном из залов центральное место занял огромный портрет молодой женщины в полосатом платье, которая полулежа позирует на фоне роскошного пейзажа. Это портрет Татьяны Друбич в образе Анны Карениной, написанный Вронским во время их вояжа в Италию. (Кстати, всю остальную Италию снимали в настоящей Венеции.)

Горячего любовника семейной дамы играет Ярослав Бойко. Он говорит, что поначалу в костюмной истории чувствовал себя не слишком уютно. Особенно его напрягала почему-то искусственная щетинка, придуманная для пущей соблазнительности Вронскому. По обыкновению современных актеров, Бойко не постеснялся признаться, что романа Толстого он ни в школе, ни в институте не читал. А ознакомился с произведением Льва Николаевича только перед съемками. После того как с его сценой закончили, Ярослав уехал на съемки другого фильма.

Сегодняшний материал войдет и в “Ассу-2” — ведь в ней по сценарию снимают “Анну Каренину”. Вряд ли есть аналоги в истории кино того, что мы наблюдали, — Соловьев снимал оба фильма одновременно. Причем “Анну Каренину” — на пленку, а “Ассу-2” — на цифровую камеру. У режиссерского кресла — 4 монитора, рядом — 2 звуковых комплекта. Параллельно работали два оператора: “Каренину” снимал Сергей Астахов, а “Ассу-2” — Юрий Клименко.

— Сергей Александрович, вы рады, что “Каренина” свалилась с плеч?

— Да, сегодня эта долгая съемочная дорога с названием “Анна Каренина” длиною в 15 лет закончилась. И я, конечно, рад. Но представляю, что было бы завтра с утра, если б не “Асса-2”, которая на сегодня снята только процентов на 40. Стали бы отмечать — впали бы, наверное, в массовый запой. (Смеется.) А тут еще — Новый год, значит, можно вообще в Кащенко сыграть... Несмотря на то что пять раз “Каренина” закрывалась, десять раз попадала под дефолт, мы довели ее до конца.

— А почему “Ассу-2” снимали на цифру, а “Анну Каренину” — на пленку?

— Чтобы дешевле вышло. Если “Каренина” — нормальная бюджетная постановка, то когда мы начинали “Ассу-2”, у нас вообще не было ни копейки денег. Кроме того, я оценил перспективность цифровой техники. В самой технологии “цифры” есть удивительный и точный воздух цифрового времени.

— Но компьютерные эффекты в “Карениной” будут?

— К компьютерным эффектам отношение у меня сугубо здравое: где-то немножечко снега добавим, где-то туману напустим. А вот использовать их для того, чтобы потрясти перед зрителем головой, слетающей с плеч героини, и катящейся кубарем на перрон, — ничего такого. Я же из другого поколения.

“Венчается раба божия...”

Тают свечи у алтаря. Шуршат шелка дамских платьев и от сквознячка колышутся их вуали и фалды фраков кавалеров. Хористки поют “Многая лета”. Батюшка вершит одно из великих церковных таинств. Бледная невеста и серьезный, сильно старше жених. Под венцами — Сергей Гармаш и Мария Аниканова. На часах — 23.00 того же дня. Среди полусотни напомаженных гостей выделяются Олег Янковский и Александр Абдулов. В церкви Св. Троицы в Никитниках идет последний час последнего съемочного дня “Анны Карениной”.

У церкви — редчайшего памятника архитектуры XVII века, которая сейчас находится на реставрации, есть своя кинематографическая история. Едва Янковский перешагнул порог, как к нему навстречу бросилась одна из участниц реставрационных работ. Она вспомнила, что здесь же почти 30 лет назад проходили съемки одной из сцен картины Эмиля Лотяну “Мой ласковый и нежный зверь”. Встреча героя Олега Янковского и героини Галины Беляевой. Сменивший за эти годы миллионы съемочных площадок, об этой сцене Олег Иванович подзабыл.

— Сегодня у меня вообще особенный день, — сказал Янковский корр. “МК”. — Утром мы снимали в музее-усадьбе Льва Николаевича Толстого. Я бродил по его комнатам — впитывал в себя атмосферу романа. Посмотрев на маленький стул, на котором творил писатель, я лучше понял Каренина — который в финале остается один с маленькой Аней на руках и говорит катающемуся вдали на коньках родному сыну Сереже: “Ненавижу”...

В “Анне Карениной” Олег Иванович играет малосимпатичного у Толстого супруга Карениной. Во время венчания Левина и Кити (Гармаш и Аниканова) он должен получить судьбоносную записку от Анны.

Родственника великого полководца Голенищева играет сын Соловьева — Дмитрий. Стиву — Александр Абдулов. Здесь же Людмила Савельева и Эдуард Марцевич — родители Кити и Долли (Елена Дробышева): пожилые супруги Щербацкие. Много лет назад они блистали в “оскароносной” “Войне и мире” Сергея Бондарчука. Непросто узнать в пожилой актрисе юную Наташу Ростову, но порода не исчезает. Людмила Михайловна даже бровью не повела, когда на ее просьбу принести стакан воды кто-то из технических работников громко крикнул: “Женщине из массовки плохо. Принесите ей попить!”

Корр. “МК”, воспользовавшись паузой, рассказал Сергею Соловьеву историю о неожиданной встрече Олега Янковского с картиной “Мой ласковый и нежный зверь”. Измученный 18-часовым съемочным днем, режиссер улыбнулся. Оценил. Он любит придумывать такие вещи специально. А тут — совпадение.

Пока переставляют свет и у самого Олега Ивановича наметилась пауза, идем в вагончик к артисту:

— За что вы любите своего героя?

— Его невозможно не любить. Я думаю, что Толстой, когда писал “Крейцерову сонату”, видел в трагическом герое себя. И Каренина, мне кажется, он тоже отчасти писал с себя. В его жизни были периоды очень сложных отношений с женой. И потом, если не играть Каренина, то кого же тогда играть?

— Последний этап картины снимался более трех лет. За это время ваше отношение к персонажу не поменялось?

— В принципе кино для меня — возможность собраться в компании хороших актеров и прекрасного режиссера и по какому-то поводу высказаться. А вообще за три года, конечно, что-то изменилось. Возможно, три года назад я бы и эту фразу сказал с другой интонацией. Возможно, три года назад у меня глаз был другой. Морщин добавилось...

— А дальше что? Предложений, наверное, море?

— Интересных, к сожалению, нет. Наш кинематограф уже выпрямился, но его еще пошатывает. Надеюсь, скоро пройдет. Тем более уже есть чему порадоваться: картина Павла Лунгина “Остров” успешно идет в кинотеатрах. Я жду, когда появится больше таких картин. Берегу себя. Уж слишком долго я зарабатывал себе имя, чтобы так просто пустить его в расход и начать соглашаться на неинтересные роли.

— Олег Иванович, а как работалось с вашей экранной супругой Татьяной Друбич?

— Это не первая наша с Таней работа. К Тане очень нежно отношусь. Надеюсь, это будет видно на экране.




    Партнеры