Блеск и нищета танцпопа

“Танцующие Химки” прописались в Москве?

30 декабря 2006 в 00:00, просмотров: 191

То, чего ожидали полгода, случилось. На сцене вновь — калейдоскоп красок и зажигательной музыки из самых разных регионов планеты. И — более ста исполнителей самого разного возраста: от семнадцати до девяноста! Ведь танец — неотъемлемая часть нашей жизни, спасение от скуки и обыденности, прибежище от житейских невзгод. Четвертый народный этнического танца, “Танцующие Химки”, прошел на сей раз уже на... московской сцене, в ДК “Красный Октябрь”.


Слава фестиваля “Танцующие Химки” уже перешагнула границы области и самой России: на сайт “Танцующих Химок” заходят не только россияне, но и иностранцы. Уже не надо специально собирать коллективы, уговаривать их принять участие. Труднее дать возможность выступить всем желающим.

В этот раз на фестивале были представлены арабский, индийский, ирландский, цыганский народные танцы, фламенко, латино, и кроме того — некоторые современные танцевальные направления. Среди участников — “Таранг”, “Семирамида”, “Бельтайн”, “Вечная молодость” и, конечно же, любители — посетители фитнес-центров и клубов Москвы, Подмосковья и самого Химкинского городского округа.

Почему же фестиваль “Танцующие Химки” на этот раз был проведен в Москве?

— Первая причина — резко расширилась география фестиваля, — говорят организаторы фестиваля Марина Кустарева и Ольга Воробьева. — Сегодня в нем участвуют самые разные коллективы из Москвы, других районов Московской области, хотя ядро, конечно, составляют химчане, а Тушино как раз посередине. Вторая — Химки не располагают удобным, вместительным залом. Третья причина, увы, субъективная. Например, взять модные нынче дни города. Не считаясь с дороговизной, на них порой приглашают поп-звезд. Коллективы, где занимаются не профессионалы, в расчет не берут. А ведь общедоступный народный танец претендуют на всенародность…

Подполье

Но трудности, связанные с выступлениями, — это полбеды. Хуже то, что и хороший танцзал в Москве (о провинции вообще не говорим) найти далеко не просто. Автор этих строк сам занимался в помещении, кое-как оборудованном в доме позапрошлого века постройки. На пол, прямо поверх разбитого паркета, кое-как настелили линолеум. В результате думаешь не о танце, а о том, выдержит ли линолеум и не окажется ли под ним дыра. Если заглянуть в щелочку материи, которой задрапированы стены, увидишь и вовсе неприглядное — штукатурка обвалилась, обнажив кирпич, на подоконниках пыль и строительный мусор. Эти развалины находятся не на Чукотке, а в Москве, на улице Большая Полянка.

Ольга Воробьева рассказала о другом “танцзале”:

— К сожалению, часто приходится заниматься в подвалах, в помещениях, переоборудованных из квартир, но громкая музыка и топот могут очень не понравиться соседям. Есть, конечно, и настоящие танцзалы, но деньги на их аренду есть не у всех. А если хотят заниматься не очень обеспеченные люди — например, пенсионеры? Создается впечатление, что за последние пятнадцать лет для развития массовой культуры не сделано почти ничего. По крайней мере, ничтожно мало.

“А что, был и русский танец?”

Говорить о том, что любительские танцевальные коллективы вообще не допускаются на сцену, все-таки неверно. Но не может не удивлять выбор организаторов. Непонятно, просто оскорбительно отношение к русскому народному танцу. Танец — ворота в мир национальной культуры, ключ к пониманию национального менталитета. Но сегодня никого не удивишь тем, что молодая девушка занимается арабским танцем или, например, бальными (а они тоже иностранного происхождения). А вот занятия русским народным танцем — уже редкость. По инерции, с советских времен, существуют в Москве несколько коллективов, и в сумме на двенадцать миллионов московского населения хоть что-то о русской танцевальной культуре знает, наверное, человек сто.

Могут сказать, что русский танец совсем не такой зрелищный и разработанный, как арабский, индийский, как бальные танцы, да и вообще, что это за имперский шовинизм? Но надо помнить, что тот же “танец живота” начал победоносное шествие по миру, и в том числе по России, благодаря многолетней целенаправленной пропаганде, а танцовщицы мирового уровня выдвинулись из миллионов рядовых исполнительниц. Все отмечают зрелищность танцев индийского кино. Но многие ли знают, что в Индии национальный танец является одним из предметов школьной программы, и это не говоря о поддерживаемых государством университетах национальной музыки и хореографии, о поддержке государством коллективах самодеятельности?

Пора подумать о развитии и даже спасении национальной танцевальной культуры. Иначе пройдет еще лет десять, и на вопрос: “Знаете ли вы о русском народном танце?” — люди будут делать круглые глаза и говорить: “А что, разве был такой?”




Партнеры