Торжество Христово

$100000 платят за “Рождество” на Рублевке

5 января 2007 в 00:00, просмотров: 503
  Через два дня Рождество Христово — один из самых почитаемых и любимых праздников. Главная его святыня — икона Рождества Христова.
     А их существует множество. Но какие из них являются “классикой жанра”, а какие отступлением от него?
     Попытаться понять особенности икон Рождества Христова “МК” помогли специалисты из Третьяковской галереи. Ведь собрание икон именно этого музея самое большое в мире. А еще по своим бронированным кладовым корреспондента “МК” провел коллекционер, чье собрание икон самое уникальное...

     
     Невероятно, но факт: на икону Рождества Христова не часто поднималась рука даже у воров и грабителей. Над ней не глумились, истолковывая на пошлый манер.
     Старший научный сотрудник Третьяковской галереи Наталия Шередега (она вот уже 35 лет работает в музее):
     — Замечу, что именно сюжет Рождества Христова — один из самых любимых в иконографии.
     — Наталия Николаевна, расставьте все точки над “i”: почему иконы Рождества Христова отличаются друг от друга?
     
— Для начала скажу: все известные нам иконы Рождества Христова основаны на текстах Евангелия. Мы видим в них: Богоматерь, младенца Христа, поклоняющихся волхвов, пастырей... Понимаете, здесь даже нет повода для различных толкований. Скажу больше, истории известны целые этапы, когда сюжеты икон были причиной многочисленных споров. Это происходило в XVI веке, при Иване Грозном, в XVII, во времена церковного раскола. На эту тему не покушались никогда, даже при Петре Первом. Когда патриаршество упразднили и впервые в истории церковью управлял Священный Синод...
     Но все же далеко не все иконы, написанные на этот сюжет, похожи. С годами и веками происходили изменения в изображении сюжета Рождества Христова.

Рождественские схемы

     Традиционная схема: Этот праздник был установлен еще в IV веке, поэтому и самые первые изображения праздника появляются очень рано, в V веке.
     Икона, в которой воплощена традиционная схема Рождества Христова, находится в собрании Третьяковской галереи. Она написана во второй половине XV века. Все основные мотивы из евангельского рассказа. В центре иконы Богоматерь, рядом ясли, в которых лежит младенец Христос, около него — вол и осел. Любопытно, что по одному из древних пророчеств — это символы иудеев и язычников, которые придут поклониться Христу. В верхней части иконописец изобразил ангелов, а в левой трех волхвов, которые придут поклониться Спасителю и принесут ему дары: золото, ладан и смирну. Именно волхвы первыми узнали о рождении Христа, и привела их к этому месту путеводная звезда, застывшая над Вифлеемом. В нижней части сомневающийся Иосиф, а рядом — Саломея и служанка. По одному из преданий, Саломея первая усомнилась в непорочности Марии и за это была наказана — ее рука отсохла.
     Но в такую традиционную схему время вносит свои коррективы…
     Первый отход от “традиции”. В иконах к концу XVI столетия рассказ о Рождестве Христове становится более распространенным. Появляется много сцен и деталей. Здесь можно увидеть царя Ирода и избиение младенцев. Также запечатлено бегство Святого семейства в Египет. А еще волхвы представлены в двух сюжетах: путешествующие по Египту и приносящие дары.
     Второй отход от “традиции”. С праздником Рождества Христова связан и праздник Собор Богоматери, который отмечают на второй день после Рождества. В Третьяковке находится самая ранняя икона на эту тему — конца XIV — начала XV века. На иконе Христу приносят дары: небеса — звезду, ангелы — пение, пастыри — радость… А люди — Матерь Деву. А еще в нижней части иконы изображены три фигуры. Кто же они? На этот вопрос исследователи отвечают по-разному.
     — Я думаю, что это могут быть волхвы, — рассказывает Наталия Шередега. — Они символизируют три возраста: молодой, средний и пожилой. А также все народы земли, то есть все человечество.

Поход по засекреченным бункерам

     — Приезжайте, приезжайте... Я вам такую икону покажу, такой ни у кого не найдете!
     Едем. Самое начало Рублевки — здесь живут богатые и знаменитые своим же богатством. Проезжаем посты ГАИ, многочисленных охранников в многочисленных будках, длиннющие, высоченные заборы, на которых виднеются камеры видеонаблюдения. За одним из них — особняк Виктора Бондаренко.
     В среде коллекционеров-антикваров его называют самым большим собирателем икон. Мало того, даже специалисты знаменитой Третьяковки относятся к нему с уважением. Говорят: дескать, Виктор Александрович делает уж очень значимое дело. Собирает иконы, реставрирует, бережно хранит и даже позволяет выставлять их в залах музея. Кстати, Бондаренко член попечительского совета Третьяковки.
     В его уютном и просторном кабинете, конечно же, иконы. Вот и “Воскресение Христово” XIX века. На той же стене “Богоматерь” — производит впечатление даже чуть потрескавшейся от времени...
     — Виктор Александрович, эта икона, наверное, совсем древняя? — спрашиваю у хозяина кабинета.
     — Нет-нет. С этой иконой связана очень интересная история. Как известно, Владимирскую икону было запрещено вывозить за территорию СССР. И тогда знаменитому мастеру Брягину заказали точную копию с иконы Богоматери XII столетия, чтоб ее вывезти... Вот она оказалась у меня.
     А на полочке по левой стене стоит уникальная икона “Рождество Христово”, написанная на рубеже XV—XVI веков. Несмотря на прошедшие пять столетий, она не утратила своей художественной ценности. Я наклоняюсь к иконе близко–близко. Она в отличном состоянии — ни трещинки...
     — Я приобрел эту икону четыре года назад, — рассказывает Виктор Александрович. — Ее стоимость в те годы — сто тысяч долларов. На сегодняшний день цена этой иконы возросла в разы...
     — Как вы покупаете такие уникальные иконы?
     
— Эту икону я приобрел посредством дилера. Сегодня нет специальных аукционов, на которых выставляются именно иконы. Кроме того, за последние годы даже на международных торгах я почти не видел ничего достойного своей коллекции. Кстати, сегодня ситуацию с нашими иконами на международном рынке можно назвать здоровой: их перестали незаконно вывозить с территории России.
     — А есть икона, которую вы мечтаете купить?
     
— Нет. Все лучшее, что было на рынке, находится у меня. Моя коллекция — это больше 200 экспонатов.
     ...Все эти уникальные экспонаты хранятся в особых условиях. Виктор Александрович соглашается показать свое хранилище. Мы спускаемся по лестнице с первого этажа вниз. Наверное, в другом случае я назвала бы этот этаж подвальным.
     Вся коллекция аккуратно расставлена в двух комнатах-бункерах. Первая сделана по типу бронированного сейфа.
     — Здесь самые ценные иконы стоимостью от 300 тысяч долларов и выше, — комментирует Виктор Александрович. — Вот, к примеру, “Спас Нерукотворный” XV столетия.
     Чуть дальше — второе хранилище, оно просторнее, здесь иконы дешевле 300 тысяч долларов... Они аккуратно расставлены по стенам, упакованы в тоненькие прозрачные пакеты.
     — Виктор Александрович, неужели все эти уникальные иконы так и останутся в ваших подземных хранилищах? Не хотите, например, галерею для них открыть?
     
— Конечно же, у меня есть подобные планы: открыть музей и выставить все эти уникальные работы и таким образом познакомить людей с шедеврами...

Некартинные сюжеты

     Столь благодатная тема, как Рождество Христово, в русской живописи нового времени почти не развита. Специалисты это объясняют так: с конца X века, с момента принятия христианства на Руси, икона всегда участвует в богослужении. Русские художники, даже не иконописцы, относились к евангельским событиям с очень большой осторожностью.
     — Картины русских художников, не иконописцев, в которых изображено Рождество Христово, по пальцам перечесть, — рассказывает Наталия Шередега. — И все они соответствуют канону.
     К евангельским сюжетам обращались Боровиковский, Перов, Репин, Врубель и Серов. Но даже живописцы, в творчестве которых, казалось бы, допустима импровизация, старались соблюдать все каноны. Эта ситуация уникальна. Ведь даже образ самого Христа за последние годы искажался не раз. Когда на одной выставке представили образ Спасителя, желающим предлагали вложить ему в руки любую книжку: хоть “Капитал” Маркса, хоть брошюрку с репликой Ленина “религия — опиум для народа”... Такие события вызывали настоящие скандалы, а представители духовенства выступали с протестами. А может, у религиозных деятелей есть свое объяснение такой святости рождественской темы?
     Священник Александр, настоятель подмосковного храма Рождества Христова:
     — Нужно быть не просто последним негодяем, а негодяем в астрономической степени, чтобы позволить себе ставить под сомнение сюжет о матери и младенце. А уж тем более позволить себе глумиться и делать скандальные изображения, а значит, скандальные выставки. Это означает, что в людях все же осталось еще хоть что-то святое...
     
      Вот что пишет художественный критик Всеволод Дмитриев в “Библиотеке иллюстрированных монографий” в 1916 году:
     “Серов находится под обаянием врубелевского мастерства — задумывает “Рождество Христово” (1888 г.), умелую копию изломанной и сверкающей формы Врубеля, которую с первого взгляда мы, наверное, признали бы за оригинал… Однако только с первого взгляда, так как в этом подражании нет воодушевления самой темой — Рождеством Христа, а только воодушевление и восторг перед “языком” Врубеля”.


Партнеры