В Москве участились пианные разборки

Выкидывать фортепиано под Новый год стало хорошим тоном

9 января 2007 в 00:00, просмотров: 604
Благосостояние общества напрямую связано с количеством выбрасываемого его членами мусора. В этом смысле Москва не уступает другим мировым столицам. Более того, у нас мусор особый — высокодуховный. Оказывается, очень многие москвичи мечтают выкинуть из дома старое пианино. А чтобы мечта сбылась, приглашают спецов по утилизации громоздких инструментов (есть в Москве и такие). Сей околомузыкальный бизнес процветает. От заказчиков, особенно в новогодние праздники, просто отбоя нет. В чем лично убедился корреспондент “МК”.

В притихшей московской квартире играет музыка — “Старинная французская песенка” П.И.Чайковского. Закончив исполнять пьесу, профессиональный музыкант, а по совместительству ликвидатор клавишных инструментов Мустафа Мухтеремов поднимает руки от клавиш. Установленный им самим обряд он выполнил. А через несколько минут он возьмет в свои музыкальные руки кусачки и начнет перекусывать струны инструмента, отзвучавшего в последний раз.
Эту пьеску Мустафа четыре года исполнял в музучилище. Жизнь, правда, заставила переквалифицироваться. Несколько лет назад он занялся частными грузоперевозками. И неожиданно для себя столкнулся с массой таких заказов: “Не могли бы вы вынести из квартиры пианино и увезти на свалку?”.
— Просто тащить его вниз с этажа на этаж — занятие чрезвычайно трудоемкое, — говорит Мустафа. — И хозяевам дорого обходится — в зависимости от этажа тысяч в пять-шесть. И я придумал ноу-хау: почему бы не разбирать пианино прямо в квартире и спускать вниз по частям, на лифте?
За год процесс уже отработан до мелочей. У пианино снимается верхняя крышка. Сначала перекусываются толстые струны, потом тонкие. Их следует вынимать с максимальной осторожностью.
— Струны буквально выстреливают из корпуса, — поясняет Мустафа. — И они очень острые. Однажды струна попала мне в вену, кровь шла часа два.
Другие детали пианино большой опасности при разборке не представляют. Электрическим шуруповертом утилизаторы вывинчивают крепежные элементы, отделяют бьющие по струнам молоточки от клавиш, а клавиши попросту сгребают в мешок.
Это очень живописный и даже торжественный момент. Кажется, за спиной стоят тысячи советских школьников, принесших дворовые радости в жертву сольфеджио, но так и не ставших музыкантами. И их глаза светятся торжеством: вот и пробил он, час отмщения.
Если же обойтись без образов, то за процессом разборки пианино как за захватывающим шоу наблюдает вся вызвавшая утилизаторов семья. И это не какие-то мракобесы. Просто в наши дни учить детей игре на фоно стало не так престижно. И оставшиеся от мам-бабушек инструменты пылятся без толку. Московские газеты пестрят объявлениями: “Отдам пианино БЕСПЛАТНО”. И что вы думаете? Их никто не берет! По словам Мустафы, многие его клиенты подолгу пытаются пристроить пианино в школы, детдома, просто в хорошие руки. Но ничего не добившись, вызывают его с товарищами. Всего за год они уничтожили около 80 пианино и даже один рояль.
Лишенный клавиш корпус кладут на пол. И обычной фомкой отдирают боковые стенки. Потом снова ставят, отделяют чугунную станину от основной рамы — и все, заканчивается музыка.
В любой профессии есть своя романтика. Мустафа подолгу рассказывает, что у каждого пианино есть характер, особые отличительные признаки. Так, немецкие инструменты сработаны особо добротно, украшены латунными канделябрами и ручками для переноски. Очень хорошее качество и у отечественных инструментов сталинской поры. Например, крепежные болты и шурупы там смазаны солидолом, потому и спустя десятилетия легко выкручиваются.
В 1960-е годы технологии стали экономичнее. Солидола уже меньше, выкрутить шурупы труднее. Зато клееные части распадаются в руках. У старых же инструментов клей такой, что одну деталь от другой отодрать трудно. Об отечественных пианино 1980—1990-х годов Мустафа вообще предпочитает не говорить. Тогда во всех сферах музыкальной жизни страны началась эпоха плохой фанеры…
Но пианино, плохое или хорошее, это не только струны и клавиши, но и три килограмма меди (ее снимают с басовых струн), а также чугун. Г-н Мухтеремов умный. Он берет за утилизацию пианино раза в три меньше других и честно предупреждает, что может продать металл. Хозяева не возражают. Пианино, бывшее в советское время предметом роскоши, стало обузой, занимающей квадратные метры.


    Партнеры