Пьянки, гоу хоум

Корреспондент “МК” проехалась в вытрезвитель

10 января 2007 в 00:00, просмотров: 454
  В новогодние праздники алкогольные прилавки магазинов пустеют прямо-таки с космической скоростью. А если где-то убыло, то в другом месте — прибыло. И понятно в каком. Многие граждане, начавшие поднимать рюмки «за здравие», заканчивают чуть было не «за упокой». К примеру, уже 31 декабря в медвытрезвители Пскова был доставлен 21 человек, 35 «весельчаков» встретили Новый год в тюменском вытрезвителе, а за первых три дня января в красноярских спецучреждениях оказались 434 (!) человека. Конечно, рождественские каникулы подошли к концу, что, впрочем, для некоторых вовсе не повод заканчивать загул. И если вы не депутат, военнослужащий, Герой СССР и России или не иностранец-дипломат (вышеперечисленным придется трезветь дома), шанс попасть в вытрезвитель еще может найтись. А вот что бывает дальше, выяснял корреспондент «МК», добровольно отправившись в медицинский вытрезвитель УВД по Юго-Западному административному округу.
     
     О такой российской достопримечательности, как вытрезвитель, каких только страшных историй не рассказывают. Что здесь забавы ради бреют наголо, истязают и издеваются, обчищают до нитки… Но когда проходит слух о закрытии одной из “камер пыток”, поднимается волна народного негодования. Ведь вытрезвитель — то самое место, куда можно отправить пьяного, чтобы он не стал инвалидом или трупом.
     “Вор должен сидеть в тюрьме, больной — лежать в больнице, а выпивший человек — пить рассол на собственной кухне” — с такими словами пытались закрыть единственный вытрезвитель во Владимире. Не вышло — народ восстал. Но это исключение: по всей России медленно, но верно исчезают “пункты приема” выпивох. Например, в Туле, где более ста лет назад открылось первое такое учреждение, в 2006 году закрылось последнее. Да и от московского изобилия “трезвяков” немногое осталось: вместо 32, как десять лет назад, теперь 12. Одновременно отсыпаться в столичных спецучреждениях могут не более 300 москвичей и гостей столицы. На весь Юго-Западный округ, расползшийся по карте Москвы от Ленинского проспекта до Южного Бутова, предусмотрено 21 койко-место. Но и этого “очка” оказывается достаточно, иногда даже и с перебором. В день нашего посещения заполненной оказалась всего одна восьмиместная палата. Неужто все пьянствуют дома?

До…

     “Транспортное средство для подбора клиентов у нас ежедневно задействуется только одно”, — объясняют в вытрезвителе. Так что особенно не разъездишься. “Шерстить” на предмет клиентов сотрудникам вытрезвителя приходится близлежащую территорию: в окраинные районы — Ленинский проспект и Бутово — практически не заглядывают. “Вот раздолье для местных, — думаю. — Гуляй — не хочу!” Однако не совсем так: “беспризорных” районов нет, ведь перебравших граждан в вытрезвитель поставляют также ППС, ГАИ, вневедомственная охрана, таксисты, “скорая помощь”, а иногда и просто сознательные граждане. А если не привозят, так звонят и сообщают. Чаще всего из метрополитена. С просьбой “заберите, ради бога, ЭТО” нередко звонят и всевозможные организации — в первую очередь торговые.
     Вот и в этот раз поступил звонок из магазина: некий тип в красной футболке, совершенно невменяемый, не дает спокойно торговать. Выезжаем, чтобы забрать “антиобщественный элемент” для протрезвления. Однако цели при виде “батона” (так прозван в народе “вытрезвительный “уазик”, на котором разъезжают милиционеры) удалось развить небывалую скорость: “красная футболка” исчезает за гаражами. Значит, не так уж невменяем.
     Неудача нас задерживает ненадолго — пора отправляться на стандартные “места охоты”. С 18 часов самое урожайное время, которое продлится до восьми-девяти вечера. В этот период сотрудники вытрезвителя, подуставшие с утра (работа смены начинается в десять), обретают второе дыхание. На остановке около одной из станций метро сразу же находим любителя горячительного. Попадается не в первый раз и все никак не уяснит: остановка — это первейшее место, с которого можно в два счета загреметь в “трезвяк”.
     Впрочем, клиент при ближайшем рассмотрении оказывается бомжом. А значит, как объясняют сотрудники, сам рад попасться. Еще бы: отвезут, как белого человека, в тепло, тапочки дадут да на чистую постель… “Пиво только дайте допить, а?” — “Да допивай”.
     Бомжи — 17% клиентуры вытрезвителя. Еще 13% составляют иностранцы. Но не те туристы, которые проматывают деньги на отдыхе в казино и ночных клубах, а более близкие граждане Украины, Молдавии, Узбекистана, Азербайджана и так далее. С бомжей и гостей столицы оплаты услуг не дождешься (несмотря на то, что расценки в Москве одни из самых низких в России). И они составляют основную часть неплательщиков. Всего же несогласных раскошелиться — примерно 40% от общего числа вынужденных воспользоваться “гостеприимством” вытрезвителя.
     Бомжа забирают, несмотря на низкую кредитоспособность: в кармане, как выяснится во время досмотра в присутствии понятых, всего 20 рублей. Если бомж окажется больным чесоткой, туберкулезом или завшивленным, в вытрезвителе его не оставят. Таких отправляют на обработку в КВД. Впрочем, выявить опасность для окружающих, исходящую от субъекта, — задача фельдшера, находящегося в самом вытрезвителе. Пока же бомж водворяется на скамью в “батон”.
     Следующий клиент попался на выходе из метро. Из разряда выпивающих по праздникам. “Погулял, домой еду”, — сообщает он. В Бутово, а в какое — Южное или Северное? — не помнит. Неспособность назвать точный адрес — еще одно из оснований для того, чтобы попасть в объятия вытрезвителя. В общем-то любой человек после стандартной русской пьянки уже может считать себя потенциальным клиентом. Дойдя до “средневысокой кондиции”, клиент на ногах еще стоит, но смутно помнит, где он. Изо рта исходит характерный запах, речь нечеткая, а поведение — агрессивное. Впрочем, последнее “требование” вовсе не обязательно: например, перестаравшийся на празднике гражданин вырываться не пытается. Пробует взывать к совести: “Что, государство вам не платит? Ловили бы лучше преступников”. Грозит женой из КГБ. “Такой организации больше нет…” — смеются в ответ сотрудники милиции.
     “До комплекта” добираем еще одного (“начинающий” — дают характеристику “охотники”). И уже нужно ехать — слишком долго мариновать перебравших граждан в транспорте не положено.
     Нашему “улову” повезло: хватило остатков трезвости не сопротивляться. К особо агрессивным милиционеры по подбору пьяных имеют право применить спецсредства — наручники, резиновую дубинку, слезоточивый газ (конкретнее, “сирень”: “черемуха” на проспиртованный организм не действует). Но любое применение спецсредств обязательно должно быть отражено в рапорте.

В…

     Оказавшись в вытрезвителе, можно забыть все что угодно — необходимо лишь крепко удержать в памяти свои права. И очень желательно уметь их сформулировать.
     При поступлении в учреждение попросят какой-нибудь документ. Если не окажется, потребуют назвать имя и адрес. Лучше сообщить правду, ведь проверить информацию, позвонив по телефону в адресное бюро, очень просто. Некоторые клиенты пытаются подставить собственных знакомых, сообщив сотруднику их данные. Однако эта уловка не проходит: все ваши отличительные черты подробно зафиксирует фельдшер. И чтобы переложить ответственность на знакомого, нужно быть его близнецом.
     Все это, конечно, касается клиентов в сознательном состоянии. Если клиент не расположен к беседе и слова ему даются с трудом, выяснение личности будет отложено. А вот процедуре описи имущества должен подвергаться клиент в любой кондиции — даже если он “дрова”. В присутствии двух понятых составляется протокол, в котором описывается одежда, ценные вещи, указывается сумма денег, которые оказались при поступившем. Если, протрезвев, вы не обнаружили в протоколе информации о понятых и их личных подписей — подавайте в суд. Это серьезное процессуальное нарушение.
      “Понятых найти не так-то легко, — признают сотрудники вытрезвителя. — Не очень-то наши люди готовы исполнять гражданский долг”. Особенно затруднен поиск ночью: если и найдешь, то понятые скорее всего окажутся примерно в таком же состоянии, что и нарушитель “общественной нравственности”. Не случайно в качестве понятых нередко выступают дружинники.
     Впрочем, по прибытии в вытрезвитель вас могут и не принять. Если фельдшер не подтвердит, что вы находитесь в нужной для “стационирования” кондиции. “Ноги вместе, закрыть глаза, руки вытянуть вперед, выполнить приседание”, — командует медик. Таким образом он проверяет потенциального клиента по позе Ромберга. Пьяный присесть не сможет: свалится набок. Наши отловленные именно так и делают. А раз не проходят тест, то и отправляются по койкам. Бомжу же обзавестись чистой кроватью на ночь не судьба — у него находят вшей.
     4 квадратных метра свободного пространства, тапочки, койка, две простыни, одеяло — вот что положено клиенту вытрезвителя, чтобы через некоторое время опять стать человеком. Этот процесс может растянуться на срок от 3 до 24 часов. Если клиент попался поздно вечером, то имеет все шансы переночевать под крылом родной милиции: после часа ночи и до пяти утра “выписаться” можно только в исключительных случаях (командировка, передача родственникам и т.п.). Особо буйным полагается также “мягкая связка” — то есть старые простыни, которыми отличившихся привязывают к кроватям в палате принудительного удержания. Есть здесь и своего рода “VIP-палата”, которая от остальных отличается всего лишь меньшими размерами. Сюда помещают людей поприличнее — тех, кому бы не хотелось проснуться в компании алкоголиков со стажем.
     “Попав в палату, клиент ощущает себя не в медицинском учреждении, а в обычном отделении милиции, — констатирует начальник вытрезвителя Сергей Лекомцев. — Когда перебравшие граждане приходят в себя, среди них нередко заводится тамада, который для поддержания духа начинает заводить собратьев по несчастью. Кто споет, кто анекдоты расскажет, а кто и стихи. Даже Пушкина, бывает, читают”.
     Драки пресекает милиционер по наблюдению за задержанными: нарушителей переводят в другую палату и в случае чего пускают в ход “мягкую связку”. Есть среди выписанных традиция — все свои травмы списывать на милиционеров. Которые к этому уже привыкли: “Мы — конечный пункт пьянки, поэтому все претензии в связи с последствиями перебора с алкоголем — к нам”.

И после…

     Еще одна традиция — жаловаться по “02”. Самая основная претензия: “Я был трезвый”. Впрочем, впоследствии нередко оказывается, что гражданин доказывать свое незаконное помещение в вытрезвитель не собирается. А заявляет просто в отместку за то, что забрали.
     А процедура доказательства задержания в недостаточно пьяном виде между тем предусмотрена. Помещение в вытрезвитель, по идее, можно впоследствии оспорить в суде и добиться компенсации морального ущерба. Для этого сразу после того как вас отпустят, нужно отправиться в наркологический кабинет, который есть в каждом округе. Там придется сдать анализы мочи и крови, которые показывают даже небольшое остаточное содержание алкоголя. Если его следов не обнаружится, придется отправиться на специальную комиссию в наркологическую больницу округа, которая заседает один раз в месяц. Туда же будет направлен “пьяный протокол”. Если комиссия решит, что вы были трезвы, можно подавать в суд и требовать назад свои 100 руб., а также добиваться компенсации морального ущерба. Впрочем, подобных случаев в вытрезвителе не припомнили.
     Жалуются далеко не все — есть и те, кто благодарит. “Спасибо за гуманное обращение. За человеческое отношение в нечеловеческих условиях”, — пишут протрезвевшие в книге отзывов. Но многие благодарят на словах.
     “Пьяная смерть” в ледяной ночи — тихая и быстрая — уносит сотни жизней за зиму. Кто-то считает морозы санитаром мегаполиса — гибнет в основном “антиобщественный элемент”. А сотрудники вытрезвителей ждут дня, когда температура резко поползет вниз, без радости. Ведь холода — самое горячее время. Задача сотрудников вытрезвителя — обнаружить пьяного на улице не позднее, чем через 15—20 минут после его падения на снег. Если позже — угроза обморожения, вызов “скорой”… Зато нынешние погодные рекорды природы им по нраву.
     Медвытрезвитель — это нерентабельно, затратно для бюджета. Отрезвлять за казенный счет накладно, но надо, хоть и клиент пошел сплошь неплатежеспособный. И Конституции эти заведения противоречат, и Гражданскому кодексу, который запрещает навязывание платных услуг. И вообще, до сих пор живут по несуществующим законам, действуя согласно приказу МВД СССР от 1985 года, который до сих пор никто не отменил. Но что будет, если количество вытрезвителей продолжит сокращаться?
     Как сообщили в пресс-службе ГУВД, в ближайшее время московские вытрезвители не будут исчезать с лица земли. Их количество на данный момент расценивается как оптимальное. Но какова судьба этой российской достопримечательности в перспективе? На этот вопрос пока ответа нет.
     
     Стоимость услуг вытрезвителей страны
     Город Владимир - Тариф 1000
     Город Пермь - Тариф 80
     Город Самара - Тариф100
     Город Москва- Тариф100
     Город Екатеринбург- Тариф 200
     Город Санкт-Петербург- Тариф 200
     Город Соликамск- Тариф 300
     Город Уфа- Тариф 600
     Город Челябинск- Тариф700
     Город Орел- Тариф770
     Город Якутск- Тариф 2700
     Город Ульяновск- Тариф беспл.
     Нижний Новгород- Тариф беспл.
     
     Количество вытрезвителей в стране
     Год 1990 -Число1249
     Год 1996-Число 993
     Год 2006-Число 608


Партнеры