Стоять! бояться! деньги не прятать!

Из-за провинившихся водителей по миру пустили приставов-исполнителей

11 января 2007 в 00:00, просмотров: 1072
Смастерить “приговор” за нарушение ПДД для государства оказалось делом пустяковым: тяп-ляп — и готово гаишное постановление на полтинник. Заковыристее оказалась забота по относительно честному отъему денег у провинившихся граждан-водителей: в большинстве своем они противятся разлучению с купюрами и весьма спокойно воспринимают угрозу двукратного увеличения штрафа за один неуплаченный штраф и даже перспективу провести за решеткой долгих пятнадцать суток! А потому, проиграв кабинетный этап борьбы за народные сбережения, судебные приставы вспомнили милицейскую мудрость — “деньги на дороге не валяются, только если на дорогу не вышел гаишник!” И сами рванули на проезжую часть…

На дурака не нужен нож…

Очевидцы массовых облав на должников, случившихся в городах и весях необъятной Родины, утверждают, что видели нечто подобное только в эпоху расцвета примитивного рэкета, когда за неуплату дани бандиты стаскивали с хозяина сосисочной дорогие штаны, часы и выносили вон японский телевизор.
“Сын ошибок трудных” оказался для судебных приставов весьма полезным: с некоторых пор по их команде сотрудники ДПС на стационарных постах в период проведения спецопераций “Стоять! Бояться! Деньги не прятать!” повадились тормозить всех водителей подряд и доставлять к приставам на пост с целью выявления среди них должников.
При обнаружении оных приставы-исполнители под прикрытием вооруженных сотрудников милиции отныне смело запускают руку в карман водителя и понуждают к расплате на месте. С автомобилей тех, кто не смог предъявить квитанции об оплате штрафа (забыл, потерял…) или же нахальным образом штраф просто не оплатил, сотрудники ДПС по требованию приставов скручивают колеса и отнимают запаску, вырывают с корнем автомагнитолы и стаскивают засаленные чехлы. А когда не желают пачкаться, прихватывают мобильный телефон.
У особо выдающихся жмотов (не пожелавших отдать государству в совокупности 10—15 тысяч штрафных рублей) средь бела дня запросто отбирают и весь… автомобиль.
Атака на имущество неплательщика проводится так оперативно, что оболваненная жертва, вынужденная возвращаться домой пешком, не сразу начинает соображать, что на одно совершенное ею административное нарушение приставы-исполнители только что ответили десятком своих.
В части превышения должностных полномочий, граничащих едва ли не с уголовными…
Кому должен, всем прощаю!
Под раздачу (простите, под отъем) сегодня рискуют попасть не только те, кто высморкался в постановление о штрафе. Разутым прямо на дороге может оказаться и тот, кто в течение тридцати дней штраф оплатил, но копию квитанции в ГАИ не отправил, равно как и тот, чью квитанцию потеряли на почте или в ГИБДД.
В гаишную базу по неисполненным наказаниям заносят всех, от кого не получена весточка, подтверждающая факт оплаты. При этом на пост ДПС нередко передается информация “кто чего должен”, весьма далекая от правдивой, и, стало быть, чрезвычайно опасная для ее будущих жертв.
Кроме того, как свидетельствуют очевидцы, в период проведения всероссийской акции нередко выворачиваются карманы и вовсе мнимых должников — тех, кто не уплатил штрафы две тысячи лохматого года и теперь уже в связи с истечением годичного срока давности вовсе не обязан никому и ничего.

Когда счетчик включает пристав…

Предположим с натяжкой, что окопавшийся на стационарном посту сотрудник ГИБДД, не имеющий к делу о наказании водителя Кацнеленбогена никакого отношения, вправе стряпать исполнительный документ на водителя-должника и передавать его сидящему рядышком судебному приставу.
Пристав, как гласит статья 9 Федерального закона “Об исполнительном производстве”, обязан сочинить постановление о возбуждении исполнительного производства, в котором должен установить Кацнеленбогену срок добровольной расплаты, не превышающий пяти дней. Вряд ли такой срок может исчисляться тремя минутами или двумя часами. Сроки должны рассчитываться начиная с суток. Это значит, что у должника есть как минимум один день и одна ночь на принятие решения о добровольном расставании с деньгами или вещами.
Если же нерешительный товарищ Кац так и не пожелает в предложенный срок вывернуть карманы, пристав получит законное право вынести постановление об аресте денежных средств и пожитков (то есть запретить распоряжаться ими). Обнаруженные при наложении ареста денежки он сможет вытряхнуть сразу же, а вот покуситься на вещички сможет не раньше чем через пять дней после наложения ареста.
Немедленно же отобрать у Моисея Абрамовича и передать на продажу можно только скоропортящееся имущество: мацу или кильку в томате. Поскольку запасное колесо, полное собрание сочинений Ленина и пр. портятся гораздо медленнее килограмма рыбы, отнимать их, таким образом, можно только на шестой день после наложения ареста.
Кстати, как указывает статья 446 ГПК РФ, взыскание не может быть обращено на вещи индивидуального пользования (например, одежду и мобильный телефон) и на имущество, необходимое для профессиональных занятий должника, то есть: барабана, если вы барабанщик, и автомобиля, если вы таксист.
Таким образом, все, что может на законном основании совершить пристав при первом контакте с должником (не отходя от поста ДПС), так это вручить ему постановление о возбуждении исполнительного производства, наложить арест на его имущество (запретить распоряжаться им) и наброситься на килограмм колбасы.
Изъятие же у товарища Каца (здесь и сейчас!) автомобиля, колес, шарманки и прочего дорогостоящего имущества, похоже, никак не вписывается в рамки соответствующего закона.
Ведь (более того!) стоимость изъятых вещей (а оценивать их вправе отнюдь не пристав, а только подготовленный специалист) не может превышать размер долга.

Куда, куда вы удалились?

Трудно представить, чтобы на постах ДПС во время проведения всероссийской акции раздевания дежурили одновременно (!) приставы-исполнители всей страны. И сотрудник ДПС города Екатеринбурга, задержав должника из города Воронежа, строил бы всех приставов в ряд и вопрошал: “Воронежские приставы есть? Принимайте земляка!”
А между тем статья 11 уже пресловутого закона “Об исполнительном производстве” прямо указывает, что исполнительные действия совершаются судебным приставом по месту жительства товарища Каца, по месту его работы или нахождения его имущества. И только тем приставом, который обслуживает территорию злостного неплательщика штрафов: у каждого пристава своя территория охоты.
И это правильно! Ибо только “участковому” исполнителю может быть доподлинно известна долговая история товарища Каца.
Да, приставу-исполнителю дано право, не обнаружив товарища Кацнеленбогена в столице, отправить депешу коллегам в Биробиджан: мол, встречайте гостя по одежке, а провожайте без... Но вряд ли при проведении всероссийской операции по отъему имущества биробиджанским приставам такие требования направлялись из Москвы.
Иными словами, слишком многое должно было бы совпасть в одном месте и в одно время, чтобы абсолютно все покушения на имущество и деньги должников можно было бы считать законными.

Только без угроз!

В главном придорожном ведомстве страны операцией, нашумевшей шелестом купюр и бряцаньем гаечных ключей, вполне довольны. Более того, надеются, что в самое ближайшее время с Федеральной службой судебных приставов будет подписан договор о проведении массовых совместных акций на дорогах всея Руси.
Так скорее всего оно и случится.
Если, конечно, в это весьма сомнительное предприятие вовремя не вмешается Генеральная прокуратура…


Партнеры