В Эрмитаж пришла Фемида

Адвокат Завадского: “Мой подопечный будет расплачиваться с музеем всю жизнь”

16 января 2007 в 00:00, просмотров: 394
  В Дзержинском суде Санкт-Петербурга начались закрытые слушания по уголовному делу Николая Завадского, обвиняемого в похищении 50 экспонатов Эрмитажа. Задержали его в августе, с тех пор Николай пребывает в следственном изоляторе Кресты. По оценкам искусствоведческой экспертизы, унесенные ценности стоят 14 миллионов 813 тысяч рублей. Так как часть предметов Завадский возвратил в ходе следствия, цифра сократилась до 7 миллионов 387 тысяч. Однако обвиняемый считает, что сумма завышена.
     
     — Произведения искусства Николай сдавал в ломбард по бросовой цене, — рассказала “МК” адвокат Завадского Людмила Михайлова. — Конечно, экспертиза исходила из реальной стоимости похищенного. Но подсудимый, видимо, до конца ее не понимает.
     — Сколько может тянуться процесс?
     — Думаю, он закончится в марте.
     — С каким приговором?
     — Точно сказать не могу, но мы бы хотели получить приговор как можно мягче, с учетом того, что обвинение построено на личных показаниях Николая, и что с его стороны было содействие следствию. Отягчающих обстоятельств у Завадского нет, а смягчающие есть.
     — Где Завадский возьмет деньги, которые ему могут присудить к выплате?
     — Скорее всего, будет возмещать ущерб всю жизнь. Поэтому мы и просим смягчения приговора: чем быстрее Завадский выйдет на работу, тем быстрее начнет отдавать деньги. С другой стороны, его состояние на данный момент оставляет желать лучшего. Николай болен, страшно выглядит. Ведь Завадский — астматик и с трех лет мучается от этого. Он находится в больнице следственного изолятора.
     — То, что дело получило общественный резонанс, осложнило ситуацию подзащитного?
     — Конечно. Хотя я не считаю, что это сложное дело. Завадский все рассказал. Другой момент — остались неизвестны похитители остальных предметов, отсутствие которых обнаружено в ходе проверки. Возможно, на Завадского попытались повесить и чужие грехи. Нужно судить и господина Игнатьева, которому Завадский сдавал в ломбард все ценности и который здорово обогатился. Но этот вопрос мы рассмотрим почему-то не в рамках уголовного дела, а гражданским судопроизводством. И люди, которые недосмотрели за ценностями, которые дали их вот так свободно похитить, не наказаны. Оперативно-розыскные работы по “делу Эрмитажа” до сих пор ведутся. Следующее заседание по Завадскому в Дзержинском суде будет 22 января. Все слушания, закрытые — по личному желанию подсудимого. Его мучает совесть. Человек раскаялся уже с самого момента задержания. Он потерял жену (она умерла в 2006 году), и его судьба полностью изменилась.
     — Что вы думаете об обвиняемом?
     — По-человечески мне Завадского жалко. Да, он оступился. Но он не общественно опасный тип.
     
     СПРАВКА "МК"
     Уголовное дело по статье “Кража в особо крупном размере” было возбуждено 1 августа 2006-го — на следующий день после того, как Государственный Эрмитаж обнародовал результаты плановой проверки фондов русского отдела музея, в ходе которой было выявлено отсутствие 221 предмета. По подозрению в причастности к краже задерживались петербургский антиквар Максим Шепель (теперь он является свидетелем по делу), муж и сын Ларисы Завадской, умершей во время проверки, и доцент СПбГУ Иван Соболев. В настоящее время под стражей остается лишь Николай Завадский-старший. В отношении Ивана Соболева уголовное преследование прекращено в связи с истечением сроков давности наступления ответственности.


    Партнеры