Чеченский андеграунд

Чем закончилась восьмая амнистия боевиков

16 января 2007 в 00:00, просмотров: 568
  15 января истек срок очередной государственной милости. По информации Национального антитеррористического комитета, 546 участников бандподполья в возрасте от 16 до 75 лет от чеченского Аргуна до норвежского Осло сложили оружие и вернулись к мирной жизни. Если учесть, что население Чечни — около миллиона, а всего в мире чеченцев в два раза больше, то на их поголовное прощение уйдет еще пара тысячелетий.
     
     Национальный антитеррористический комитет (НАК) возглавляет директор ФСБ Николай Патрушев. Ровно полгода назад именно Николай Платонович объявил боевикам последнее предупреждение и приказал сдаться в течение двух недель. Амнистию дважды продлевали, и вот теперь она наконец триумфально закончилась.
     Чеченских боевиков амнистируют с 95-го года. Добровольная сдача “уставших от войны бандитов, не запятнанных человеческой кровью”, — стабильный имиджевый ресурс властей всех уровней. И так же многие годы стабильно количество непримиримых — от 500 до полутора тысяч штыков. Складывается ощущение, что к нынешнем временам на Северном Кавказе сформировалось два бандподполья — причем одно из них потешное, обслуживающее политических деятелей. В заявлении представителя НАК настораживает фраза “и вернулись к мирной жизни”. Спрашивается — откуда они все вернулись, если к уголовной ответственности из всех сдавшихся, по словам прокурора Чечни, привлечены только четыре человека? А остальным 542 подпольщикам пока предъявить, выходит, нечего. Значит, весь этот чеченский андеграунд практиковал бандитскую деятельность, не подпадающую под Уголовный кодекс, то есть ничего противозаконного не совершал, но при этом нес в себе некую замысловатую, глубокую вину, за которую хоть и нельзя наказывать, но обязательно следует официально простить.
     Такая амнистия больше нужна властям, чем народу. У власти всегда под рукой документальное подтверждение своих успехов на Кавказе, а в народе поддерживается постоянное чувство вины. Не случайно глава думского Комитета по безопасности Владимир Васильев высказал пожелание и впредь применять многократно опробованный метод: “Амнистия может быть объявлена вновь... Процесс, в ходе которого от уголовной ответственности освобождаются лица, не совершавшие тяжких преступлений, надо продолжать...”
     А лучше взять и принять для членов бандподполья отдельный уголовный кодекс, где наказание будет предусматриваться только за тяжкие преступления, повлекшие смерть. А за остальное — не судить. Не убивают — и на том спасибо.
     По сообщению пресс-службы Кадырова, самые большие партии боевиков в эту амнистию сдались в августе и ноябре 2006 года. 50 и 35 человек соответственно. Можно предположить, что вторая цифра включила в себя 33 сдавшихся именно в ноябре на милость Кадырову бойцов специального отряда “Горец” бывшего оперативного управления ФСБ. Командир этого отряда Мовлади Байсаров был убит в Москве при задержании спустя два дня после того, как его бойцы сдались кадыровцам в селе Побединское Грозненского района. Вот такая ирония судьбы чеченских чекистов. Сначала они выполняют специальные задачи ФСБ, потом директор ФСБ объявляет амнистию бывшим боевикам, а в результате этих же бывших чекистов вставляют в отчетность как бывших боевиков, коими они и вправду являлись до тех пор, пока не поступили на федеральную службу.
     По информации “МК”, бывших чекистов-байсаровцев после проверки с удовольствием принимают в силовые структуры Чечни. Такие подготовленные люди там нужны. Но вот открыть собственный бизнес или устроиться на работу в цивильную структуру им не дозволяют. А нам твердят — вернулись к мирной жизни.


Партнеры