Сам себе оборотень

Офицер милицейского Управления собственной безопасности носит липовые погоны

17 января 2007 в 00:00, просмотров: 1588
  Несколько лет водить за нос сразу два силовых ведомства — Минобороны и МВД — удавалось полковнику милиции Станиславу Сомову. Будучи заместителем начальника 3-го отдела Управления собственной безопасности ГУВД Московской области, этот человек, оказывается, не имел права на полковничьи погоны. Сомов, правда, пытается доказать обратное и даже выиграл два суда. “МК” стали известны подробности этой скандальной истории.
     О том, что Сомов не имеет права носить полковничьи погоны, компетентным органам стало известно еще в сентябре 2003 года, когда из Московской городской военной прокуратуры в Главное управление кадров МВД пришли соответствующие документы. В них сообщалось, что прокуроры расследовали уголовное дело в отношении начальника академических курсов Общевойсковой академии ВС РФ полковника Горохова и выяснили: в период с 1998 по 2001 годы этот офицер незаконно присваивал очередные воинские звания. В списке военных, получивших липовые погоны, значился и Сомов.
     Сомову сейчас 41 год. В 1986 году он окончил Саратовское высшее военное командное краснознаменное училище имени Дзержинского МВД СССР. А через три года в звании лейтенанта уволился в запас по состоянию здоровья. Вплоть до апреля 2002 года работал в разных структурах. В УСБ ГУВД МО пришел с должности завотделом акцизных доходов министерства по доходам Московской области.
     Все это время гражданину Сомову присваивались очередные воинские звания. 14 марта 2001 года он, находясь в запасе и не проходя никаких военных сборов, стал полковником. А 27 апреля уже заключил контракт о прохождении службы в ГУВД Московской области. Сомову автоматически вручили полковничьи погоны.
     Едва сев в начальственное кресло, Сомов зачастил на больничный. Даже в госпитале полежал. Ну, всякое бывает… Но и предел есть всему. Если человек не работает, а постоянно болеет, его положено комиссовать или дать инвалидность. Но всякий раз, когда Сомова должны были отправить на военно-врачебную комиссию, он выздоравливал. Помимо бесконечных больничных у полковника случались и прогулы. После таких художеств полковника попытались уволить. Но Пресненский суд восстановил офицера в должности.
     После того как военная прокуратура вскрыла аферу с незаконным присвоением званий в Общевойсковой академии, министру обороны пришлось издать приказ, отменяющий присвоение Сомову очередных званий — от майора до полковника (законно ему было присвоено лишь звание капитана). Разумеется, что и министру внутренних дел пришлось издать аналогичный приказ. И уволить из органов липового офицера.
     Но Сомов подал все в тот же суд иск против Минобороны и МВД, и та же судья Садовова его… удовлетворила. На том основании, что лишить воинского звания можно “только по приговору суда за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления”. Но министры не лишали Сомова воинских званий, они отменили свои же приказы, изданные незаконно.
     За все время, что Сомов находился в запасе, он ни разу не проходил военных сборов и к присвоению очередных званий не представлялся. В суде Сомов утверждал, что он обучался на академических курсах при Общевойсковой академии Вооруженных сил РФ. И судьи, очевидно, плохо знакомые с военным законодательством, не удосужились проверить, что эти самые курсы к военным сборам не относятся.
     Судебные тяжбы по делу о званиях продолжаются уже три года. Сомов по-прежнему числится на своем рабочем месте. И даже написал президенту Путину — попросил пресечь травлю и беззаконие в отношении него, верного борца с криминализацией алкогольного рынка Подмосковья.
     
     КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА
     Начальник Управления правового обеспечения ГУВД Московской области, заслуженный юрист РФ, профессор Петр ЯЦЕНТЮК:

     — Могу сказать однозначно: Сомов не имеет права дальше находиться в рядах сотрудников милиции, и мы намерены дальше бороться за его увольнение из органов правопорядка. Сначала он попытался попасть в московскую милицию, собирался стать начальником ОБЭП. В марте 1998 года он прошел комиссию в ГУВД Москвы, где ему написали: “Годен с незначительными ограничениями: близорукость, ожирение, одышка, миопический астигматизм обоих глаз” — и так далее. В московскую милицию его все же не взяли. Тогда он пошел на комиссию в областном ГУВД. Ему снова поставили те же диагнозы, но почему-то написали “годен”.
     При поступлении на службу Станислав Владиславович Сомов скрыл, что в молодости он был Ястребовым Станиславом Вадимовичем. В нашем кадровом аппарате при приеме на работу должны были внимательнее к этому отнестись.
     Сомов за последние три года ни дня не был на работе, зарплату требует присылать на его расчетные счета. За три года судебных тяжб я ни разу не видел его в суде, несмотря на то что мы заявляли ходатайство, чтобы нам хотя бы раз его представили на обозрение. Судья постоянно нам в этом отказывала, так что я до сегодняшнего дня его не видел. На заседания ходят только его адвокаты.
     Не хочу наговаривать на наших гражданских судей, но они слабо разбираются в военном и специальном законодательстве. Такие судебные споры должны рассматривать только военные или специализированные суды.


Партнеры