Георгий бедоносец

“МК” познакомился с главным потерпевшим страны

20 января 2007 в 00:00, просмотров: 222
     Георгий каждый день падает с многоэтажек, его сбивает грузовик, он тонет, его бьет током. И умирает он по нескольку раз за сутки. Особенно часто, когда помощь ему оказывают новички-курсанты Всероссийского центра полигонного обучения, где Гоша работает учебным пособием. Вплотную познакомиться с уникальным роботом и научиться с его помощью спасать людей решил корреспондент “МК”.

“Он наверняка умер бы от вашей помощи”

     Во Всероссийском центре полигонного обучения навыкам оказания первой медицинской помощи после несчастного случая или теракта обучают личный состав спасательных служб МЧС, МВД, медиков, военных, энергетиков. Приходят сюда и люди с улицы. Такие, как я. За несколько дней мне предстояло пройти курс молодого бойца и научиться действовать в экстремальных ситуациях. Честно говоря, не верилось, что через несколько дней я смогу профессионально оказывать помощь людям с ранениями шеи, поражениями глаз агрессивной жидкостью, ожогами, травматическими ампутациями, повреждениями костей таза после падений с высоты.
     Вид учебного зала напоминает медучреждение: на стенах информационно-учебные схемы оказания первой медпомощи, на полу — носилки, вакуумные матрасы, из тумбочек торчат грелки, бинты, жгуты, транспортные шины, шприцы. Нашлись здесь даже реанимационная кровать и дефибриллятор. Рядом с медицинским оборудованием разбросаны резиновые тела роботов-тренажеров. Как взрослых, так и младенцев.
     Главный герой в компании — робот-тренажер Георгий. Если ему больно, он начинает плакать, издавая жалостные стоны. Если ему ломают кости или он умирает — на его теле загораются яркие лампочки. Если Гоша заплачет во время экзамена или на финише у него загорится “смертельная” лампочка, спасателя оштрафуют на несколько минут или снимут с этапа.
     В моей группе — медики и спецназ. Всего человек тридцать. Они будут учиться две недели. Меня определили к двум силовикам. Видно, что ребята, в отличие от меня, что-то уже умеют. Пока тренер разъясняет азы первой медицинской помощи, кажется, все легко и просто. Но боевое настроение улетучивается после оглашения первого задания:
     — Задача №1. Человек упал с 12-го этажа. Лежит неподвижно, в позе лягушки. В коме. Ваши действия? Пожалуйста, команда, приступайте, — обрекает пострадавшего на верную гибель тренер, вызывая на площадку команду, в составе которой и я.
     Судорожно вспоминаю, о чем 15 минут назад говорил инструктор. Кажется, если человек находится в позе лягушки, ему под ноги нужно подложить валик. А если в коме — перевернуть на живот. Потом проверить пульс… Но что делать сначала?
     Оказалось, что проверять пульс не умею; как подкладывать валик под переломанные ноги, чтобы Гоша предательски не завопил от боли, — не знаю. И вообще: где взять валик? А от мысли, что несчастного с вывернутыми ногами придется переворачивать на живот, стало нехорошо. Пока я металась то к голове, то к ногам Гоши, боясь прикоснуться к резиновому телу, спецназ проверил пульс, аккуратно перевернул на бок пострадавшего, подложил валик под ноги, вколол обезболивающее лекарство. На все про все у них ушло не больше минуты.
     — Да, спецназ поработал неплохо. А вам, Дарья, с такими знаниями лучше пройти мимо несчастного. Пострадавший наверняка умер бы от вашей помощи, — комментирует тренер. — Зачем вы дергали его голову? Хотели таким способом перевернуть на живот? В боевиках так сворачивают врагам шеи…

Три сломанных ребра

     На следующий день я сидела и ждала своего выхода с замиранием сердца. Что на этот раз? Слово “реанимация” звучит как гром среди ясного неба. Чувствую, что на это задание опять вызовут мою команду. Интуиция не подвела: к утопленнику Гоше вызывают мою команду. Один спецназовец делает непрямой массаж сердца, второй вдыхает воздух в легкие Гоши. Парни не рискуют, дают мне простое задание: поддерживать ноги утопленнику, чтобы улучшилось кровообращение. У меня получается. По команде “смена!” отползаю к голове пострадавшего, через марлевую повязку вдыхаю воздух в легкие робота. Такое ощущение, что грудь Георгия — из гранита. Снова набираю воздух. Если грудь Георгия и на этот не возрадуется и не замигает голубая кнопка, сигнализирующая об удачной попытке оживить человека, потеряю сознание. Видя, что толку с меня — как с козла молока, меня отправляют на непрямой массаж сердца. Учитывая неудачный опыт вдохов, распрямляю плечи и со всей дури начинаю качать. На счет “два” на ребрах Гоши начинают мигать три красные лампочки.
      — Спасибо. Вы переломали потерпевшему все ребра, — слышу сзади голос инструктора…

Экзамен

     Экзамена боятся все. Не только новички, но и профессионалы, чья работа напрямую связана со спасением людей. Условия жесткие. Команда из трех человек в течение 10 минут должна оживить Гошу, его боевую подругу Глашу и младенца Гаврюшу. Ситуации разные. На этот раз предстояло спасти пострадавших после теракта.
     — Гошу отбросило взрывной волной. Он лежит без признаков жизни. После реанимации к Гоше возвращается сознание и появляются признаки повреждения костей таза, — озвучивает задание инструктор. — Глаша в сознании. Она жалуется на сильные боли в области правой голени, есть признаки открытого перелома. У младенца есть пульс, но он без сознания, — заканчивает тренер.
     По команде “марш!” мы врассыпную разбегаемся к роботам. Спецназовцы хватают носилки, вакуумный матрас и бегут к Гоше, я беру теплое одеяло и мчусь к Гаврюше. Проверяю пульс, переворачиваю его на живот, похлопываю по спине, освобождаю дыхательные пути, закутываю в одеяло и прижимаю к своему телу. Передаю младенца тренеру. Задание выполнено. Отдав младенца, хватаю валик для переломанных ног Гоши и спешу к своим коллегам, которые тем временем проводят комплекс сердечно-легочной реанимации. Через несколько минут зрачки робота расширились, сердце забилось. А главное — ребра остались в сохранности. Подложив под переломанные ноги валики, перекладываем Гошу на вакуумный матрас, а затем переносим на носилках. Осталась Глаша. Аккуратно накладываем шину, перекладываем на носилки и спешим к финишу.
     Задание мы выполнили за пять минут. Прекрасный результат. Но позже выяснилось, что мы забыли положить холод к ногам Глаши, не спросили у нее об аллергии и не сделали обезболивание. В качестве штрафа нам накинули две дополнительные минуты. Но даже со штрафными минутами мы уложились по времени.
     — Поздравляю вас с успешной сдачей экзамена, — улыбнулся инструктор. — Но учтите, что вы попали. Как человек, обученный навыкам оказания первой медицинской помощи, вы теперь просто не имеете права пройти мимо пострадавшего.


Партнеры