Дольче Вита — Финита!

Отдых олигархов: в моде — игра с детьми в хоккей и сто литров виски в подарок

20 января 2007 в 00:00, просмотров: 1409
  Похоже, веселье скоро закончится. Российские олигархи превратятся в простых и скромных буржуа с семейными ценностями во главе угла.
     Троицу бизнесменов из России сажают на Лазурном Берегу в тюрьму, любимец женщин Сулейман Керимов разбивается на машине, Михаил Прохоров оказывается в лионской кутузке. К тому же в родной стране закручивают гайки и не одобряют шикарных праздников за рубежом. Это все признаки того, что российская Dolce Vita уходит в подполье. Проще говоря, Dolce Vita Finita — сладкой жизни конец. Новые тенденции отдыха богачей за границей анализирует наш специальный корреспондент, вернувшийся из Куршевеля и Лондона.

Миллиардеры уходят в тень

     Российские олигархи прошли период взросления. Они уже доказали западному миру, что могут практически все. Шумные вечеринки, на которых за миллионные гонорары поют по три песни Элтон Джон и Дженнифер Лопез, уходят в прошлое. Наступает время созидания, вдумчивого собирания антиквариата и семейных ценностей.
     Принято считать, что зимний отдых в Куршевеле для большинства русских открыл олигарх Владимир Потанин. Во французские горы потянулись русские миллионы, жизнь на курорте изменилась, а в русскую неделю (со 2 по 9 января) там стали происходить настоящие чудеса. Даже из соседних долин слышатся залпы российских салютов, а чаевые французских официантов превышали их годовой доход. На курорте резко выросли цены на недвижимость, и на местном радио стали передавать рекламу на русском: “Продается шале. Недорого” (от 700 тыс. до нескольких млн евро). Но если Владимир Потанин первым задал моду на русский разгуляй, то первым он с ней и покончил. Последний день рождения олигарха, который традиционно отмечают в Шале де Пьер, вообще прошел очень спокойно, собрались только родственники, близкие друзья и коллеги. А ведь еще недавно ходила легенда о том, что пару лет назад модельный продюсер Петр Листерман чуть ли не специально ночевал в женском туалете, чтобы пробраться на эту вечеринку.
     Светская жизнь Владимира Потанина теперь все больше ограничивается спортивными соревнованиями, в которых участвуют его дети. Видно, что больше радости Владимиру Олеговичу доставляет не загул в пансионате “Лужки”, а игра с сыном Ваней в хоккей. А настоящая гордость — участие старшей дочери Насти в чемпионате мира по аквабайку в Монако.
     Примеру Потанина следуют и многие другие коллеги по прежней светской жизни. Некогда король вечеринок, бизнесмен, а сейчас тверской губернатор Дмитрий Зеленин ездит в Альпы исключительно с тремя детьми, которых ставит на лыжи. А самую большую радость в этом куршевельском сезоне энергетическому магнату Григорию Березкину доставила победа дочки Сони на Кубке миллионеров.
     Даже звезды ездят теперь на зимние каникулы не работать, а отдыхать. В прошлом году не работала, пожалуй, одна Глюкоза (Наташа Ионова), уже встретившая свое счастье в лице мужа бизнесмена Александра Чистякова. В этом году отдыхали Максим Галкин, Земфира, Федор Бондарчук, Игорь Верник.
     Многие бизнесмены и политики, побывавшие в Куршевеле в этом году, очень просили не упоминать их в прессе. На люди они показывались только днем, ночной жизнью не жили. “Мы тут все равно с семьями, катаемся, отдыхаем. А почему в Куршевеле? Просто тут много друзей и хорошие горы”. История с Михаилом Прохоровым еще раз доказала, что скромность — залог свободы и спокойного отдыха.
     В Лондоне на праздновании Старого Нового года и фестиваля “Русская зима” видных московских тусовщиков тоже было немного. На праздничном аукционе отрывались в основном иностранцы. Мухаммед аль-Файед (отец последнего бойфренда принцессы Дианы и хозяин “Хародса”) веселился по полной, купил лот — портрет Сталина, а его дочка громко и нецензурно выражалась. А топ-менеджеры крупнейшей российской газовой компании предпочли конфиденциальную вечеринку в модном лондонском клубе.
     Политический год тоже не рекомендует активного эпатажа. До тех пор, пока не пройдут выборы, крупный бизнес будет вести себя лояльно и скромно. Большие русские деньги наконец полюбили тишину.

“Катал яхту по улицам”

     Одним из последних тусовщиков-олигархов до последнего времени оставался миллиардер Сулейман Керимов. За год его состояние увеличилось в разы. Он, как восточный мужчина, просто не мог с шиком не гулять на эти деньги. Но с ним, как и с Прохоровым, судьба сыграла злую шутку. Вряд ли после трагичной истории (он чуть не погиб, катаясь в “Феррари” вместе с Тиной Канделаки, и получил множественные ожоги) Керимов будет привозить в Москву Джеймса Белуши, Сару Брайтман и Пинк и устраивать вечеринки на несколько тысяч человек.
     Зато желание пить, гулять и веселиться не проходит у богачей рангом пониже. На первый фронт выходят те, кого раньше не было видно за миллиардными состояниями. К тому же для того чтобы устроить отличный дебош, много денег не надо. Главное — энтузиазм и фантазия.
     Яхта в России, несмотря на скудость водных артерий и плохой климат, есть у каждого уважающего себя бизнесмена. Если ее нет, то можно арендовать. Так и поступил летом глава риэлторского холдинга Георгий Дзагуров. Во время питерского саммита он пришвартовался у пристани прямо на глазах у всей делегации и выпустил на берег толпу моделей, переодетых в пираток. Еще один известный обладатель яхты никак не мог смириться с закрытием водного сезона. Он погрузил свое судно на тягач, который катал яхту по улицам Москвы. В это время на палубе шла шумная вечеринка.
     Несмотря ни на что, веселиться себе могут позволить дети олигархов и их друзья. У них для этого есть главный аргумент — молодость. На европейских party и в российской столице продолжают зажигать Полина Дерипаска (дочь Валентина Юмашева) и Борис Ельцин-младший. В Америке кутит дочь российского бизнесмена Анна Анисимова. Владимир Христенко, Денис Черномырдин, Алексей Гарбер — завсегдатаи клубного веселья. На южном фронте ряды золотой молодежи укрепляет Андрей Ющенко, на северном — Дмитрий Грызлов, Сергей Матвиенко. Родители дали им хорошее образование, но смотрят на кутежи своих отпрысков сквозь пальцы. Что можно предъявить детям, которые, как сказал Грызлов-мл., видят своих родителей только по телевизору.

Два года тюрьмы за ведерко со льдом

     Серьезным столкновением с французским правосудием закончился для трех русских бизнесменов отдых на Лазурном Берегу. Компания арендовала шикарную яхту и, поплавав немного, решила отправиться покутить в знаменитый клуб Jimmy’s. Под конец вечера одному французу надели на голову ведерко со льдом. Народ забрали в полицейский участок. В результате у одного из участников безобразия — 2 года тюрьмы, у другого — 40 дней заключения, и еще один отделался 15 днями исправительных работ (мел мостовую). Соотечественники полагали, что такие действия были нацелены на то, чтобы успокоить приезжающих ошалевших русских, предупредить их от возможных выпадов в адрес французов. Однако, скорее целью этой операции стало успокоить самих французов касательно их тревог по поводу нашествия россиян.
     В прошлый летний сезон россияне стали разборчивее в выборе гостиниц и ресторанов, остепенились (куда меньше разбитых “Бугатти”, танцев на крыше “Феррари”).
     Еще одна последняя особенность отдыха богатых - повышенный патриотизм. Летом майки и бейсболки, зимой — лыжные костюмы, все — с надписью Russia и триколором. На праздниках — русская музыка. На Рождестве у Михаила Прохорова не было ни одной иностранной песни, а вместо дорогостоящих звезд в этом году в Куршевеле пели “Сплин”, “Ума2рман”, “Звери”, а на экономическом форуме в Лондоне самым веселым событием был концерт группы “Ленинград”. С такими музыкантами можно и водки вместе выпить и русские песни поорать.
     А на фестивале “Русская зима” в Лондоне звездами стали российские олимпийцы — Плющенко, Слуцкая, Хоркина.

От нашего стола — вашему столу

     Такое ощущение, что во Франции русским больше не рады. Новый Куршевель и Сан-Тропе за один год не появится. Так что богатые соотечественники скорее всего будут разбредаться по свету в поисках комфортных мест для отдыха. Таких мест в мире немного. Русские доросли до западного уровня, и встретить их сейчас будет проще там, где проводят время сливки (“крем де ля крем”) мирового истеблишмента. А это Нью-Йорк, Майами, острова, все те же Альпы и Анды. Но при этом главным курортом, учитывая объем инвестиций, все-таки рискует стать Сочи.
     Уже в этом году многие бизнесмены не приехали в Куршевель. Так, глава одной строительной компании улетел отдыхать в Америку, но его друзья и партнеры были в Куршевеле. Чтобы “не обидеть ребят”, он специально заказал для всех французских русских сто литров виски, которые его представители разлили во фляжки и раздаривали на альпийских склонах. Получилось межконтинентальное “от нашего стола к вашему столу”.
     Чем дальше, тем спокойнее будут становиться самые богатые русские. Пальма первенства по кутежам и загулам может оказаться в руках украинцев и других братских народов. Представители Незалежной уже сейчас напоминают россиян времен эпохи первоначального накопления. Фору им могут дать и казахи, и узбеки — чего стоят праздники, устроенные дочерью Каримова Гульнарой.
     Вилка пути развития, несмотря на нашу самость и загадочную душу, очевидна: мы либо интегрируемся в Европу и западное общество, либо навсегда останемся за бортом современной цивилизации со своим разгуляем, салютами и шампанским “Кристалл”, текущим рекой.
     
Ведущая Марина ВЕЛИКАНОВА

В “обезьяннике” с цыганами

     И вдруг, как будто ожогом, рот
     скривило господину.
     Это господин чиновник берет
     мою краснокожую паспортину.
     Берет — как бомбу, берет — как ежа,
     как бритву обоюдоострую,
     берет, как гремучую в 20 жал
     змею двухметроворостую.

     В.МАЯКОВСКИЙ
     
     Корреспондент “МК” на себе ощутила прелести общения с правоохранительными органами европейских стран. Я уже писала о том, как нас с приятелем остановили у съезда с платной дороги Шамбери (путь из Лиона в Куршевель). Местные полицейские устроили нам допрос: интересовались, знаем ли мы лично олигарха Прохорова и ходим ли на его праздники. Машину перевернули вверх дном, из багажника вырвали обшивку. Но на этом мои приключения не закончились.
     Прямо из Франции мне нужно было ехать в командировку в Лондон. На поезде из Парижа. Англия не входит в страны Шенгена, и при посадке в экспресс пассажиры должны пройти таможенный контроль. Эта процедура занимает в среднем ровно 3 минуты: даешь паспорт в окошко, тебе ставят штамп о пересечении границы, изредка задают вопрос, куда и откуда следуете и с какой целью. Таможенник с африканской внешностью взял мой паспорт, иммиграционную карту и строго сказал: “Вы никуда не едете”. “Но у меня поезд!” — удивилась я. “Этот поезд уйдет без вас, а вы пойдете со мной!”
     Меня отводят в загон для таких же подозрительных элементов, как и я. У одного из них в плеере играет румынская музыка. У меня такое ощущение, что я попала в фильм Кустурицы. Вокруг несколько колоритных цыган: огромные перстни, наколки, напомаженные волосы, золото во рту. Они громко ругаются с таможенниками. Чуть дальше два грустных парня арабской внешности. “Стойте здесь и ждите”, — говорит мне таможенник и исчезает. Его нет уже минут 20, и мой поезд ушел.
     Наконец он возвращается и начинает допрос: “Могли бы вы отключить свой мобильный телефон?” (Телефон я держу в руках.) — “Почему у вас нет отметки о въезде во Францию?” — “Потому что я ехала из Германии через Голландию, Бельгию и Люксембург”. Этот ответ явно ставит его в тупик, и он долго пишет. “Зачем вы направляетесь в Англию?” “По работе”. — “У вас есть разрешение на работу в Англии?” — “Нет, я еду в командировку по заданию моей московской редакции”. — “Где вы были во Франции?” — “На горнолыжном курорте Куршевель. Знаете такой?” — “Не знаю, я не француз”. — “Я вижу”. Тут таможенник кривится и, повысив голос, произносит следующую фразу: “Могли бы вы сделать шаг назад, вы стоите слишком близко от меня. Между нами должно быть расстояние не менее 50 сантиметров”. Мы и так стояли довольно далеко друг от друга, но после его слов я попятилась назад. “Сколько у вас наличности?” — продолжил он допрос. “Наличными евро 200 и кредитная карта”. — “Покажите”. Я достаю деньги. Он считает. “Тут 160 евро. Вы меня обманули”. “Ну, значит, уже где-то потратила…” — оправдываюсь я. Таможенник просит дать телефон знакомых в Лондоне. Я даю телефон своего друга, он закончил лондонский университет, а сам гражданин Америки. Впоследствии этот мой приятель рассказал, что такой грубости он еще не слышал.
     “Мне не нравится, что у вас нет обратного билета в Москву”. “Зачем мне покупать билет Лондон—Москва в Париже, я могу сделать это в Лондоне? — интересуюсь я. — И зачем мне поставили в паспорт двухгодичную визу, если не хотят пускать?” “Стойте здесь”, — скомандовал таможенник и снова ушел. Его не было почти час. За это время я успела подумать о французской отсидке Прохорова, познакомиться с “сокамерниками”-цыганами. Оказалось, что у них документов вообще нет.
     Таможенник вернулся и отдал мне паспорт на вытянутой руке. “Я поставил вам отметку, что вы едете в Англию без обратного билета, и если вы повторите эту попытку, то в следующий раз вам аннулируют визу. Вы, русские, вообще считаете, что вам можно все”, — тихо добавил он. Я ответила ему парой фраз на русском языке. Английская таможня поменяла мне билет на следующий по расписанию поезд. А я по-прежнему продолжала чувствовать себя человеком второго сорта, с паспортом, по которому никуда не пускают.




Партнеры