Сердце кричит: “Мать!”

На выходных в Питере зажигал любовник Бьорк

22 января 2007 в 00:00, просмотров: 273
  Сверкнув золотыми фиксами, темнокожий скандалист Голди (Goldie) весело выругался. Потом откусил кусок микрофона у телевизионщиков. Затем обсмеял клип Сереги, продемонстрированный ему русскими рэперами. Наконец дернул за юбку красотку, проходившую мимо. Та томно подмигнула: любовника Бьорк и Наоми Кемпбелл она узнала. А уж потом парень подался на сцену. Ибо за этим и пожаловал в Питер всего на четыре часа. Музыкант, актер и одиозный уличный художник из Англии явился на “Пиратскую станцию”, выступил и, не заезжая в гостиницу, улетел домой. Но все же он успел встретиться для эксклюзивного интервью с корреспондентом “МК”.
     — Ваше расписание съемок в кино на 2007 год уже заполнено?
     — Я по жизни больше музыкой занимаюсь. Как-то незаметно кино на второй план отошло. Но если будут достойные проекты, почему б не попробовать! Есть одно предложение, где я собираюсь играть такого антисебя. Но пока на роль не утвердили, каркать не хочу. А вообще я хотел бы снять авторский фильм. Это моя мечта. Не то чтобы с ума свернулся — это вполне реальный проект. Я уже сценарий пишу и даже определил, сколько своих денег могу вложить в это предприятие. Тем более, на любой съемочной площадке я чувствую себя как рыба в воде.
     — Жанр будущего шедевра уже определили? Может, любовная мелодрама?
     — Мелодрама — о, нет! (Перевод смягчен, в оригинале оборот был крут по количеству нецензурной английской лексики. — Авт.) Это будет жесткий триллер. На фига эти сопли разводить! Кстати, люблю русское кино за отсутствие “мыла”. Тарковский, “Зеркало”, — полный улет!
     — Вы уже наметили претендентку на главную женскую роль своей картины?
     — Есть одна идейка. Я знаю, какой женский типаж там нужен. Но, во-первых, не хочу снимать актрису с примелькавшейся внешностью. А во-вторых, нравится мне тут одна русская модель (Смеется.) В общем присматриваюсь.
     — У вас есть личный рекорд по количеству золота, надетого одновременно?
     — Ну, идея-то моя не в этом! Хотя, если честно, я рад, что “рамки” в аэропортах на золото не реагируют. А то бы меня задерживали в каждом городе. У одного моего друга был рекорд — четыре килограмма. Не считая зубных коронок, конечно.
     — Ваши блестящие фиксы целоваться не мешают?
     — А за каким … целоваться лишний раз? Сразу к делу, мужики!
     — Может, вам пора статус повысить и псевдоним Золотой на Платиновый поменять?
     — О! А это идея. Есть же платиновые альбомы — почему не сделать персонально платинового исполнителя? Надо предложить на MTV, а то они там совсем мышей не ловят.
     — Почему вы так быстро улетаете? Всего четыре часа на “Пиратской станции” и — прощай, Питер!
     — Будь моя воля — провел бы в России неделю. Мне нравится в Петербург возвращаться, бродить по улицам, мерзнуть. (Кстати, когда первый раз прилетел, мороз был минус тридцать.) Здесь живут героические люди, прочитал книги о Второй мировой войне. Был в Эрмитаже, Русском музее. Маяковский — это впечатляет, почти рэп… Но у меня времени сейчас в обрез, ждут новые проекты. К Рождеству я активно возобновил свое художественное творчество. У меня уже 15 новых картин. Живопись как первая любовь. Я сейчас делаю то, что делал когда-то, в девятнадцать лет. В Лондоне готовлю выставку в одной из центральных галерей. И вообще — я такой талантливый! (Слегка смущенно.)
     — Вы такой скандалист! Какая последняя выходка Голди повергла общественность в шок?
     — Да не скандалист я! Просто мне не нравится жить по чужим правилам. Предпочитаю выражать себя, а не плыть по течению. И вообще, нецензурные слова — это не эпатаж. Я могу на тему матерной лексики диссертацию написать. Она многогранна, и в ней много языковых нюансов. Говорю fuck на сцене не для того, чтобы кого-то шокировать. Я стараюсь быть с людьми искренним, и если сердце кричит “твою мать!”, зачем я буду сглаживать это какими-то “цветочками”. Люди мне не поверят.


Партнеры