33 коровы, дом построен новый

и другие шаги подмосковного совхоза в русле нацпроекта

24 января 2007 в 00:00, просмотров: 599
  Не успели оглянуться, а половина срока, отпущенного на реализацию нацпроектов, позади. Официальные итоги середины пути будут объявлены позже. А пока мы решили поехать в подмосковный совхоз им. Ленина. Его директор Павел Грудинин критически высказывался о нацпроекте “Развитие АПК”, когда тот только был принят. Но при этом за год в хозяйстве Грудинина увеличились надои молока, сдано жилье для молодых специалистов и даже на днях закуплены за границей коровы. Ровно все это и предписывает аграрный нацпроект.
     
     — Год — слишком малый срок, чтобы говорить о результатах нацпроекта, — говорит Павел Николаевич. — Тот, кто думает, что за год можно увеличить производство мяса или молока, сильно преувеличивает возможности коров. Потому что корова растет 26 месяцев. Сегодня в прессу просачивается разноречивая информация. С одной стороны, производство мяса увеличилось на 7%. И тут же пишут, что выросла зависимость от импорта: на рынке 33% — это импортное мясо. Как такое возможно, если население страны уменьшается, а потребление мяса на человека не увеличивается? Загадка. Не удивлюсь, если и по молоку нам покажут рост.
     — А что на самом деле?
     — В России крупного рогатого скота стало на 600 тысяч голов меньше. По Московской области и всему Центральному федеральному округу тенденция та же — поголовье уменьшается. При этом из-за границы планировалось ввезти 100 тысяч коров. Получить увеличение производства молока в таких условиях невозможно.
     — Возможно, если приехавшие коровы дают молока в шесть с лишним раз больше, чем давали забитые.
     — Таких коров не бывает. Дома импортные коровы доились в два раза больше, чем наши. Но, приехав сюда, они попали в условия, где плохое содержание, устаревшее доильное оборудование, неважные корма. Поэтому они доятся максимум в 1,5 раза больше.
     — Вы говорили, что невыгодно увеличивать стадо, если молоко убыточно. Тем не менее в свое хозяйство вы импортных коров тоже купили.
     — Но не по нацпроекту. Скот мы закупили в рамках собственной программы повышения качества стада — на днях привезут 33 коровы из Германии. Ровно столько помещается в один скотовоз.
     — А почему не взяли кредит по нацпроекту?
     — А зачем? Ситуации, что молоко стало сверхприбыльным и надо быстро наращивать мощности, для чего привлекать заемные средства, нет и в помине. Никто ведь не перекрыл поток дешевого импортного сухого молока. Даже при наших рекордных надоях — по 7 тысяч литров на корову — мы получаем убыток. Поэтому мы вкладываем собственные средства лишь в поддержание стада. В надежде, что когда-то высококачественное молоко начнет хорошо оплачиваться.
     — Но ведь есть и такие, кто берет кредиты на постройку ферм по нацпроекту.
     — Кое-кто, подозреваю, рассчитывает, что долги спишут. Как это было в советское время. Из-за чего село и стали называть черной дырой. Для себя я давно сделал вывод, что государственные деньги — это лишние проблемы. Поэтому мы кредиты не берем. Да и почему мы должны брать кредиты, когда нам просто должны нормально платить за нашу продукцию? Во всех развитых странах государство дотирует фермерам производство сельхозпродуктов.
     — Осенью вы сдали дом, в котором получили квартиры ваши молодые специалисты. Тоже в духе нацпроекта.
     — У большинства хозяйств участие в этом разделе аграрного нацпроекта сводится к покупке 2—3 квартир для своих сотрудников. Но 2—3 квартиры на совхоз — это не нацпроект. Нацпроект — это когда сразу 60 человек получают квартиры, как у нас. Мы — единственный совхоз в стране! — построили дом за свой счет. Нас даже министр Гордеев приводил в пример на заседании правительства. Когда дом был готов, написали заявку на участие в нацпроекте. Идея хорошая: молодой специалист платит 30% стоимости квартиры, а остальное берут на себя областной и федеральный бюджеты. Причем сначала за человека платит совхоз, а потом в течение 15 лет он с нами расплачивается. Себестоимость у нас всего 700 у.е. за метр, поэтому нас с удовольствием приняли в нацпроект. Когда получим бюджетные деньги, построим на них еще один дом для сотрудников.
     — Получается, вы все время идете “другим путем”, как и тот деятель, чье имя носит ваше хозяйство?
     — Но я не хочу, чтобы сложилось впечатление, будто аграрный нацпроект совсем не имеет смысла. То, что государство обратило внимание на село, — уже большой плюс. Мы ожидаем, что помощь селу будет увеличиваться. И не только за счет кредитов, но и за счет дотаций. Кстати, в Московской области дотации на молоко уже увеличены в два раза по сравнению с прошлым годом. Это правильный путь.


Партнеры