Великий пост Ильича

Как сложилась судьба охранников тела Ленина

27 января 2007 в 00:00, просмотров: 1437
  Этот церемониал был просчитан по секундам. Выходя из Спасской башни, караульные и разводящий десять секунд шли по площади обычным строевым шагом, а потом разом переходили на торжественный строевой шаг. Тянули носок, как балетные. Ремни точно на талии, шапки — на два пальца от бровей, белое кашне выглядывает из-за ворота шинели строго на два сантиметра, да и шагают нос к носу... Взмах белых перчаток — и единым движением вскинуты карабины... “Да они близнецы...” — твердили зрители, собравшиеся посмотреть парад воинской доблести.
     Отрывистый металлический лязг — оружие взято “к ноге”. Еле слышна команда: “Смена, шагом марш!” Над Красной площадью плывет звон курантов. Часовые сменяются под второй удар...

     
      Смена караула у Мавзолея Ленина была настоящим спектаклем. Впервые пост №1 был выставлен 27 января 1924 года. Сегодня, 83 года спустя, рассказать о том, как сложилась судьба первых часовых, мы попросили историка и писателя Алексея Абрамова. А о том, каково быть “лицом страны”, поведали “МК” бойцы роты почетного караула, отстоявшие за годы службы у Мавзолея не одну сотню часов.
     
     “Попал служить в роту почетного караула — гордись, не попал — радуйся!” — шутили солдаты срочной службы. Из сотни тысяч призывников только 36 каждые полгода попадали в роту, охранявшую Мавзолей.
     Стоять на посту №1 было почетно, но ответственно. Требования такие, что не каждый выдержит. Караульные видели генеральных секретарей и президентов, известных артистов и ученых. Как остальные служивые, они зубрили устав, проходили физическую, тактическую, огневую подготовку.
     — А вот строевая подготовка существенно отличалась! — рассказывает Сергей Грушин, проходивший службу в роте почетного караула в семидесятые годы. — Ежедневно мы по нескольку часов проводили на плацу: отрабатывали строевой шаг, приемы с оружием, слаженность движений. Даже в столовую шагали, демонстрируя выправку.
     Нужно было научиться правильно и, самое главное, вовремя подходить к посту и производить смену. Для тренировок за Кремлевской стеной был выстроен специальный деревянный макет портала Мавзолея. Караульные знали: от Спасских ворот до “точки” ровно 210 шагов, а воинская церемония длится две минуты 35 секунд. За сутки ритуал повторялся 24 раза.
     — В любое время суток у медной калитки собирались зрители, — рассказывает бывший боец Владимир Афанасьев. — Днем было много гостей столицы, а ночью на брусчатку подтягивались влюбленные пары. Ох и завидовали мы им.
     — Познакомиться с вами девушки не пытались?
     
— Случалось, что выкрикивали свои имена, писали на листах бумаги крупными цифрами номера телефонов, а то и пускали послания в виде бумажных самолетиков. Только нам реагировать на “внешние воздействия” было нельзя. А так иной раз хотелось ответить подвыпившим армейским дембелям, которые, проходя мимо, кричали, что мы не знаем настоящей службы.
     — В сильные морозы или жару сокращалась вахта?
     
— Если термометр опускался ниже 15 градусов, надевали валенки, чтобы предотвратить обморожение, смазывали лицо жиром. Заступали на пост не на час, а на полчаса.
     — Пять лучших пар часовых принимали участие в Конкурсе поста №1, — продолжает Сергей Грушин. — Победители заступали на пост в праздники — 1, 2 и 9 Мая, 7 ноября, Новый год. Стояли под прицелом сотни кинокамер. Родные в далеких городах и селах могли увидеть на экранах телевизоров своих служивых.

* * *

     А началась беспрерывная служба у Мавзолея 27 января 1924 года. Первыми часовыми на помосте около гроба с телом Ленина стали лучшие курсанты Кремлевской командной школы имени ВЦИК Григорий Коблов и Арсентий Кашкин.
      На вахту они заступили около деревянного Мавзолея — темно-серого куба, увенчанного небольшой трехступенчатой пирамидой.
     Одеты они были, как и все бойцы Красной Армии двадцатых годов: в буденовки с шишаками и шинели с петлицами, сшитые по рисункам Виктора Васнецова.
     Нашему собеседнику, историку и писателю Алексею Абрамову удалось в свое время разыскать Григория Коблова, ставшего генерал-майором, и Арсентия Кашкина, из–за ранения не сделавшего карьеры в армии.
      — Пришел к Григорию Петровичу домой, в коридоре увидел мундир весь в орденах. Во время Отечественной войны Москва пятнадцать раз салютовала победам гвардейцев кавалерийской дивизии Коблова. Вспомнил он и о своей почетной вахте на посту №1: “Гроб с телом Ленина подняли и медленно понесли в Мавзолей. Я шел слева, Кашкин — справа. Гул гудков рос и крепчал. Потом ударили орудия. Дойдя до Мавзолея, тогда еще деревянного, мы приставили ногу, повернулись друг к другу и замерли с винтовками у входа”.
     Следы второго часового — Арсентия Кашкина — потерялись. В военно–историческом архиве удалось разыскать документы, свидетельствующие, что после кремлевской школы Кашкин был направлен в погранчасть НКВД в Туркестан. Арсентий откликнулся из Фрунзе после того, как прочитал очерк Леонида Абрамова о первых часовых поста №1. Выяснилось, что в боях с басмачами он потерял глаз. Увечье не позволило ему уйти сражаться на фронт. Он работал директором совхоза, перед пенсией — в издательстве.
      В 1974 году, ровно через 50 лет, два первых часовых встретились. С Казанского вокзала сразу отправились на Красную площадь, к Мавзолею. Под второй удар курантов Спасской башни генерал в отставке и бывший красный командир пограничной охраны заступили на главный пост страны. Рядом стояли молодые преемники: Юрий Данилин и Владимир Смирнов. Этот парный пост ребята будут вспоминать всю жизнь.
     ...Многие из тех, кто нес вахту на посту №1, стали полковниками и генералами, Героями и дважды Героями Советского Союза.
     — И судьбы у пары часовых частенько оказывались схожими, — продолжает Алексей Абрамов. — Степан Шутов и Иван Кузовков встретились в госпитале в 44–м. У обоих выпускников кремлевской школы на груди было по Звезде Героя. Оба получили высокое звание за форсирование Днепра. Оба после войны заняли ответственные посты. Шутов стал министром социального обеспечения Белоруссии, Кузовков — заместителем начальника Главного управления кадров Советской Армии.

* * *

     Посетители нередко оставляли на парапете, окружающем саркофаг, письма с адресом: “Мавзолей, Ленину”.
     — И солдаты становились почтальонами, — говорит историк. — Например, в 1981 году, в последние месяцы брежневской эпохи, в усыпальнице оказалось такое письмо. “Дорогой Владимир Ильич! — писали дехкане одного из районов Узбекистана. — Ты единственный, кому мы верим…” Хлопкоробы разоблачали районных руководителей-взяточников. Через некоторое время коррумпированных чиновников арестовали.
     Писали люди, отчаявшиеся найти справедливость, разуверившиеся, что можно добиться правды на месте. Один считал, что его незаконно уволили, другой — несправедливо осудили, третий просил помочь с жильем.
      Все письма регистрировались в Комендатуре Московского Кремля и направлялись в соответствующие организации с просьбой внимательно рассмотреть жалобу и при подтверждении фактов всемерно помочь товарищам.
     — Чрезвычайные ситуации возникали?
     
— В марте 1959 года один из посетителей бросил в саркофаг с телом Ленина металлический молоток и разбил стекло. Мелкие осколки причинили небольшие повреждения коже лица и рук Ленина. Ученые быстро привели все в порядок. Злоумышленника задержали. Им оказался душевнобольной, который был отправлен на принудительное лечение.
     1 сентября 1973 года другой гражданин, находясь в потоке посетителей в Траурном зале, привел в действие самодельное взрывное устройство, спрятанное под одеждой. От маньяка остались часть головы, одна рука и обрывки документов. При взрыве погибла супружеская пара из Астрахани, были тяжело ранены четыре школьника и тяжело контужены бойцы охраны. Саркофаг, защищенный к тому времени пуленепробиваемым стеклом, не пострадал. Следствие установило, что “камикадзе” тоже был душевнобольным.
     В апреле 1990 года у входа в Мавзолей уголовник бросил на парапет усыпальницы две трехлитровые банки с зажигательной смесью. Вспыхнуло пламя… Ударом приклада часовой опрокинул злоумышленника. Поджигателя связали подоспевшие сотрудники отделения охраны Красной площади. Пламя быстро погасили. Террорист оказался дважды судимым — за изнасилование и за оскорбление работников милиции. Уголовное прошлое едва ли позволяло говорить о политических мотивах поджога. Нападавшего обвинили в злостном хулиганстве. Часовые Шушканов и Онищенко, которые пресекли преступную акцию, получили 10–дневный отпуск.

* * *

     Беспрерывная служба у Мавзолея продолжалась без малого 69 лет.
     Лишь война и бомбежки прерывали ее на тот срок, пока Ленин находился в глубоком тылу. Церемониальный пост №1 у Мавзолея был снят после событий 3—4 октября 1993 года. Приказ о прекращении несения караульной службы у Мавзолея был отдан начальником Главного управления охраны (ГУО).
     — Решение принял президент Борис Ельцин, — добавляет Абрамов. — 6 октября в 16 часов у Мавзолея, как обычно, собрались сотни москвичей и приезжих. Но торжественной смены почетного караула им увидеть не довелось. Новая смена, которая обычно подходила торжественным парадным шагом по Красной площади, не появилась. В 16 часов дверь Мавзолея внезапно открылась, часовые повернулись спинами к толпе и исчезли в темном проеме усыпальницы. Пост №1 остался без почетного караула.
     Последние часовые — ефрейтор Вадим Дедков и рядовой Роман Полетаев дождались внутри Мавзолея командира роты капитана Александра Горбунова и, как писали тогда газеты, “покинули усыпальницу с черного хода и незаметно последовали в Кремль”.
     Снятие поста тяжело переживали в роте почетного караула.
     — Примечательно, что, когда после развала СССР несколько часовых — юношей с Украины — ездили в отпуск и там им предлагали остаться и оформить досрочную демобилизацию, внушали, что, мол, нет смысла дослуживать в чужой стране, все отпускники вернулись в роту почетного караула.
      Только в декабре 1997 года местом главного Почетного караула страны стала Могила Неизвестного Солдата в Александровском саду у Кремлевской стены. Вахту у Вечного огня ежедневно с 8 до 20 часов несут военнослужащие Президентского полка.
     



Партнеры