Былины про три долины

На французских курортах ловят горнолыжников-гастарбайтеров

27 января 2007 в 00:00, просмотров: 575
  С большим опозданием, но она все-таки пришла. Настоящая зима. В горах сейчас полно снега. А куда еще отправляться за лучшим катанием, как не во Французские Альпы?
     В маленьком аэропорту “Шамбери” слышна только русская речь. Такое ощущение, что для наших отвели специальный терминал. На самом деле сегодня суббота — день, когда прилетают чартеры из Москвы.
     От Шамбери до горных трасс — час езды. Регион, по которому мы путешествуем, — Рона-Альпы. Его визитные карточки — знаменитый сыр реблошон и 60 видов минеральной воды.

     
     На пути в горы туристы попадают в городок Аннеси. Его называют Альпийской Венецией из-за множества каналов и мостиков. Аннеси, как и наш Сочи, — кандидат на проведение зимних Олимпийских игр. А еще здесь находится самое чистое озеро Европы. Зимой на озере переживают холода тысячи птиц. Мы кормим булками белых лебедей. И идем на рынок.
     По выходным рынки Аннеси превращается в главное развлечение горожан. Помимо традиционных сыров и колбас здесь продают вкуснейшие пироги — огромные, круглые, с начинкой из миндаля — и вкуснейший мед из апельсиновых цветов. Все можно пробовать, так что, дойдя до конца рынка и отведав массу вкусностей, обедать уже не хочется.
     А любителям литературы — прямая дорога в дом, где жил Жан-Жак Руссо. Знаменитый философ и писатель родился в Швейцарии, но сбежал во Францию, где поселился в доме у своей покровительницы, баронессы Луизы де Варан. Баронесса была старше Руссо лет на десять, но это не помешало ему воспылать нежными чувствами к ней. Свои чувства к Луизе он потом описал в книге “Исповедь”.
     Но самое интересное — городская тюрьма, сегодня действующая как музей. Сначала это было поместье влиятельного семейства. Затем замок отошел префектуре и стал называться Домом правосудия. Тюрьма в нем существовала до конца Второй мировой.
     В камерах — маленькое окошко под потолком, вместо нар — покатый каменный настил. На нем без белья и подушек вповалку спали заключенные.
     “Надеюсь, в Лионе у Прохорова были условия получше”, — сокрушается кто-то из группы. И правда: каменные стены выглядят очень неуютно, непонятно, как заключенные сразу же не умирали от холода.
     — Они умирали чаще от воды, — читает мои мысли экскурсовод. — Раньше, когда уровень воды в каналах еще не умели регулировать, камеры часто затапливало, и заключенные тонули. А когда заключенных не хватало, в камеры сажали даже… животных. Например, поросят, которые нарушили порядок на рынке, сбежав из загона.
     Зато привычных нашим казематам параш в древней тюрьме не было. Вместо них узников выводили в отдельную комнату с отверстием в полу. Все отходы уходили прямиком в канал.

Всеальпийская здравница

     Наш Hotel du Golf в городке Брид-ле-Бан — с белыми колоннами и мраморными ступенькам. Ни дать ни взять кисловодский пансионат. Сюда приезжают поправить здоровье: чистый горный воздух, минеральные источники и здоровая кухня (в городе самое большое количество диетических и вегетарианских ресторанов).
     Когда-то Брид-ле-Бан был знаменитым СПА-курортом, пока в 1992 году здесь не построили подъемник до Мерибеля. Теперь здесь останавливаются лыжники, ведь цены тут на 30—50% ниже, чем в Мерибеле.
     Поднимаемся в прозрачной кабинке до Мерибеля. В небольшом загоне двухлетние карапузы в шлемах старательно съезжают с небольшой горки “плугом” — широко расставив пятки и соединив носки своих коротеньких лыж.
     На растерзание мне и такой же неопытной подружке был отдан инструктор Ярик — поляк, осевший в Мерибеле 18 лет назад. Первый его вопрос: “Сколько раз катались на горных лыжах? Один? Тогда пойдем на самую безопасную вершину”.
     Вершина действительно оказалась безопасной, кроме нас и пары “чайников” никого нет. Во время обучения тренер успевает рассказать свою биографию. Когда-то Ярослав приехал во Францию на стажировку и остался. У него трое сыновей и 69-летняя мама, которая живет в Польше и ждет, когда ей исполнится 72, чтобы прокатиться на трассах Мерибеля. Старикам этого возраста в Трех Долинах предоставляется бесплатный ски-пасс. Как и детям до 5 лет.
     После недолгой тренировки поднимаемся выше. Снег на трассе мягкий, но по бокам ледяная корка. Тормозить на такой почти невозможно.
     После катания нас ведут в городской СПА-центр. Завтра утром ноги будут свинцовыми. Так что массаж и теплые ванны после тренировок — то, что нужно.
     В очередной раз удивляемся способности французов красиво обставлять даже банальные массажи. Салон в стиле сказочного арабского дворца. Настоящий хаммам, несколько саун со звездным небом на потолке. Лежишь, дышишь ароматным паром и наблюдаешь, как над тобой меняют цвет звезды. Можно поваляться на подушках в диванной и выпить душистого мятного чая. Есть купель с ледяной крошкой — после ледяного пилинга кожа гладкая, как фарфор.
     Женщин отправляют на “скульптуру фигуры” — “делать талию” и убирать все лишнее. Пока я лежала в ванной, наполненной минеральной водой, меня заботливо массировали водяной струей. Апогеем стал массаж с маслом — лежишь на кушетке под струей душа, а в это время массажистка растирает тебя чем-то вкусным...

Как работяги стали миллионерами

     В Мерибеле повсюду слышна русская речь — на склонах, в ресторанах, в магазинах. Земляки приезжают сюда семьями или компаниями по 4—6 человек. Так и шале снять выгоднее, и инструктора нанять дешевле.
     — Неужели с русскими у вас никогда не было проблем? — пытаем мы директора офиса по туризму Мерибеля Жана-Маре Шофеля.
     — Нет, никаких. Здесь отдыхают люди приличные.
     В этот момент в ресторан входит растрепанный тип в гостиничных тапках на босу ногу, явно навеселе. Он садится за стол и открывает меню. Мы переглядываемся: “Точно наш”. Месье в тапках делает заказ на чистом английском. Его дама тоже говорит по-английски. Мы облегченно вздыхаем.
     По словам месье Шофеля, шумиха, созданная вокруг Куршевеля, играет только на руку местным отельеро. “Любая информация — это реклама. Хотя мы сами недовольны действиями властей. Это чистой воды политика. Нам русские не мешают”.
     Мерибель скандальная слава пока обошла, хотя местные власти считают Куршевель единственным своим конкурентом. Фактически Мерибель — это деревня, но по сути — город. Здесь есть своя радиостанция, музеи, детские сады, школа, Олимпийский дворец, кинотеатры, казино.
     Пасторальные пейзажи с деревянными домиками так и просятся на картинку. Но сельским хозяйством здесь давно уже никто не живет. Полвека назад местные жители работали на металлургических заводах, расположенных в нижних долинах. А потом появились туристы, и мерибельцы сразу смекнули, что теперь могут заработать гораздо больше, чем на заводе. Бывшие работяги в одночасье стали миллионерами. Самый завалящий домик в долине стоит от 3 до 5 миллионов евро. Снять шале на 2 недели — от 2000 евро. Зато если вы отъедете вниз на 40—60 км, то спокойно сможете снять большой дом за 600 евро в месяц.
     — Сегодня остался только один фермер, в чьем хозяйстве есть крупный рогатый скот. Содержать их ему помогает вся община, ведь коровы помогают сберечь альпийские луга, — рассказывает сотрудница офиса по туризму Мерибеля Паскаль.
     Зато в каждой лавке вы увидите 33 сувенира с изображением буренки — брелоки, рюкзаки, чашки, ручки. А коровьи колокольчики висят в каждом ресторане — от крошечных до огромных, размером с коровью голову.

Охота на инструктора

     Мерибель расположен в самом центре Трех Долин, на высоте 1450—1800 метров над уровнем моря. Протяженность трасс такова, что можно не один час катиться вниз без остановки.
     Туристы чаще всего покупают ски-пасс, который действует на всех курортах Трех Долин — Валь Торансе, Мерибеле и Куршевеле. Он стоит 246 евро на 7 дней (для взрослого). Электронный документик можно “зарядить” через Интернет, не заходя в кассу, или по телефону. Один звонок — и вы получаете доступ к подъемникам через 5 минут.
     Есть еще сезонная карточка на 12 дней и мини-пасс на полдня со скидкой. В определенные даты в Мерибеле действуют спецтарифы.
     Некоторые русские привозят своих инструкторов, дабы не испытывать трудностей перевода. Правда, тут возникают другие сложности. Местные власти гастарбайтеров не приветствуют и карают штрафами. За “левыми” тренерами следит специальный патруль. Они приглашают переводчика и предлагают признаться в индивидуальной трудовой деятельности, обещая с миром отпустить. И тут главное — вовремя сделать вид, что ваш инструктор — это ваш брат или… муж.
     — Была забавная ситуация, — рассказывает россиянка Маша, проходящая стажировку в Мерибеле. — Одна старушка из России выдавала своего лыжного тренера за любовника, лишь бы того не оштрафовали.
     Французов можно понять. В Мерибеле находится самая большая школа инструкторов во Франции, которая насчитывает 450 сотрудников. Больше половины из них имеют отличительные значки профессионалов высшего класса. Их услуги стоят недешево: одно групповое занятие — 335 евро в день (на 4—6 человек).

“Мы на дискотеках деремся”

     Какая песня без баяна, какой обед без женепи! Крепкая савойская настойка здесь подается после обеда, дабы легче переварить тяжелую альпийскую кухню. Помимо традиционного фондю вам обязательно встретится раклет — блюдо из картофеля, мяса и сыра реблошон. Обед в местном ресторанчике обойдется в 50 евро без вина.
     Отель Allodis в Мерибеле знаменит лучшим в городе гастрономическим рестораном, то есть таким, в котором продукты — высшего качества, а про диеты лучше забыть. Классическое меню здесь можно заменить на меню дегустационное: вам подадут 5 блюд в оригинально оформленных мини-порциях. Среди них — замороженное суфле из фуа-гра с каштановым супом, филе-миньон с трюфелями и соусом из женепи.
     Менее изысканные блюда в ресторане “У Кики”. Это заведение пользуется большой популярностью — в выходные здесь очередь. Зато вы сможете насладиться отборным куском мяса, приготовленным на открытом огне...
     За всю неделю отдыха мы не заметили никакой дискриминации в отношении россиян.
     “Если жители Рублевки и объявили Французским Альпам бойкот, это еще ничего не значит, — говорят здесь. — После такой рекламы сюда хлынут туристы со всей России”.
     Правда, туристы эти могут доставить местным жителям гораздо больше проблем, чем те, которые были. В автобусе по дороге к подъемнику я встретила двух парней из России. Они похвастались, что круто отдыхают и уже успели “позажигать” на всех дискотеках.
     — А какая здесь музыка? — наивно спросила я.
     — А нам по фигу, мы ж не танцевать туда ходим. Мы на дискотеках обычно деремся...
     
     Благодарим за помощь в подготовке материала: Комитет по туризму региона Рона-Альпы, Дом Франции.


Партнеры