Ветеранам милей Мирей

Легендарная Матье спела для блокадников

29 января 2007 в 00:00, просмотров: 390
  Выступление Мирей Матье в Питере было почти “подпольным”. Никто до последнего не знал, что французская звезда выступит перед ветеранами-блокадниками в “Октябрьском”. До нее поздравлять их выходили Тамара Гвердцители, Валентина Толкунова, Александр Розенбаум и ансамбль Моисеева. А Матье спела три песни в финале. И целовалась со стариками и старушками, вручавшими ей гвоздики. На бис были “Очи черные”. Без аккомпанемента. “МК” задал артистке несколько вопросов.
     
     — Вы помните свое первое выступление в России?
     
— Да. Это было в 1967 году. Тогда что-то очень значительное произошло между мной и публикой. В доказательство тому я снова и снова здесь. Когда приезжала сюда впервые, это был еще Ленинград, и нам показали фильмы о войне, рассказали о блокаде. И, конечно, я побывала на Неве в белые ночи. Их забыть нельзя.
     — Правда, что Эдита Пьеха тогда подарила вам плюшевого мишку?
     
— Да, он до сих пор жив.
     — Все вокруг меняется, а ваша улыбка — нет…
     
— Это комплимент, который мне всегда делают! Я стараюсь поддерживать форму. Не столько для себя, сколько для публики. И она, кажется, не разочарована. А что касается питания, то я предпочитаю биологически чистые продукты, приготовленные на пару, ем много овощей и фруктов.
     — Какие сувениры из России хранятся у вас дома?
     
— У меня огромное количество лепестков роз, которые моя сестра собирает во время каждого концерта, высушивает, и все это лежит в зимнем саду.
     — Русская культура для вас - это кто?
     
— Классические композиторы, Пушкин, мощные голоса хора Красной Армии... Когда я получила нынешнее приглашение, была очень польщена. Я только что прилетела из Италии и еле успела собрать чемоданы.
     — Сегодня ваша аудитория — ветераны. А если бы была молодежь, диалог был бы таким же теплым?
     
— Да, сегодня были ветераны, но у них такие молодые глаза! Говорить, что они старики, даже неудобно.
     — Чем сегодня живет Мирей Матье?
     
— У меня большой дом, деревья. Я много разъезжаю по разным странам, очень устаю. И если есть перерыв, месяц, предположим, предпочитаю провести его у себя дома. Заниматься цветами, деревьями. Я — за защиту живой природы.
     — Вам долго приходилось отбиваться от ярлыка “вторая Эдит Пиаф”. Есть ли сейчас во Франции “вторая Мирей Матье”?
     
— Не знаю, чтобы кого-то так называли.



Партнеры