Театральный обман

На премьере застрелиться не получится

30 января 2007 в 00:00, просмотров: 687
  Пресловутая булгаковская коробочка сцены окружена стеклянными стенами, испещренными строчками. Да, это “Театральный роман”, мистически-абсурдный роман Михаила Булгакова. Постановок его в Москве крайне мало — режиссеры боятся к нему прикоснуться. В Театре Гоголя превозмогли страх и сделали это.
     
     Молодой режиссер Константин Богомолов не ограничился романом Булгакова — в свой театральный коктейль он добавил записи репетиций Станиславского, что-то еще и что-то еще. И получилась потрясающая история одной постановки. С текстом Булгакова режиссер обошелся достаточно лихо. Скажем, вместо внимательной кошки — единственного друга Максудова — у него появился понурый бородатый кот. Исчез из постановки и внутренний сам-себе-психологизм. Та часть спектакля, где пытались передать обнажение писательской души, получилась без булгаковской магии. Но пусть. Потому что история собственно Независимого театра и репетиции пьесы Максудова — все это вышло феерически.
     Галерея типов — шик-блеск-красота. Актриса Пряхина — блондинистая манерная дамочка (Анна Гуляренко), ходит как тень за худруком Иваном Васильевичем, феноменально вопит про пожар, свои брильянты и сундуки во время репетиции сцены, где, по пьесе Максудова, актриса всего лишь говорит у окна: “Гляньте, зарево…” Трясущийся актер из основоположников театра с гнусавым голосом — его играет Андрей Зайков, он же безумный и подобострастный режиссер Фома Стриж, он же нервный “друг” Максудова Ликоспастов. Второй режиссер театра Ксаверий Ильчин (А.Болсунов) есть забавная полупародия на Станиславского — высокий, длиннейшая шуба с меховым воротником, сигара и благородные манеры. А главный режиссер Иван Васильевич! Бесподобная игра актера Олега Гущина.
     Он нервный. Он гениален, как дитя. А какие речи говорит! Какие манеры! “Нет, я один режиссер”, — вздыхает Иван Васильевич. Истерично орет на двух заморенных артистов, которые уже три недели репетируют сцену объяснения в любви (сцена состоит из одного предложения — “Я люблю вас, Ольга”). Измученного актера (Владимир Прянчин) заставили сесть на велосипед и проехаться не просто так, а для Ольги. Ольгу в результате чуть не задавили. Как-то великий режиссер Иван Васильевич пришел на репетицию совсем сдувшийся, без сил, его пришлось надувать настоящим насосом. Вот уж тут булгаковское, вот уж тут бред, абсурд, чушь собачья, которую развели в этом Независимом театре! И даже если Булгаков такого не написал, то вполне мог бы.
     В финале — выстрел. Крик: “Максудов застрелился!” (Максудов — актер Ильяс Тамеев, необыкновенно органичный и обаятельный). Тело выносят на руках. Иван Васильевич трагично смотрит. И говорит: “Не верю!” Разочарованный Максудов поднимается: “Ну, тогда я кинжалом”. “Попробуйте!” — говорит Великий. Аплодисменты.


    Партнеры