Народ для возврата собрался

Можно ли рассчитаться с банком, если нет денег

5 февраля 2007 в 00:00, просмотров: 291
  Шаги, приглушенный мат, и в дверном проеме появляется негостеприимная физиономия. “И так достали! По телефону мучить — этого мало было?!” — хозяин квартиры, кажется, пытается давить на жалость. Но с незваными посетителями такой номер не пройдет. Ведь их профессиональное занятие — мешать жить.
     “Заказан” “мучителям” может быть в принципе каждый. Причем организацией, от которой такой подлянки никак не ожидаешь… Банком, у которого взял кредит. Ну и — велика беда! — просрочил с возвратом.

     
     Россияне привыкают жить в долг, что банкирам только на руку. Но без ложки дегтя, как всегда, не обошлось — одновременно народ приучается кредиты не возвращать. Если еще пару лет назад проблемы возникали с каждым сотым заемщиком, то теперь — с каждым сороковым. Пока россияне задолжали банкам примерно 37 миллиардов рублей, но каждый месяц сумма увеличивается. Особенно непотребная ситуация — с потребительскими кредитами. По данным Минфина, просроченная задолженность по ним растет на 9% в месяц. Так что банки, которые активно взялись кредитовать потребителей, уже на ушах стоят: “благодарные” граждане тянут с возвращением до 30% взятых взаймы денег.
     Путь обиженного на должника банкира пролегает к коллекторам. Не канализационным, а кредито-вышибательным. Отчаявшись образумить клиента самостоятельно, банк передает его долг “в работу” профессионалам — в коллекторское агентство. Между прочим, клиент сам “разрешает” финансистам такой “ход конем”. Дело в том, что в договоре между банком и заемщиком обычно есть пункт о возможной переуступке третьим лицам права требования долга.

Третьи — не лишние

     “Третьи лица”, конечно, готовы “окучить” клиента. Но не бесплатно: возьмут в качестве вознаграждения комиссию в 20—25% от суммы задолженности.
     В большинстве случаев выбить из несчастного весь долг не получается — только 50—80% его суммы. Но банки и этому рады, так что популярность коллекторских агентств возрастает: объем проблемных долгов, находящихся под их управлением, увеличился за прошлый год в несколько раз. Разумеется, до США с их 7 тысячами “вышибательных” фирм нам еще далеко. В России пока 40 таких агентств, и по-настоящему плодотворно работают всего около десяти.
     “Ну че, мужик, гони бабки” — такого рода угроз клиент теперь не услышит. Нож к горлу никто приставлять не будет, как и брать в заложники детей. И даже кирпич на авто откуда ни возьмись не упадет.
     — У “заказанного” не будет повода идти в милицию. Но черные дни для него все-таки настанут, — обещает коллектор Алексей (вполне вышибального вида парень). — Мы не дадим забыть ни о долге, ни о себе. Будем звонить. Можно и в 6, и в 7 утра, чтобы не расслаблялся. Если упрямится — домой придем. Но бить не будем, просто поговорим. Объясним, что случится, если доволынить до суда. Какие придется платить штрафы. Попробуем договориться по-хорошему.
     В один прекрасный день должник обнаружит, что начальство в курсе его “грехов”. Репутация подпорчена, сотрудники перешептываются… А преследователи уже и с судебными исками подсуетились, чтобы жизнь медом не казалась.

Ах, обмануть его не трудно…

     “В следующий раз не мы ведь придем, а судебный пристав. Опишет имущество в счет уплаты задолженности. И кукуйте тут”, — популярно объясняет коллектор разбуженному и недовольному человеку, к которому мы нагрянули на ночь глядя. Тот гнет свою линию: “Я банк не кидал, это он меня”. Должник, по его собственным словам, вернул бы кредит. Но кто ж знал, что с процентной ставкой случится чудесная метаморфоза? Кредитовался, понимаешь, под 25%, а в итоге банк претендует на все 80%! Приплатить надо за каждый банковский чих: и за то, что заявление рассмотрели, и что счет открыли, и регулярно об очередных платежах информируют… Ситуация, к сожалению, не уникальная: по данным Центробанка, реальная ставка по потребительским кредитам может достигать 124% годовых при изначально заявленных 29%. Со временем ставка занижается все активнее: Федеральная антимонопольная служба фиксирует рост количества нарушений в рекламном законодательстве на рынке финансовых услуг. В прошлом году дел по этому поводу было возбуждено в 10 раз больше, чем в предыдущем. Во что это вытекает для простого смертного? Неожиданно столкнувшись с тем, что платить по процентам придется намного больше намеченного, уже не один кредитующийся опустил руки и автоматически перешел в разряд должников.
     “В договоре-то, может, и был указан реальный процент. Но когда все это дело мелким шрифтом, да еще написано так, что и без пол-литра не разберешься… Особенно если в банковских терминах — ни в зуб ногой!” — изливает душу пострадавший должник. Оказывается, у него уже есть на примете антиколлекторское агентство, которое, как он верит, собьет спесь с вышибал.

Дневной дозор

     И действительно — на каждого коллектора найдется свой антиколлектор, который способен кое-чем подсобить прижатому к стенке заемщику. Антиколлекторы, конечно, не в силах обратить “противника” в бегство и снять с клиента все долговые обязательства. Расплата все равно грядет. Правда, может быть, менее жестокая.
     Антиколлектор сильно ограничен в маневрах — он может разве что уменьшить неустойку, используя в качестве оружия соответствующую статью Гражданского кодекса. Для этого — найти лазейки в договоре, поймать банк на “скрытом проценте” и доказать, что сумма штрафа неадекватна. Ведь, в отличие от западных банков, которые пусть и мелким шрифтом, но указывают реальную сумму, которую заемщик должен вернуть по кредиту, наши банки порой идут на обман. За этот “прокол” в договоре и хватаются руками и ногами антиколлекторы. Если лазейка не найдется, остается вариант затянуть процесс, чтобы клиент успел собрать нужную сумму. 20% от сэкономленных в споре с банком денег защитники, к слову, заберут себе.
     Кстати, на защиту клиентов от банковского лохотрона, связанного с утаиванием реальных процентных ставок по кредитам, должен вскоре встать закон. Правда, насчет “встанет — не встанет” с нашим законодательством остается только гадать… Но все-таки с 1 июля в соответствии с новыми нормативами Центробанка кредитные учреждения будут обязаны раскрывать полную стоимость своих кредитов с учетом всех дополнительных платежей и комиссий. Это же будет прописано и в Законе “О потребительском кредитовании”, проект которого застрял на стадии подготовки. Если он вступит в силу, необходимость в антиколлекторах практически исчезнет. Львиную долю их работы, по идее, возьмет на себя закон.

Если друг оказался вдруг…

     — Да я понятия не имел, за какого гада поручился! Ну, обещал проставиться, я и согласился… Ну как вы не понимаете?! — очередной “заказанный” беспомощно смотрит на коллектора. “Отозвать свою подпись с договора невозможно”, — непрошибаем сборщик долгов. Наш собеседник — жертва еще одной “модной” тенденции: поручительства за кого-нибудь по принципу “почему бы не помочь хорошему человеку?”. А потом отвечать за него по долговым обязательствам, если “хороший человек” исчез или не в состоянии расплатиться. В таких случаях долг переходит к “доброй душе”. Вкупе с визитами коллекторов и прочими последствиями. А самая главная “засада” — в том, что, даже взвалив на свои плечи чужой автокредит или, к примеру, ипотеку, горе-поручитель не получит ни авто, ни квартиру… Благодаря дырке в законодательстве.
     Есть, правда, возможность действовать через суд — но результат не гарантирован. Так что перед тем, как совершить великодушный жест, необходимо серьезно задуматься: а не влетит ли он в копеечку? Еще один минус: неудачное поручительство станет пятном на кредитной истории человека.
     — От поручителей для банка много пользы. Если заемщика просто жаба задушила, а долг он отдать может, то подставленные им лица начинают на него давить, — просвещает коллектор. — И это банку на руку: с большой вероятностью на выбивании долга можно будет сэкономить.

Наследники утюгов и паяльников

     Кстати, коллектор — это далеко не самое страшное, что может случиться с кредитором после того, как он попадет в разряд должников. Сведения о нем способны попасть в руки вымогателей, которые не ограничатся одной лишь психологической атакой. Баз данных заемщиков на черном рынке гуляет немало — а это миллионы записей. И здесь, как говорится, возможны варианты.
     В одном из московских банков рассказывают: звонит как-то заемщик, весь в мыле. К нему наведались непонятные личности, представились как коллекторы, по поручительству банка. Потребовали долг — причем наличными и немедленно: “А мы тебе, мужик, расписку напишем!” Обещали зайти попозже… В банке от лжеколлекторов открестились: “Не наши”. Хотя бы потому, что настоящий коллектор никогда не потребует погасить долг наличными — он будет уговаривать внести средств на кредитный счет заемщика для оплаты просроченной задолженности. Все-таки разницу между вымогательством и легальным требованием долга коллектор понимает. Несмотря даже на то, что его деятельность практически не регулируется законодательством. Впрочем, ни один из банков никогда не признается, что использовал для возврата долга современных наследников рэкетиров с утюгами и паяльниками, даже если такое еще и случается.
     В отличие от вымогателя коллектор может предложить должнику от имени банка компромисс. Например, некоторые кредитные учреждения способны дать возможность немного “переделать” долг — продлить сроки погашения кредита и, соответственно, уменьшить размер ежемесячных выплат. Или дать отсрочку на пару месяцев взамен на увеличенные платежи (без изменения срока погашения кредита). Иногда банки готовы простить заемщику штрафы и пени. Лишь бы вернул основные сумму долга и проценты. Конечно, просто так “благотворительностью” никто заниматься не будет: для начала банк тщательно проанализирует ситуацию.
     — Заемщик должен доказать свои временные трудности, предоставив документы. Право на отсрочку возникает, в частности, при смерти близких родственников, рождении ребенка, “гибели” недвижимости заемщика, длительной болезни, — рассказали в одном из московских банков.
     Чтобы банк проявил великодушие, о трудностях ему лучше сообщить вовремя. А не тогда, когда уже пропущено несколько платежей. Лежите в больнице — вышлите (сами или с помощью родственников) подтверждающий документ. Диагноз, если что, можно и замазать.
     Договорившись с банком о реструктуризации (“переделке”) долга, реально напороться на подводный камень. Например, если вам увеличили срок погашения кредита, то и итоговая сумма окажется больше.

Все прекрасно! Я — банкрот!

     Для самых отчаянных есть еще один выход избавиться от “доставаний” банка по поводу непогашенного кредита — стать банкротом. Пока эта процедура неприлично сложна, но вскоре планируются изменения в законодательстве. В частности, введение моратория на взыскание долга. Как сообщают в Минэкономразвития, в течение первых трех месяцев с момента возбуждения дела о банкротстве заемщик будет избавлен от каких-либо требований со стороны кредиторов. В это время можно будет найти средства для погашения задолженности либо хотя бы составить план этого погашения (самостоятельно или с привлечением консультантов). И еще — должнику может быть предоставлена возможность частичного списания долга, до 25—30%. Конкретную планку определит суд.
     Если нет никакой возможности расплатиться, должнику грозит суд, назначение конкурсного управляющего, опись имущества и его продажа. Даже если изъятое имущество не компенсирует банку и половины того, что набрал новоявленный банкрот, финансистам придется от него отстать. То есть если вы задолжали много, объявить себя банкротом может быть даже выгодно. Правда, репутация и кредитная история будут испорчены — зато удастся избежать визитов засланных банком “казачков”.
     А вообще самый безобидный способ не напороться на эпопею с коллекторами — рассчитывать свои финансовые силы. И еще — страховать риски. Ведь выплаченное страховщиком возмещение позволит освободить горе-заемщика или его семью от бремени непосильного долга перед кредитором.

Имущество, которое нельзя конфисковать за долги:

     •жилое помещение, если для гражданина-должника оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением;
     • земельные участки, использование которых не связано с осуществлением гражданином-должником предпринимательской деятельности;
     • предметы обычной домашней обстановки и обихода, вещи индивидуального пользования (одежда, обувь и др.), за исключением драгоценностей и других предметов роскоши;
     • имущество, необходимое для профессиональных занятий гражданина-должника;
     • племенной, молочный и рабочий скот, олени, кролики, птица, пчелы, хозяйственные строения и сооружения, корма, необходимые для их содержания;
     • семена, необходимые для очередного посева; продукты питания;
     • топливо, необходимое семье гражданина-должника для приготовления своей ежедневной пищи и отопления;
     • средства транспорта и другое необходимое гражданину-должнику в связи с его инвалидностью имущество;
     • призы, государственные награды, почетные и памятные знаки, которыми награжден гражданин-должник.

Как банки страхуются от потенциальных должников?

     Чтобы отсеять неблагонадежных, банкиры зачастую используют скоринг — компьютерную статистическую модель, которая оценивает клиентов, награждая их баллами. Прямо как на вступительных экзаменах. Скоринговые системы без симпатии относятся к людям, часто меняющим место работы, а также молодым незамужним девушкам. Что касается профессиональных предпочтений, то не в почете адвокаты и журналисты. Не жалуют банкиры политиков. “Опасный возраст” для кредитования — от 30 до 35 лет. В этот период жизни люди, в особенности мужчины, склонны переоценивать свои возможности. Важную роль также играет предполагаемый срок погашения кредита. “Короткие” кредиты обычно возвращают все. “Точка невозврата” лежит где-то в диапазоне 12—18 месяцев.
     
     Анекдот в тему:
     Болят суставы?
     Ломит кости?
     Припекает живот?
     Скажите, где деньги, — и все как рукой снимет!


    Партнеры